Рейтинг@Mail.ru
home

28.09.2017

Акционер: голосуй или проиграешь

К уклоняющимся от участия в общих собраниях миноритарным акционерам планируется применять санкции и иные «жесткие меры». Сегодня пассивность частных совладельцев корпораций может даже заблокировать их деятельность.

28.09.17. АПИ — Опубликованный банком России специальный доклад свидетельствует, что в российских публичных акционерных обществах (ПАО) только 15-30 процентов частных совладельцев принимают участие в голосовании или иным образом участвуют в управлении. Для стимулирования миноритарных акционеров предлагается наказывать уклонистов. Альтернативный вариант – налаживание диалога и внедрение он-лайн голосования.

Социалисты-пессимисты

Чаще всего безответственность к корпоративным интересам проявляют бывшие работники, получившие небольшие пакеты акций в ходе приватизации предприятия. В начале 90-х годов прошлого столетия масштабная реформа разгосударствления не сопровождалась программами повышения финансовой грамотности населения. В результате не имеющим специальных знаний акционерам достаточно сложно осознать преимущества разумного и обоснованного участия в управлении компанией. 

Многие владельцы небольших пакетов ощущают бессмысленность голосования на общих собраниях. Ведь в большинстве случаев на них принимаются выгодные крупным собственникам (мажоритарным акционерам) решения, мнение «оппозиции» игнорируется, а итоги голосования де-факто предопределены. Проведенный Высшей школой экономики (ВШЭ) анализ деятельности ПАО с государственным участием не выявил ни одного факта включения в повестку дня общего собрания предложений миноритарных акционеров. Только в одной компании благодаря активности таких совладельцев в совет директоров удалось провести действительно независимого кандидата.

Нередко частные лица покупают «голубые фишки» (акции крупных компаний, котирующиеся на фондовом рынке) исключительно с целью спекуляций или получения дивидендов. Пассивно к участию в корпоративном управлении относятся и так называемые институциональные инвесторы, в том числе управляющие компании паевых фондов. Хотя по закону, являясь по существу лишь аккумуляторами принадлежащих пайщикам ценных бумаг, такие профессиональные участники обязаны публиковать сведения о политике, которую они намерены проводить, участвуя в голосовании.

С другой стороны, сбор большого количества владельцев небольших пакетов требует от самих корпораций временных, материальных и иных затрат. По общему правилу каждому совладельцу компания обязана ежегодно высылать заказным письмом специальный пакет документов. Тогда как, например, в реестре акционеров ПАО «Сбербанк России» числится почти 100 тысяч владельцев, в собрании ПАО «Интер РАО» вправе голосовать более 400 тысяч участников. Причем миноритариям энергохолдинга принадлежит всего 29 процентов его акций, то есть средний пакет составляет около семи тысячных процента. 0,37 процента акций ПАО «Роснефть» принадлежит 29 тысячам человек (по 1,3 стотысячных на «душу»).

Организация заочного голосования затруднена из-за правовых ограничений: список участвующих в общем собрании лиц должен составляться за 25 дней до даты его проведения, тогда как бумажные бюллетени нужно разослать за 20. Оставшегося времени не всегда хватает для доставки заказных писем, вручения их адресату, заполнение бюллетеней, отправку и доставку ответного письма в компанию.

Капиталисты-активисты

Пассивность свойственна миноритарным акционерам компаний, наверное, всех стран мира. Но крупные корпоративные скандалы на западе (своего рода триггером стал крах американской энергетической корпорации Enron) стимулировало новое явление «активизм акционеров». Акционеры-активисты (activist shareholder) не только участвуют в собраниях, но осуществляют мониторинг деятельности компании и ее менеджеров, реализуя так называемую «вовлеченность» (involvement) в управление. «Такая активная деятельность подразумевает различные формы взаимодействия с менеджментом компании. От встреч и обсуждений до убеждения, вплоть до увольнения топ-менеджмента, с целью учета, прежде всего, интересов собственников. Активизм выступает одним из факторов, повышающих уровень ответственности должностных лиц компаний перед ее акционерами и, соответственно, препятствующих нанесению вреда действиями менеджеров общества, что в итоге благоприятно отражается на развитии корпоративного управления и компании в целом и способствует росту акционерной стоимости», – отмечается в докладе.

Правда, в России «активисты» нередко сталкиваются с игнорированием их «мелких интересов» со стороны руководства компаний. В частности, многие корпорации отказываются предоставлять по запросам таких совладельцев подлежащую обязательному раскрытию информацию, уличая акционеров в шантаже и иных злоупотреблениях (АПИ подробно писало об этом – Миноритарные вредители?).

Принудительное удовольствие

С другой стороны, неявка акционеров на общие собрания может привести к их срыву из-за недостатка кворума, а в итоге – невозможности принятия важных решений и фактическому блокированию деятельности. Поэтому поправки, внесенные в Гражданский кодекс РФ в 2014 году, предусматривают обязанность совладельцев акционерных обществ участвовать в принятии корпоративных решений, без которых невозможно продолжение деятельности. К таковым относятся выборы руководителя и членов совета директоров, а также внесение необходимых изменений в устав.

Вместе с тем в Банке России признают, что в настоящее время законодательство не предусматривает каких-либо последствий неучастия в общих собраниях в отношении акционеров ПАО. Эксперты рассматривают возможность применения к таким «уклонистам» разного рода «жестких мер». Например, за систематическое уклонение от голосования без уважительных причин предлагается исключать владельцев акций из числа акционеров, принудительно выкупать их ценные бумаги или ограничивать права (на голосование в будущем и иные). Также рассматривается возможность дифференциации доходов (дивидендов) или прав по акциям в зависимости от степени «активности участия акционера в вопросах корпоративного управления». 

