Рейтинг@Mail.ru
home

07.08.2017

Не прячьте ваши денежки

Гражданам запретили анонимно хранить свои накопления в банках. Новый закон упраздняет последние неименные банковские продукты – сберегательные сертификаты и книжки на предъявителя.

07.08.17. АПИ — Анонимные ценные бумаги могли использоваться как доходные вложения, так и для расчетов между гражданами. Но такие удобства влекли и существенные риски – утери или кражи, подделки и даже сокрытия от наследников. В отличие от вкладов сертификаты также не были застрахованы государством.

Подпольные миллионеры

Банковские счета всегда оформлялись на конкретное лицо. Причем кредитная организация обязана провести идентификацию и проверку клиента, в том числе установить наличие у него занимающих какие-либо посты родственников за границей (так называемых иностранных публичных лиц). Такие меры определены международной организацией (группой FATF), направлены на борьбу с коррупцией, отмыванием преступных доходов и обязательны для банков всех участвующих в расчетах стран (АПИ подробно писало об этом – Сомнительные финансы).

Вместе с тем действующий Гражданский кодекс РФ допускает выдачу предъявительских сберегательных сертификатов. Анонимными формально могут быть и сберегательные книжки, но их оформление запрещено банковским законодательством (книжка является лишь удостоверением к вкладу, который должен быть именным). Более того, с развитием технологий банки постепенно вообще отказываются от очного взаимодействия с клиентами, переводя все операции в онлайн.

Тогда как сертификаты на предъявителя выпускаются многими кредитными организациями и активно рекламируются. Преимуществом такой ценной бумаги, по утверждению самих финансистов, является возможность подарить друзьям либо родственникам, а также продать без необходимости совершать какие-либо сложные действия. Кроме того, проценты по сертификатам чаще всего превышают доходность обычных вкладов. Причем, скажем, ПАО «Сбербанк России» выплачивает максимальную ставку (7,2 процента годовых) только при покупке сертификата стоимостью более 100 млн рублей.

По мнению экспертов, сертификаты чаще всего приобретались вовсе не для получения дохода – многие банки предлагают сегодня куда более выгодные и гарантированные государством вклады. Вложения в сертификаты пока остаются единственным анонимным банковским инструментом, не контролируемым государством. Формально сертификат нельзя использовать для расчетов, но никто не мешает передать его в счет оплаты за недвижимость или иное имущество, продажу которого стороны по тем или иным причинам не хотят декларировать.

Анахронизм Страны Советов

Поправки в Гражданский кодекс РФ, подписанные Президентом России Владимиром Путиным 26 июля, допускают выдачу только именных сберегательных книжек и именных сертификатов. 

Еще на этапе подготовки такого проекта его поддержали в Росфинмониторинге (так называемой финансовой разведке). Заместитель директора этой службы Павел Ливадный расценил ценные бумаги на предъявителя как «советский анахронизм, который был создан, когда внимание к идентификации клиентов не было таким пристальным»: «Они не позволяют установить происхождение денежных средств, и поэтому отказ от них — это общемировой тренд, заданный FATF еще с 1990-х годов. Мы идем по пути исполнения международных обязательств FATF», – заявили ИА РБК в ведомстве.

Новые ограничения вступят в силу только с 1 июня 2018 года и по общему правилу не распространятся на ранее возникшие правоотношения. Таким образом, в течение еще почти года россияне смогут покупать анонимные сертификаты с трехлетним сроком погашения, то есть скрывать свои финансы до 2021 года.

Бесценная бумага

В то же время ценные бумаги на предъявителя имеют много существенных недостатков. В частности, их владелец не признается вкладчиком и в случае краха выпустившей сертификат кредитной организации о возмещении вложений можно будет забыть. «Повышенная процентная ставка объясняется просто – сберегательные сертификаты страхованию не подлежат», – поясняют в ПАО «Сбербанк России».

Как и наличные, предъявительская ценная бумага может быть утеряна или похищена. Владельцам сертификатов многие банки предлагают сдать их на ответственное хранение, причем бесплатно. Но в этом случае покупатель перестает быть анонимным.

