Рейтинг@Mail.ru
home

04.09.2017

Детское примирение

Для исправления совершивших преступления несовершеннолетних планируется создать специальную службу медиации. «Дружественное к ребенку правосудие» призвано исключить его криминализацию и защитить потерпевших.

04.09.17. АПИ — Еще пять лет назад Россия официально признала необходимость внедрения ювенальной юстиции, в том числе так называемого восстановительного правосудия. Но пока уголовные дела в отношении подростков рассматриваются практически так же, как и против закоренелых уголовников. Вместе с тем ежегодно детьми в возрасте до 14 лет совершается десятки тысяч, в том числе опасных, преступлений. 

Подсудимый особого значения

Действующее отечественное законодательство предусматривает уголовную ответственность, начиная с шестнадцатилетнего возраста. За ряд умышленных деяний, в том числе убийство, кражу, угон, участие в массовых беспорядках и терроризме, хулиганство, к суду может привлекаться и четырнадцатилетний подросток. Кроме того, в случае психологического отставания в развитии ребенка суд вправе прекратить уголовное преследование ввиду так называемой «возрастной невменяемости».

Для несовершеннолетних обвиняемых установлены многочисленные льготы. В частности, помещение их под стражу допускается только в самых исключительных случаях, при рассмотрении всех дел должен участвовать адвокат, признание подростком вины не освобождает суд от обязательной оценки всех доказательств (применение так называемого особого порядка запрещено). Даже за самое тяжкое преступление несовершеннолетний может быть приговорен максимум к десяти годам лишения свободы. Для совершивших проступки небольшой и средней тяжести допускается замена наказания принудительными мерами воспитательного воздействия – передачей под надзор специальных органов, обязанностью загладить вред или введением особых требований к поведению.

Вместе с тем подростки не вправе требовать «народного суда» – рассмотрения их дела коллегией присяжных. Такие ограничения, по мнению Конституционного суда России, установлены в защиту интересов самих обвиняемых, так как в силу «социальных, возрастных и психофизиологических особенностей этой категории лиц» приговоры должны выносить только судьи, имеющие специальную профессиональную подготовку, в том числе в области социологии, психологии и наук о поведении.

Спасти и обезвредить

Ювенальная юстиция – особая система рассмотрения уголовных дел в отношении несовершеннолетних, стала складываться еще в конце XIX века. В 1899 году в Чикаго появился первый детский суд. В 1985 году ООН утвердило так называемые Пекинские правила, гарантирующие минимальные «привилегии» совершившим преступления подросткам. Согласно постановлению Верховного суда России, все служители отечественной Фемиды должны учитывать требования этого международного стандарта. 

Тем не менее попытка внедрить ювенальные механизмы в нашей стране вызывала резкую негативную реакцию со стороны в первую очередь Русской Православной Церкви и ряда политических сил. Вопреки таким возражениям, создание службы примирения предусмотрено Национальной стратегией действий в интересах детей, подписанной Президентом России Владимиром Путиным в 2012 году. В правительственной концепции реформы признается, что отечественное «правосудие в отношении детей остается по своей сути карательным, зачастую усугубляя положение детей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации. При этом уголовно-исполнительная система, несмотря на имеющийся прогресс в понимании необходимости ее гуманизации, особенно по отношению к детям, сохранила многие черты старой, еще советской пенитенциарной системы. Восстановительный подход предполагает отделение самого правонарушителя от проступка, им совершенного, недопущение изменения социального статуса правонарушителя («навешивания ярлыков»), минимизацию последствий правонарушения и наказания, способных негативно повлиять на дальнейшую жизнь ребенка, формирование у правонарушителя понимания совершенного поступка как проступка, осознания необходимости отвечать за свои поступки и их последствия».