Юристы сомневаются в легитимности предложенных санкций. В частности, Конституция России исключает внесудебное изъятие собственности. Возможность принудительного выкупа в ряде случаев Конституционный суд России признал допустимой, но оценивать уважительные причины неявки частного акционера можно только в судебном порядке. То есть, чтобы выкупить, скажем, пять процентов акций тому же ПАО «Интер РАО» придется подать более 65 тысяч исков к «уклонистам».

Виртуальное общество

Альтернативой «жестких мер» является стимулирование добровольной активности владельцев небольших пакетов. Например, в докладе Банка России отмечается положительная практика создания комитета миноритарных акционеров при совете директоров. Но «такие случаи носят единичный характер и не получили широкого распространения. Обществам еще только предстоит научиться правильно относиться к работе, направленной на выстраивание тесных взаимоотношений с миноритарными акционерами», – констатирует регулятор.

Также ПАО предлагается максимально упростить доступ совладельцев к информации и сделать максимально комфортным сам процесс участия в общем собрании. В частности, для голосования рекомендуется использовать современные телекоммуникационные технологии. 

Возможность заполнения электронного бюллетеня через сайт предусмотрена действующим федеральным законом, но многие правовые и технические вопросы до сих пор не урегулированы. Формально для голосования акционеру вообще не нужно иметь никакого электронного ключа, тогда как Банк России считает возможным проведение «виртуального собрания» только при условии обеспечения достаточной надежности и защиты, в том числе однозначной идентификации (аутентификации) акционеров. Специальную платформу (E-voting) для электронного голосования создал «Национальный расчетный депозитарий» (НРД), причем для авторизации владельцам акций достаточно иметь подтвержденный аккаунт на Едином портале государственных и муниципальных услуг (то есть логин и пароль). Новый сервис впервые применялся на годовом общем собрании ПАО «Сбербанк России» в мае этого года, хотя им воспользовалось всего 99 акционеров. По данным самого НРД, уже подписаны соглашения с ПАО «Камаз», «ВТБ Регистратор» и «Московская биржа». Кроме того, внедрить онлайн-голосование со следующего года планирует ПАО «Ростелеком».

Справка

В России зарегистрировано 18,2 тысячи публичных акционерных обществ.

Мнения

 

Александра Нестеренко, президент Объединения Корпоративных Юристов

Активное участие миноритарных акционеров в общих собраниях повышает уровень контроля за деятельностью менеджмента и обычно положительно влияет на качество корпоративного управления. При этом иногда без участия миноритариев в голосовании невозможно принять важное для компании решение. 

С другой стороны, в публичном обществе на таких акционеров не может возлагаться обязанность участвовать в управлении. Ведь они могли инвестировать свои средства в акции исключительно с целью получения дивидендов или дохода от операций. Поэтому «жесткие меры» – ограничение права акционеров голосовать и получать дивиденды, будут не только неэффективны, но и в широком смысле слова противоправны. Кроме того, от таких санкций в отношении институциональных инвесторов (управляющих компаний, фондов и иных) пострадают в первую очередь доверившие им свои акции владельцы. 

Для повышения интереса акционеров к управлению компании могут проводить встречи с менеджментом, повышать информационную открытость и упрощать участия в голосовании. Например – осуществлять видеотрансляцию заседаний и предоставить возможность заочного голосования через Интернет. Но для этого важно решить технические вопросы – обеспечить надежные механизмы идентификации акционера в электронной системе, противодействия несанкционированному доступу и защите персональных данных.

Евгений Пугачев, руководитель практики юридической фирмы «Интеллектуальный капитал»

Чаще всего российские регулятивные органы применяют как раз «жесткие меры», носящие запретительный или санкционный характер. Однако они, полагаю, будут крайне неэффективными применительно к стимулированию участию миноритарных акционеров в корпоративном управлении. В условиях «жестких» мер, санкций или иных ограничений такому акционеру проще продать ценные бумаги и воспользоваться иными инструментами управления освободившимися денежными средствами. 

Предоставление ПАО возможности лишать права голоса миноритарных акционеров, не участвующих в общих собраниях без уважительных причин, не просто не разумная, но и крайне опасная и неэффективная мера. Какой смысл это делать, если он и так не пользуется своим голосом? Но такая мера может повлечь череду злоупотреблений со стороны компаний, а это, соответственно, увеличит число судебных споров. Или же «наказанный» акционер просто продаст свои бумаги другому лицу, в том числе аффилированному или зависимому, которое сможет по ним голосовать. 

Александр Рыбальченко, начальник отдела сопровождения эмиссии и обращения акций ПАО «Ростелеком»

Стимулировать акционеров нужно, предоставляя им возможность электронного голосования. Сейчас уже готова инфраструктура, позволяющая владельцам акций, используя подтвержденную учетную запись на Госуслугах, проголосовать через Интернет. Доступ к госуслугам получить просто, единственное ограничение – неактуальные данные акционеров в реестре. 

Также было бы разумно предоставить возможность полностью отказаться от неэффективной рассылки бумажных бюллетеней и заменить ее на рассылку по электронной почте, через портал Госуслуг или по SMS. Однако такая возможность пока федеральным законом не предусмотрена.

«Жесткие меры», в том числе ограничение на участие, могут потребоваться тем акционерным обществам, у которых стабильно не набирается кворум. У «Ростелекома» с учетом большой доли мажоритариев таких проблем нет.