Законодательство предусматривает специальную процедуру восстановления прав на утерянные подобные документы – так называемое вызывное производство. Гражданину достаточно обратиться в суд и опубликовать сообщение о пропаже бумаги в местной прессе. С этого момента банку запрещается оплачивать предъявленный оригинал документа. Предполагается, что, если заявитель реально не является собственником сертификата, настоящий владелец увидит объявление и предупредит о попытке де-факто мошенничества. При отсутствии возражений суд через три месяца аннулирует ранее выпущенную бумагу и признает право на выплату за обратившимся в суд.

На практике заявители крайне редко получают возражения со стороны настоящих собственников. Тогда как перечень печатных изданий, которые по логике законодателей следует читать всем обладателям сертификатов, не определен, а заинтересованные лица могут проживать в разных концах России. Например, челябинка Анастасия Манько разместила объявление в приложении «Управдом» к газете «Вечерний Челябинск»: «Об утрате сертификата была публикация в средствах массовой информации, о своих правах на данный сертификат иные лица не заявили», – констатировал суд, удовлетворяя заявление о восстановлении прав на утерянную ценную бумагу.

Хотя нередко вокруг анонимных ценных бумаг разгораются споры. Например, жительница Урюпинска Евгения Тимошина заявила об утере сертификата, хотя на самом деле он был передан другому лицу и уже обналичен. Установив наличие конфликта, суд  оставил заявление без рассмотрения. А члены семьи из Кемерово боролись за вложенное в сертификаты наследство: обратившая в суд Галкина утверждала, что перед смертью мама отдала ей ценные бумаги и разрешила делать с ними «что хочешь», но фактически их отобрал и якобы уничтожил отец умершей. Служители Фемиды опять же отказались рассматривать наследственный спор в рамках вызывного производства. 

Как и в случае утери пластиковой карты, при обнаружении исчезновения ценных бумаг на предъявителя владелец должен незамедлительно известить об этом банк. И хотя никаких доказательств принадлежности ему соответствующих сертификатов гражданин предъявить не может, оперативность действий помогает спасти свои накопления. Так, жительница города Карталы Челябинской области Нина Жучкова менее чем за час до закрытия офиса Сбербанка успела написать и официально зарегистрировать соответствующее заявление. Однако из-за медлительности работы клерков (данные были переданы в службу безопасности для обработки только на следующий день) похитители смогли обналичить сертификаты. В суде представители кредитной организации утверждали, что время было упущено по вине самой заявительницы, которая не указала в заявлении серийные номера ценных бумаг. Поэтому сотрудникам пришлось поднимать архивы, на что потребовалось дополнительно несколько часов. Служители Фемиды отвергли такие доводы, взыскав в пользу потерпевшей стоимость утраченных сертификатов.

Справка

Агентство по страхованию вкладов (АСВ) оценивает рынок сберегательных сертификатов на предъявителя в 486 млрд рублей. Они составляют чуть больше двух процентов от общего объема хранящихся в банках средств граждан.

Лидером рынка остается ПАО «Сбербанк России» – по данным на 1 июля, им выпущено сертификатов на 408 млрд рублей.

В 2016 году судами рассмотрено более тысячи заявлений о восстановлении прав по утраченным ценным бумагам на предъявителя, 98 процентов из них удовлетворено.

Мнения

 

Дмитрий Захаров, финансовый эксперт

Отмену сберегательных сертификатов на предъявителя можно рассматривать исключительно позитивно. Этот продукт как будто специально предназначен для теневых расчетов и использования в коррупционных схемах. Он не участвует в программе страхования, а хранить его дома небезопасно. Поэтому не думаю, что упразднение сертификатов сильно ударит по традиционным вкладчикам.

В настоящее время привычный нам финансовый мир двигается к повышению прозрачности и ухода от анонимности. Предложения наших законодателей следуют заданному тренду. Те же, кто не любит пристального внимания к своим миллионам, мне кажется, уже обратили свой взор на рынок криптовалют, капитализация которого за последние два года выросла почти в 40 раз и уже превысила 100 млрд долларов. Здесь можно анонимно сохранять и приумножать свои капиталы. Традиционный банкинг, под гнетом государственной регуляции и негибкой модели бизнеса, теряет свое преимущество перед новыми игроками из отрасли финансовых технологий.