Рейтинг@Mail.ru
home

04.10.2017

Должник по чужой воле

Многие никогда не обращавшиеся в банки или к иным кредиторам оказываются в числе их заемщиков. В большинстве случаев им удается доказать непричастность к оформленным мошенниками кредитам. Однако Верховный суд России лишил потерпевших в таких делах прав потребителей.

04.10.17. АПИ — Для получения займа гражданам чаще всего достаточно поставить подпись, многие компании используют дистанционные способы кредитования – через интернет. Гарантированных способов подтверждения или опровержения факта получения наличных конкретным лицом не существует.

Мифический клиент

О якобы полученном кредите большинство потерпевших узнает уже от коллекторских агентств, которые активно требуют возврата долга. Практика показывает, что нередко аннулировать претензии можно путем переговоров – представив в банк заявление о непричастности к договору. Многие кредитные организации, проведя внутреннюю проверку, признают договор незаключенным. 

Если гражданин действительно не брал спорную ссуду, но банк настаивает на ее возврате, самым эффективным способом защиты является обращение в органы внутренних дел с заявлением о факте мошенничества. Еще до возбуждения уголовного дела могут проводиться почерковедческая и иные виды экспертиз, позволяющие определить подлинность подписи на договоре или иных документах. Причем оригиналы истребуются самой полицией – гражданину достаточно подписать заявление и дать показания.

Действующее законодательство позволяет любому должнику защититься от малоприятных звонков коллекторов или банков – необходимо лишь направить заявление по специальной форме, игнорирование которого карается серьезными штрафами (АПИ писало об этом – Деятельность коллекторов узаконили). После этого можно или самостоятельно обращаться с иском против кредитора, или ждать встречной судебной претензии о взыскании долга.

Теперь Верховный суд России усложнил защиту «псевдозаемщиками» своих прав, не признав их потребителями банковских услуг. Ведь оными в силу закона являются граждане, которые заключили договор или имеют намерение это сделать. Тогда как в спорах о недействительности договоров истцы утверждают, что ни в какие отношения с ответчиком по поводу получения кредита они не вступали и не намеревались вступать. «При таких обстоятельствах применение судом к спорным отношениям положений закона о защите прав потребителей является ошибочным», – отмечается в утвержденном 27 сентября обзоре судебной практики. 

Эти выводы означают, что потерпевшим, подавая иск, придется платить государственную пошлину, их интересы не смогут отстаивать общественные организации потребителей и так далее. Кроме того, желающие оспорить сделку вынуждены будут обращаться в суд по месту нахождения ответчика, тогда как потребители вправе разрешать спор по месту своего жительства.

Дорогой автограф

Практика свидетельствует, что и не требуя клиентских привилегий, подавляющему большинству «псевдозаемщиков» удается отстоять свои права. Причем в ряде случаев выявляются злоупотребления со стороны кредитных организаций. Например, банк «Ставрополье» подал иск о взыскании 1,2 млн рублей задолженности по кредиту с Андрея Макина, а также поручителей Багадина Керимова и Татьяны Литвиновой. Ответчики отрицали получение займа и подписание каких-либо документов, но первая и апелляционная инстанция их доводы проигнорировали. Только когда дело было возвращено Верховным судом России на пересмотр, выяснилось, что задолго до подачи иска была обезврежена преступная группа, организовавшая хищение денег путем фальсификации банковских документов. Во вступившем в силу приговоре указывались и договора, подделанные от имени Макина, Керимова и Литвиновой. Банк участвовал в уголовном процессе в качестве потерпевшего, но зная о непричастности граждан к спорным кредитам, попытался получить с них мнимую задолженность. «В настоящее время истец злоупотребляет своим правом на судебную защиту», – констатировал Ставропольский краевой суд, отменяя принятые в пользу банка решения.

«ОТП Банк» не смог представить в суд оригинал кредитного договора, который якобы был утерян. Поэтому служители Фемиды пришли к выводу о нарушении письменной формы сделки займа, то есть отсутствии ее в правовом смысле.

