Рейтинг@Mail.ru
home

02.10.2017

В суд – только с юристом

Участие в качестве представителей во всех судебных процессах планируется разрешить только дипломированным юристам. Такой законопроект внесен в Госдуму и предоставляет особые полномочия Ассоциации юристов России. Руководство адвокатуры усматривает в проекте создание конкурентного профессионального сообщества.

02.10.17. АПИ — Согласно действующему законодательству, защищать подсудимых и иных участников уголовного процесса вправе только адвокаты. К участию в административных делах (спорах с государственными органами) допускаются обладатели высшего юридического образования.

Адвокатский контроль 

В свою очередь, представителем в гражданских и арбитражных делах может быть любой дееспособный гражданин. Сторонниками ограничить такую «вольницу» выступают, наверное, большинство отечественных юристов. Они апеллируют к конституционному праву россиян на получение квалифицированной юридической помощи. Оно, по логике представителей профессионального сообщества, обязывает государство оградить граждан от некачественной помощи – не имеющих должной подготовки и дипломов «самозванцев».

Такая позиция поддерживается и Конституционным судом России. В 2004 году норма Арбитражного процессуального кодекса РФ о возможности представлять юридические лица только адвокатами или штатными сотрудниками была признана нелегитимной. Тогда как год назад служители Фемиды подтвердили законность введения запрета на участие не имеющих юридического диплома представителей в административном судопроизводстве. 

Адвокатура уже много лет лоббирует введение так называемой «адвокатской монополии» – исключение представительства во всех судебных процессах любых лиц, не являющихся членами их сообщества. Ведь статус адвоката предполагает сдачу специального экзамена, соблюдение жестких стандартов и ряда иных требований, направленных на защиту клиента. Подготовленная Министерством юстиции РФ еще в 2015 году Концепция регулирования рынка профессиональной юридической помощи предполагала передачу контроля за оказанием правовых услуг «единой профессиональной корпорации», то есть адвокатуре. Однако такие меры не распространялись на представляющих интересы компаний сотрудников. Кроме того, в марте этого года реформа была фактически приостановлена – подготовку необходимых законопроектов отложили на конец 2018 года (АПИ писало о таком решении – Юридическая демонополизация).

Альтернативная монополия

Законопроект, внесенный в Госдуму 27 сентября, предусматривает введение «юридической монополии» на все виды судопроизводства. Автор документа – глава парламентского Комитета по государственному строительству и законодательству Павел Крашенинников, как и адвокатура, напоминает о необходимости гарантировать всем участникам квалифицированную правовую помощь: «Нередко представитель называет себя адвокатом или юристом, не имея юридического образования. Гражданину, который нанимает такого представителя для участия в суде, такое введение в заблуждение или даже обман не всегда очевидно. Результатом становится низкое качество получаемых гражданами услуг и невозможность исправления этих недостатков в случае, если судебный акт, вынесенный при некачественном представлении интересов гражданина, вступил в силу и не может быть оспорен», – убежден депутат.

Согласно самому законопроекту, представителями вправе выступать обладатели дипломов высшего юридического образования, выданных имеющими государственную аккредитацию отечественными вузами. Особые требования предъявляются к выпускникам иностранных учебных заведений – знание российского законодательства они должны подтвердить, сдав профессиональный экзамен «в общероссийской общественной организации граждан, которые имеют юридическое образование». Эта же организация будет проводить и аккредитацию иностранных юридических фирм. Предполагается, что такие полномочия получит возглавляемая самим депутатом Павлом Крашенинниковым Ассоциация юристов России.

Опасная конкуренция

По логике, законопроект является первым шагом к «адвокатской монополии». Ведь выпускники не имеющих государственную аккредитацию вузов по действующему законодательству не вправе претендовать на получение статуса адвоката и на участие в административных делах – по существу они вообще не признаются имеющими высшее образование.

Получившие же диплом за границей могут «русифицировать» его, пройдя специальную процедуру признания (так называемой нострификации) в Федеральной службе по надзору в сфере науки и образования и подведомственном ему ФГБУ «Главэкспертцентр». В целом Россия признает достойным образование примерно двухсот иностранных вузов (в том числе Гарвардского, Кембриджского, Йоркского, Эдинбургского, Гамбургского и других университетов), но за весь прошлый год было подтверждено меньше 13 тысяч зарубежных дипломов по всем специальностям. Но наличие такого свидетельства не гарантирует допуск к экзамену в адвокатуру или в административный спор.