В августе Министерство юстиции России представило долгожданный законопроект, предусматривающий создание института подростковых медиаторов и закрепление их прав. Основная задача таких посредников – примирить обвиняемого и потерпевшего. Ведь согласно действующему Уголовному кодексу РФ такое примирение и возмещение причиненного вреда позволяет прекратить уголовное преследование в отношении совершившего преступление небольшой или средней тяжести. «Предлагаемые изменения направлены на минимизацию последствий общественно опасного деяния, совершенного несовершеннолетним, и исключение наказания, способного негативно повлиять на дальнейшую жизнь ребенка. А также на активное вовлечение всех сторон, чьи интересы были затронуты общественно опасным деянием, в процесс заглаживания вины в целях восстановления прав потерпевших», – убеждены в ведомстве.

Господин надзиратель

Чиновники предполагают, что медиаторами будут выступать сотрудники комиссий по делам несовершеннолетних. В отличие от обычных медиаторов, основным принципом которых является конфиденциальность, в уголовных делах посредники должны вести протокол переговоров и могут быть допрошены судом. В свою очередь, вынося приговор, суд будет учитывать «действия несовершеннолетнего, направленные на примирение с потерпевшим и заглаживание причиненного потерпевшему вреда».

Базовое условие участие медиатора – добровольное согласие всех участников дела. Однако предложенный законопроект предоставляет как подследственным и его защитнику или родителям, так и потерпевшим, право лишь ходатайствовать о вызове посредника. Решать вопрос о назначении примирителя и выбирать кандидатуру делегируется исключительно следователям и дознавателям. Они же вправе даже вопреки воли подростка и адвоката отстранить примирителя, в том числе если «его действия наносят ущерб интересам несовершеннолетнего». Такой подход, по мнению опрошенных АПИ экспертов, может изначально вызвать недоверие к навязанному посреднику, причем как со стороны подростка, так и потерпевшего. 

Кроме того, в Минюсте утверждают, что создание масштабной системы примирения вообще не потребует дополнительного бюджетного финансирования. То есть предполагается, что высококвалифицированные специалисты-медиаторы согласятся осуществлять сложную, трудо- и эмоционально-затратную деятельность абсолютно бесплатно. Помимо самой работы посредника потребуется разработка программ, проведение сертификации, привлечение тренеров для профессиональной подготовки сотрудников и многое другое.

За счет текущих ассигнований должна расширяться и индивидуальная профилактическая работа с подростками по предупреждению совершения ими правонарушений и иных антиобщественных действий. Медиаторов планируется привлекать и к разрешению семейных споров. Например, право предварительного проведения процедуры примирения гарантируют отдельно проживающему родителю, требующему предоставления ему возможности общения и участия в жизни ребенка.

Опасные малолетки

Правительственная концепция предполагает внедрение восстановительного правосудия в отношении в том числе малолетних преступников – детей, которые не могут привлекаться к уголовной ответственности ввиду возраста. По замыслу чиновников, благодаря социально-психологической поддержке они должны осознать содеянное и стремиться загладить вину перед потерпевшим. Правда, конкретные механизмы законопроектом не предусмотрены.

В настоящее время малолетние преступники могут направляться в специальные учебно-воспитательные учреждения закрытого типа. Хотя практика свидетельствует, что такие подростки нередко совершают опаснейшие деяния. Например, пятнадцатилетний житель Калуги Владислав Старостин вместе с друзьями участвовал в избиении и убийстве сверстника. Верховный суд России освободил его от ответственности за нанесение побоев. Такое же решение было принято в отношении кемеровчанина Станислава Жердева, уличенного в организации сбыта наркотиков. Прекращая уголовное преследование, служители Фемиды подчеркнули, что это не предоставляет экс-обвиняемому прав на реабилитацию.

Вместе с тем потерпевшие от преступных деяний подростков вправе рассчитывать на материальную компенсацию, в том числе причиненного морального вреда. Согласно Гражданскому кодексу РФ, несовершеннолетние старше четырнадцати лет самостоятельно должны возмещать ущерб, но при отсутствии у них доходов или иных достаточных для возмещения активов к субсидиарной ответственности могут привлекаться родители. Взрослые отвечают и за проступки не достигших четырнадцатилетнего возраста детей. 