Отклонил суд и требования Россельхозбанка против жителей Тувы Саяк, Ооржак, Хомушку и Данзын-оол. Проведенная почерковедческая экспертиза усомнилась в подлинности подписей заемщицы и поручителей, что позволило суду признать кредитный договор и договоры поручительства ничтожными и не влекущими за собой юридических последствий.

Интернет-ловушка

Однако иски о признании кредитных договоров недействительными удовлетворяются далеко не всегда. Много нареканий связано с деятельностью микрофинансовой организации «Займер», которое оформляет займы вообще без физического присутствия гражданина. Не требуется и сертификат электронной подписи – для идентификации достаточно заполнить анкету, указать e-mail или номер возможно чужого мобильного телефона. Ссуда перечисляется на банковский или виртуальный счет в платежных системах «Яндекс.Деньги» или QIWI. Большинство займов оформляется на суммы до 15 тысяч рублей, которые можно проводить в том числе через анонимные или непроверенные счета в том же «Яндекс.Деньги». Правда, при ставке в 700 процентов годовых взятые мошенником даже мизерные суммы очень быстро превращаются в сотни тысяч рублей.

Опровергнуть свою непричастность указанным в анкетах гражданам очень сложно. Даже через суд «псевдозаемщики» не могут получить информацию – когда, как и сколько они якобы взяли. Юристы микрофинансовой организации утверждают, что все сведения доступны через сайт в «личном кабинете», логин и пароль к которому предоставлены заемщику (то есть получившему под чужим именем мошеннику).

Неоднозначно разрешаются и споры о действительности самих кредитных договоров. Полиция, как правило, отказывает в возбуждении уголовного дела, так как сумма займа не превышает тысячу рублей (такое мошенничество квалифицируется как административный проступок). В качестве аналога собственноручной подписи заемщика микрофинансовая организация рассматривает введенный через сайт код, присланный заполнившему анкету на мобильный телефон или электронную почту. Многие служители Фемиды не принимают такие доказательства: «Не подписанные истцом анкета заемщика и договор займа, SMS-сообщение, а также правила проставления и обслуживания потребительских займов не могут бесспорно свидетельствовать об акцепте именно заявления истца и зачислении ему денежных средств на счет либо выдачу денежных средств наличными», – констатировал Таганрогский городской суд, признавая незаключенным договор ООО «Займер» со Свяжиным. Такое же решение принял и Егорьевский городской суд Московской области: «Поскольку заявление на получение кредита, график платежей, согласие на обработку и использование персональных данных Фанышевым И.В. не подписаны, суд приходит к выводу о необходимости удовлетворения исковых требований истца о признании кредитного договора незаключенным».

Иная практика сложилась по месту регистрации скандальной микрофинансовой организации – в Новосибирске. Благодаря выводам Верховного суда РФ служители Фемиды этого города получат «монополию» на рассмотрение дел против ООО «Займер». Так, якобы получившая займ москвичка Коврова отрицала принадлежность ей использованного для оформления ссуды мобильного телефона и банковской карты, на которую он был зачислен. Но игнорируя подтверждающее эти факты официальное письмо оператора сотовой связи, судья Антонина Свирина признала отправленный в SMS-сообщении код аналогом собственноручной подписи Ковровой, а представленную ответчиком выписку – доказательством перечисления денег на ее счет. «Истцом не представлено суду доказательств, с достоверностью подтверждающих тот факт, что при заключении договора займа Коврова М.В. не изъявляла своей воли на предоставление ей денежных средств, не направляла заявок на их получение, не предоставляла свои персональные данные и не подписывала указанный договор займа, не получала каких-либо денежных средств по указанному договору», – отмечается в решении суда.

Уйти из истории

Тем не менее многим «псевдозаемщикам» удается не только аннулировать требования кредиторов, но и получить компенсацию причиненного морального вреда. В первую очередь – из-за репутации, испорченной включением в кредитные истории ложных сведений о недобросовестном исполнении обязательств. 