Хотя законопроект формально никак не ограничивает деятельность российских юристов и тем более адвокатов, Федеральная адвокатская палата крайне негативно отнеслась к инициативе Павла Крашенинникова. Первый вице-президент Евгений Семеняко расценил ее как создание «параллельной адвокатуры»: «В одну организацию можно будет попасть через дополнительный экзамен в адвокатских палатах, а в другую – через Ассоциацию юристов России. То, с чем нам пришлось сейчас столкнуться, – это попытка сорвать или свести к нулю всю ту работу, которая на протяжении многих лет была проделана Минюстом, Федеральной палатой адвокатов и вообще юридическим сообществом», – убежден Евгений Семеняко. Его позицию разделяет и исполнительный вице-президент Андрей Сучков, усмотревший в действиях депутата Павла Крашенинникова конфликт интересов (использование полномочий руководителя профильного комитета Госдумы в интересах возглавляемой им же общественной организации) и намекнувший на необходимость оставить один из постов. «Ассоциация юристов России – не единственная общественная организация граждан, имеющих высшее юридическое образование. После принятия подобного закона вокруг аккредитации может возникнуть ненужный накал страстей, вплоть до коррупционной составляющей, поскольку законопроект не обеспечивает должную степень прозрачности», – убежден вице-президент Федеральной адвокатской палаты Николай Рогачев.

Вместе с тем в Ассоциации юристов России и не скрывают намерение стать по существу главным «фильтром» на допуск к юридической профессии. По словам председателя правления этого объединения Владимира Груздева, такую идею уже поддержал действующий премьер-министр Дмитрий Медведев. «Для иностранных юристов и адвокатов допуск к профессии будет введен в обязательном порядке, тогда как для российских юристов он может быть добровольным», – заявил Владимир Груздев.

Справка

По данным Федеральной службы по надзору в сфере науки и образования, государственную аккредитацию по специальности «юриспруденция» имеет 331 российский вуз, в том числе 81 московский и 23 петербургских. Общественную аккредитацию Ассоциации юристов России прошло 138 учебных заведений.

Ежегодно диплом юриста получает около 150 тысяч человек. 

В единый реестр Минюста включено 73,1 тысячи адвокатов с действующим статусом.

Мнения

 

Виктор Блажеев, сопредседатель Ассоциации юристов России

Основной смысл внесенного Павлом Крашенинниковым законопроекта – предельно четко отрегулировать деятельность иностранных юридических компаний и юристов, получивших образование за рубежом, при оказании ими квалифицированной юридической помощи гражданам России и юридическим лицам. При этом абсолютно справедливым мне представляется условие, что уровень квалификации таких юристов должен быть проверен посредством определенной аккредитации – сдачи профессионального экзамена. Функции же аккредитации должны быть возложены на общероссийскую общественную организацию. 

Полагаю, что таковой может стать именно Ассоциация юристов России. Таким образом, принятие законопроекта обеспечит квалифицированную юридическую защиту прав граждан и юридических лиц. А также позволит исключить ситуации, при которых представительством интересов граждан и организаций на практике занимаются люди, вовсе не имеющие базовой подготовки в сфере российской юриспруденции. Это также позволит реализовать основные принципы, на которых базируется процесс, в первую очередь принцип состязательности, и обеспечит качественное и эффективное отправление правосудия по конкретным делам.

Анатолий Юшин, управляющий партнер адвокатского бюро «Юшин и партнеры»

Считаю идею допуска в качестве представителей в суде только дипломированных юристов абсолютно правильной. Принятие этой нормы позволит ускорить рассмотрение судами дел и снизит общую нагрузку на них. 

По некоторым категориям дел имело бы смысл пойти дальше и ввести, как в некоторых странах Европы, «адвокатскую монополию», то есть предусмотреть отдельный отбор внутри юридического сообщества.

Разумеется, одновременно с этими мерами должны сохраняться гарантии оказания бесплатной юридической помощи для малоимущих граждан по «жизненно важным» делам (уголовные, трудовые, споры с государственными органами, в сфере социального обеспечения, отдельные категории жилищных споров и так далее).

Александр Передрук, юрист НКО «Солдатские матери Санкт-Петербурга»

В новой инициативе не вижу никакой практической пользы. Ни для кого не секрет, что уровень юридического образования в России не самый высокий. Реально в гражданских процессах крайне редко встречаются представители без юридического образования. 

Кроме того, сегодня неюристы могут участвовать в уголовных процессах и делах об административных правонарушениях, когда стоит вопрос о свободе клиента. На этом фоне требования к уровню образования представителей в спорах, условно говоря, о сломанном диване, выглядят абсурдно. 

Реализация законопроекта потребует новых расходов – в первую очередь это время судей и сотрудников аппарата, которым придется регулярно проверять дополнительные «бумажки» абсолютно во всех делах.