Теоретически родители вправе доказывать отсутствие их вины в произошедшем, но на практике суды редко принимают такие доводы. Например, за проделки сына пришлось расплачиваться жителям Омска Семеновым. Следствие установило, что в ходе игры мальчик бросал камни и попал в лицо другому подростку – Вадиму Ванслоновичу. Врачи не смогли спасти глаз, а экспертиза оценила причиненный вред как тяжкий. Требуя снизить размер компенсации, родители виновного ссылались на состояние его здоровья, но служители Фемиды расценили эти аргументы наоборот: «С учетом заболевания Семененко К.А. его родители должны были более внимательно следить за его действиями, не оставлять одного без должного контроля и надзора. Доказательств осуществления за действиями малолетнего должного надзора со стороны родителей представлено не было», – констатировали служители Фемиды.

В ходе расследования кражи из кемеровской квартиры Храпова миллиона рублей правоохранительные органы вышли на след двенадцатилетнего Павлова. Ввиду малолетства в возбуждении уголовного дела было отказано, тогда как гражданский иск потерпевшего служители Фемиды сочли обоснованным: «Суд усматривает обоюдную вину родителей в не обеспечении должного контроля за поведением и условиями жизни малолетнего, не обеспечении должного воспитания. В связи с чем у него сформировались навыки девиантного поведения и совершено преступление», – отмечается в решении суда.

В результате баловства с пневматическим ружьем лишился глаза и московский школьник Исрапилов. Моральный вред в размере 740 тысяч рублей пришлось возмещать родителям стрелявшего одноклассника Никитина. А вот по вине несовершеннолетнего жителя Пожарского района Приморского края Баранова, самовольно завладевшего родительской Toiota Ipsum, произошло смертельное дорожно-транспортное происшествие. Причиненный семье погибшего вред суд оценил в 400 тысяч рублей, которые были взысканы с не обеспечивших надлежащий контроль за сыном родителей виновника.

Справка

По данным Генеральной прокуратуры России, в 2016 году дети в возрасте 14-15 лет совершили 15,6 тысячи преступлений, 16-17 лет – 33 тысячи. Ежегодно в преступления вовлекается каждый сотый несовершеннолетний. Самая высокая подростковая криминализация наблюдается в Забайкальском и Хабаровском краях, а также в Амурской области (2-2,5 процента от населения в возрасте 14-17 лет). 

Суды рассмотрели уголовные дела в отношении 44,1 тысячи несовершеннолетних, 24,4 тысячи было осуждено. К реальным срокам лишения свободы приговорено 4 тысячи подростков, 9,5 тысячи – к условным. Мера пресечения в виде заключения под стражу применялась к 1,3 тысячи обвиняемых.

В России действует 24 специальных воспитательных колонии вместимостью 6,1 тысячи человек. По данным Федеральной службы исполнения наказаний, в них находится 1,7 тысячи осужденных, в центрах временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей –  еще 14 тысяч подростков.

Мнения

 

Евгений Забуга, председатель Совета молодых адвокатов Омской области

С учетом раннего взросления и социальных сложностей, нередко противоправные деяния совершают как раз лица, не достигшие возраста уголовной ответственности. В таких случаях больше всего страдают потерпевшие, которые в лучшем случае могут надеяться на взыскание причиненного им ущерба с законных представителей в порядке гражданского судопроизводства. Но возможность реального взыскания существует не всегда, а социальный конфликт между людьми только усиливается и может привести к новым противоправным действиям.

Как раз для того, чтобы купировать этот конфликт, восстановить права потерпевших, оказать воспитательное воздействие на несовершеннолетнего, и нужна медиация. Действующий в настоящее время федеральный закон, хоть и предусматривает отдельное производство о помещении не подлежащих уголовной ответственности несовершеннолетних в специальные учебно-воспитательные учреждения закрытого типа, но не решает существующих проблем. Поэтому инициативу Минюста необходимо поддержать.