Рейтинг@Mail.ru
home

26.10.2017

Адвокатское единение

​Уже через пять лет в России могут запретить деятельность частнопрактикующих юристов – представительство в судах и оказание платных правовых услуг разрешат только адвокатам. Их деятельность коммерциализируют и избавят от иностранного влияния.

26.10.17. АПИ — Введение так называемой «адвокатской монополии» обсуждается уже много лет. В представленной почти два года назад Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи Министерство юстиции России уклонилось от решения этого вопроса. В подписанном премьер-министром Дмитрием Медведевым в апреле уже этого года распоряжении указывалось на возможность принятия необходимых поправок к 2019 году (АПИ писало о таких планах – Юридическая демонополизация).

Ум, честь и совесть юридической России

Новый проект концепции, опубликованный Минюстом 24 октября, предусматривает более детальную программу реформы системы организации деятельности по оказанию правовых услуг и контроля. Ведь настоящее время фиксируются тысячи жалоб граждан на некачественную работу юристов, но государство лишено «возможности предпринимать какие-либо меры, направленные на санацию рынка путем исключения из него недобросовестных участников в целях предупреждения нарушения конституционных прав граждан на получение квалифицированной юридической помощи», – констатируют в ведомстве. 

Роль главного регулятора рынка предлагается поручить адвокатскому сообществу. По мнению чиновников, только оно обладает едиными требованиями к кандидатам, этическими нормами, правилами и механизмами дисциплинарной ответственности. «Адвокатура является оптимальной платформой для объединения профессии и достижения цели повышения качества предоставления юридических услуг», – отмечается в документе.

Реформу планируется провести за пять лет – с 1 января 2023 года только адвокаты смогут представлять граждан и организации во всех судах. Не имеющим такого статуса запрещено будет оказывать любые платные юридические услуги. Исключение планируется сделать только для штатных юристов компаний и иных организаций, за которыми сохранится право представлять интересы своих работодателей в судах. Кроме того, частные лица смогут защищать своих близких, а некоммерческие организации и государственные органы – оказывать безвозмездную юридическую помощь.

Альтернативные варианты реформы, в том числе создание саморегулируемых организаций, в юридическом ведомстве считают бесперспективными. По мнению чиновников, такая политика может привести к появлению двойных профессиональных и этических стандартов однородной по своему содержанию деятельности. Эту позицию чиновники высказали после внесения в Госдуму законопроекта о введении «юридической монополии» – предоставления доступа к судебному представительству только для дипломированных юристов и возложении на Ассоциацию юристов России права принимать экзамены у желающих работать в России иностранных юристов. Федеральная адвокатская палата усмотрела в таком подходе создание «параллельной адвокатуры» (АПИ писало об этом конфликте – В суд – только с юристом).

Представители самой «единой корпорации» поддерживают предложение Минюста: «Почему необходима именно адвокатская монополия? Адвокатура – это уникальная в своем роде организация, которая обладает всеми данными, чтобы стать базой единой юридической профессии, – заявил АПИ советник Федеральной палаты адвокатов Нвер Гаспарян. – Ничего подобного нет и невозможно будет создать ни в какой общественной организации даже за десятилетие! Нужно понимать, что юристам необходима и выгодна именно адвокатская монополия».

Рыночная экономика

В Минюсте признают, что существующий формальный некоммерческий статус адвокатской деятельности не соответствует реалиям: «Фактически сложившаяся на рынке юридических услуг ситуация свидетельствует о необходимости допустить применение коммерческих форм организации адвокатской деятельности», – констатируют чиновники. Поэтому уже в следующем году условный адвокатский бизнес могут разрешить организовывать в форме обществ с ограниченной ответственностью (ООО), непубличных акционерных обществ (АО), полных товариществ и производственных кооперативов. Такая коммерциализация среди прочего позволит адвокатским образованиям распределять совместно заработанную прибыль, официально структурировать трудовые функции между топ-менеджерами (партнерами и управляющими партнерами), а также участвовать в государственных закупках.

Для не имеющих специального статуса юристов планируется создать «максимально комфортный переходный период для вступления в адвокатуру». Воспользоваться такой «льготой» имеющие высшее юридическое образование и не менее чем пятилетний стаж работы по профессии смогут с 2019 по 2022 год включительно. Кроме того, поступающим в сообщество разрешат не сдавать экзамены по всем направлениям права – в перспективе могут быть сформированы специализированные секции по конкретной практике. Такие адвокаты получат сертификат, позволяющий работать только по ограниченному числу направлений, например – в сфере недвижимости, корпоративного, налогового, семейного и наследственного права. «Ограниченный статус» может быть выгоден в том числе начинающим юристам – по мере накопления опыта и заявок они смогут расширять сферу деятельности. «Сертификат специализированного адвоката будет являться подтверждением того, что качество работы адвоката в соответствующей сфере действительно соответствует заявленной специализации и, по сути, является дополнительным знаком качества, выданным и подтвержденным адвокатской палатой», – отмечается в концепции.

С другой, стороны адвокатский статус не смогут получить юристы, имеющие погашенную или снятую судимость за совершение умышленных преступлений. Чиновники юридического ведомства убеждены, что иной подход несовместим с профессиональной этикой, а также целями и задачами адвокатуры как института гражданского общества.