Порой такие иски удовлетворяются независимо от умысла или при отсутствии вины финансовых учреждений. Например, ПАО «Уралтрансбанк», получив результаты выполненной в ходе рассмотрения уголовного дела экспертизы, добровольно аннулировал заключенный с Дивиной договор. Он также передал в бюро кредитных историй информацию об отсутствии у нее задолженности. Несмотря на это, служители Фемиды установили «факт недостаточного принятия банком мер по установлению личности контрагента, обратившегося за получением кредита от имени истца, что привело к неправомерной передаче информации в отношении Дивиной Ю.Ю. и как следствие, к причинению последней нравственных страданий». Свердловский областной суд оценил их в 100 тысяч рублей.

«Юниаструм банк» попытался взыскать с Кирилла Садомского задолженность по оформленной на его имя кредитной карте. Но ответчик пояснил в суде, что никогда ее не получал, а мошенники могли воспользоваться утерянным паспортом. На основании заключения почерковедческой экспертизы о фальсификации подписи «псевдозаемщика» Тверской районный суд Москвы отклонил иск кредитной организации. В свою очередь бывший ответчик перешел в «контрнаступление» – потребовал от банка, бюро кредитных историй «Эквифас Кредит Сервисез» и коллекторского агентства «Национальная служба взыскания» компенсации причиненного морального вреда. Ведь все три компании незаконно обрабатывали персональные данные, а включив ложную информацию в кредитную историю – распространяли порочащие добросовестного гражданина сведения. Хотя сразу после вынесения решения она была удалена и коллекторы Кирилла Садомского не беспокоили, Московский городской суд обязал банк и агентство возместить причиненные потерпевшему страдания, оцененные в 30 тысяч рублей. «Действия ООО «Национальная служба взыскания» по неправомерной обработке персональных данных истца, выразившиеся также в неоднократном предъявлении истцу требований о погашении не существующей задолженности по кредитному договору путем направления уведомлений и телефонных звонков, являются основанием для удовлетворения его требований», – отмечается в решении суда.

В то же время в деле москвича Полякова, якобы взявшего кредит в «Альфа-банке», служители Фемиды не усмотрели нравственных страданий. Банк самостоятельно выявил факт подлога, а бюро кредитных историй удалило спорную информацию.

Также были отклонены иски жителя Смоленска Ковальчука против банка «Тинькофф». Гражданин утверждал, что через неделю после утери паспорта и водительского удостоверения он получил письмо о якобы полученной кредитной карте и уже накопленной задолженности. Но «псевдозаемщик» сначала стал требовать только компенсации морального вреда за включение в кредитную историю якобы ложных сведений. Поскольку самого факта заключения спорного договора Ковальчук не оспаривал, суд не нашел оснований считать информацию недостоверной. Подать иск о признании недействительным кредитного договора гражданин решил только через три года – когда срок давности уже истек.

Мнения

 

Нина Боер, управляющий партнер адвокатского бюро «НБ»

К сожалению, предотвратить подобные мошенничества гражданин не может. Даже если вести себя очень осторожно, нельзя исключить использование паспортных данных или иных сведений о человеке для получения кредита. 

Чтобы оперативно отреагировать на такую ситуацию, следует внимательно относиться к получению почтовой корреспонденции, подключить сервисы онлайн-уведомлений о задолженностях на сайтах госуслуг и от службы судебных приставов, а также не оставлять звонки или информацию о задолженности без внимания. Получив сведения о наличии якобы подписанного кредитного договора, необходимо обратиться с заявлением в банк, а возможно – в суд или в службу судебных приставов. 

Банк, как добросовестный кредитор, должен незамедлительно проверять поступившие сведения. В таких ситуациях и кредитор, и должник являются потерпевшими от мошенничества. Однако экономическая ответственность за такое деяние полностью лежит на банке, так как в его компетенции находится проверка личности и документов заемщика. Банки при выдаче кредитов должны формировать процедуры, не позволяющие получить ссуду с использованием копий документов.

Выводы Верховного суда России о неприменении законодательства о защите прав потребителей к отношениям по оформлению кредита без ведома гражданина логичны. Ведь если такое лицо не вступало и не намеревалось вступать в отношения с банком, то между ними и не возникло никаких потребительских отношений.