Кроме того, с введением «адвокатской монополии» под запретом окажется деятельность внештатных юристов, не наделенных статусом: «Гражданско-правовой договор –  это и есть профессиональное юридическое сопровождение. Регулирование такого рынка и есть цель инициативы, эти услуги смогут оказывать только адвокатские образования», – поясняет партнер юридической фирмы «ЮСТ» Александр Боломатов.

Тлетворное влияние Запада

В Минюсте подчеркивается, что «адвокатская монополия» не нарушает принципов Всемирной торговой организации (ВТО – Марракешского соглашения): при вступлении в нее нашей страны в специальном протоколе было закреплено, что представительство в судах могут осуществлять только лица, получившие статус адвоката.

Согласно действующему законодательству работающие в России иностранные адвокаты должны зарегистрировать и могут оказывать правовую помощь только по законодательству своей страны. Тем временем в нашей стране успешно работают крупнейшие международные юридические фирмы, создающие свои филиалы или дочерние компании. Чиновники видят в них угрозу национальным интересам: «В России, несмотря на новые вызовы и угрозы национальной безопасности, продолжается доминирование иностранных юридических фирм». Поэтому уже в будущем году планируется ввести более жесткие меры, в том числе на законодательном уровне исключить прямую или косвенную подконтрольность отечественных адвокатских образований (то есть зарегистрированных в нашей стране юридических фирм) иностранным владельцам. 

При этом авторы Концепции апеллируют к западному опыту регулирования рынка. В большинстве стран с развитыми правовыми системами оказывать профессиональную юридическую помощь вправе только обладающие специальным правовым статусом (адвоката, барристера, солиситора и иных). Специализация адвокатов закреплена в законодательстве Германии. Также в большинстве стран адвокатские образования могут создаваться в форме коммерческих организаций, партнеры вправе владеть акциями, распределять прибыль и так далее. Примеры запрета на участие иностранцев в юридическом бизнесе в исследованном Минюстом и приведенном в документе опыте других стран не приводятся.

Вместе с тем в ведомстве подчеркивают, что опубликованный для обсуждения проект концепции «носит предварительный характер и может быть доработан с учетом предложений, высказанных в ходе обсуждения».

Мнения

 

Денис Новак, заместитель министра юстиции России

Нельзя закрывать глаза на то, что есть целый сегмент среди консультантов и даже адвокатов, которые нацелены на извлечение прибыли. Наша задача – урегулировать рынок платных юридических услуг, на котором выявляется больше всего нарушений. Понятно, что есть различного рода правозащитные организации, общества потребителей и иные, за ними будет сохранено право оказывать юридическую помощь на  безвозмездной основе. Корпоративных юристов Концепция также не затрагивает.

Прежде чем вводить какую-либо «монополию», нужно создать условия, чтобы в корпорацию подтянулись те юристы, которые сейчас не являются ее членами. Мы пришли к выводу, что уже есть работающий и обладающий механизмом сохранения независимости институт, который не только будет обеспечивать качество оказания юридической помощи адвокатов, но и защищать от различного рода посягательств на эту очень значимую деятельность.

Концепция предусматривает упрощенный порядок приема в адвокатуру – без сдачи экзаменов или сдачей тестов в режиме онлайн – только для юристов, имеющих не менее чем пятилетний стаж работы по оказанию юридических услуг. У нас задача – привлечь в адвокатуру только самых лучших.

Юрий Пилипенко, президент Федеральной палаты адвокатов

В настоящее время сфера оказания правовой помощи разделена условно на две части – почти 80 тысяч адвокаты и есть также не адвокаты. Сколько последних, не знает никто. Ежегодно юридические вузы выпускают около 100 тысяч специалистов, далеко не все они вливаются в отряд судебных представителей.

Весь цивилизованный мер живет в условиях «адвокатской монополии». Где-то только на судебное представительство (Китай, Италия, Прибалтика, Белоруссия, Киргизия и другие), в иных странах – на участие в уголовных делах и высших судах. Кроме того, в Испании, Северной Европе и Японии «адвокатская монополия» не установлена, но никому в голову не придет взять доверенность и пойти в суд представлять интересы, скажем, соседа.

Чем отличается адвокат от обычного юриста? Есть и хорошие юристы, есть негодяи и среди адвокатов. Но у нас институционное отличие от коллег, не входящих в корпорацию. Членами могут быть только обладатели высшего образования, двухлетнего стажа, сдавшие экзамен, постоянно повышающие квалификацию, подчиняющиеся кодексу профессиональной этики и несущие дисциплинарную ответственность. Наша цель – чтобы адвокаты стали лучшими участниками судопроизводства.

Даниил Берман, адвокат

Новая концепция – это выстраданные в многочисленных сражениях принципы, без которых невозможно оказание той самой высококвалифицированной юридической помощи, которая гарантируется Конституцией России. 

Под термином «платные правовые услуги»  можно понимать многое. Но любая консультация, при которой юрист допустил ошибку, может повлечь самые грустные последствия. И именно по этой причине оказывающий ту самую «услугу» субъект должен осознавать ответственность за свою консультацию. А отвечают за свои консультации сегодня только адвокаты. Поэтому чем больше видов оказываемой юридической помощи будут считаться прерогативой адвокатов, тем лучше.