Рейтинг@Mail.ru
home

30.10.2017

Конституционный суд собирает «друзей»

Правозащитные организации и простые граждане получили право представлять свою позицию по рассматриваемым Конституционным судом России делам. Самые профессиональные заключения будут публиковаться на его сайте, а постоянные эксперты смогут претендовать на статус «друга суда».

30.10.17. АПИ — Внесенные в регламент Конституционного суда России поправки наделяют новыми возможностями организации и граждан, осуществляющих научную деятельность в сфере права. По собственной инициативе они вправе представлять научные заключения по рассматриваемым делам. 

Латинский обряд

Институт amicus curiae (друг суда – лат.) появился еще в римском праве. В настоящее время он активно используется международными инстанциями, в том числе Европейским судом по правам человека (ЕСПЧ) и судом Евросоюза, Верховным судом США и многими другими. «Друзья» должны быть беспристрастны и независимы – выступая в роли неких общественных экспертов, им нужно донести до служителей Фемиды свое мнение по существу рассматриваемого спора и объяснить возможные практические последствия принятия того или иного решения. В роли «друзей» могут выступать не только юристы, но и специалисты в различных областях знаний, связанных с предметом спора.

В России отношение к институту amicus curiae остается противоречивым. В законодательстве такое понятие не закреплено. Более того, любой документ, поступивший в рассматривающий дело суд от не являющегося его участником лица, признается внепроцессуальным обращением и расценивается как недопустимое вмешательство в деятельность служителей Фемиды. Такое «клеймо», например, получило представленное в Верховный суд России письмо Российской арбитражной ассоциации, в котором приводилась отечественная и международная практика по неоднозначному аспекту (применения третейской оговорки при оспаривании договора в рамках процедуры банкротства).

С другой стороны, Конституционный суд России уже много лет запрашивает у «друзей» профессиональные заключения. Чаще всего в роли amicus curiae выступали АНО «Институт права и публичной политики», Совет по правам человека и развитию гражданского общества при Президенте России (СПЧ), Уполномоченный по правам человека в России, ученые-правоведы и иные специалисты. По приглашению судей их представители выступали в открытых заседаниях, сами заключения приобщались к делу и раздавались журналистам.

Отрытыми для общественности были заседания и президиума Высшего арбитражного суда России (ВАС) по рассмотрению проектов, разъясняющих практику обзоров и иных документов. Например, в работе над проектом постановления о гласности арбитражного судопроизводства с правом совещательного голоса участвовали члены общественной организации «Гильдия судебных репортеров». Нередко научные заключения использовались при разрешении и конкретных дел. Так, оценивая вопрос исчисления налогов с украденных из торговых залов товаров, тот же ВАС принял научные обоснования Высшей школы экономики, Уральской государственной юридической академии и Российской академии народного хозяйства и государственной службы. Эти материалы были положены в основу решения.

Строго научный подход

Принятые в середине октября поправки в регламент Конституционного суда России по существу легализуют статус «друзей суда». При этом представляемое инициативное научное заключение должно отвечать требованиям объективности, содержать свободную от политических пристрастий правовую позицию и обладать информационной и аналитической ценностью. Соответствующие таким критериям документы служители Фемиды намерены приобщать к материалам дела, направлять участникам спора и публиковать на официальном сайте. Также планируется формирование списка «друзей» – организаций и граждан, регулярно направляемые научные заключения которых принимались и использовались судом.

Однако опрошенные АПИ общественные организации указывают на неоднозначность толкования требований новых положений регламента. Например, не ясно, какие граждане могут считаться «осуществляющими научную деятельность в сфере права». Только ли штатные сотрудники соответствующих научных организаций, внешние преподаватели вузов (своего рода приват-доценты), все, официально (аспиранты, получающие степень магистра студенты) или по собственной инициативе готовящие научные работы? Большинство нынешних «друзей» не соответствуют и закрепленному в федеральном законе понятию «научных организаций» (соответствующий код Общероссийского классификатора видов экономической деятельности (ОКВЭД – 72.20.1) должен указываться в качестве основного). Равно как судьи оставили за собой право субъективно оценивать соблюдение требований объективности и наличия в заключениях «информационной и аналитической ценности». Любые работы могут отклоняться без какой-либо аргументации и даже ответа.

Кроме того, сомнительным остается и процессуальный статус авторов и самих «инициативных научных заключений». Регулирующий деятельность Конституционного суда России федеральный закон предусматривает участие в рассматриваемых им делах только сторон (заявителей и представителей издавших либо подписавших оспариваемый акт органов или должностных лиц), свидетелей, экспертов и переводчиков. «Друзья» не относятся ни к экспертам, ни к другим категориям. Хотя на практике высшая инстанция высылает документы, принимает отзывы и выслушивает так называемых «приглашенных лиц», в том числе государственных и общественных структур. Так, почти во всех спорах о конституционности норм федеральных законов выступают полномочные представители Правительства России Михаил Барщевский и Генеральной прокуратуры России Татьяна Васильева, советник министра юстиции России Мария Мельникова и другие.

Враги отечества

Ряд правозащитных организаций скептически относится к идее представлять инициативные заключения. Они, в частности, опасаются, что такое обращение приведет к признанию их так называемыми «иностранными агентами». Ведь по закону любое публичное обращение к государственным органам или иные действия, оказывающие влияние на их деятельность, признаются политическими акциями. Иные представители сообщества не хотят смешивать активную судебную деятельность и научное сотрудничество: «Мы не враги Конституционному суду России, но и в друзья не напрашиваемся, – заявил АПИ юрист организации «Сутяжник» Антон Бурков. – Друзьями становятся по обоюдному желанию. Мы продолжим работать с судом с помощью обращений-жалоб и далее обжалования правовых позиций в ЕСПЧ». А вот руководитель Команды 29 Иван Павлов готов подавать инициативные научные заключения по делам, которые соответствуют профессиональным интересам. 

С другой стороны, нельзя исключать и злоупотребления статусом amicus curiae. Возможно, многие юристы, оказывающие правовые услуги компании, адвокаты и иные специалисты предпримут максимум усилий для вхождения в публикуемый на сайте высшей инстанции список «друзей» исключительно с целью использовать это в рекламе и для повышения привлекательности своей деятельности.

Отметим, что ранее с инициативой о внедрении института «друзей суда» во все сферы судопроизводства выступил СПЧ (АПИ писало о проекте такой реформы – Честный суд – народный суд). Однако пока никаких решений по этому вопросу не принято.

Мнения

 

Николай Бондарь, судья Конституционного суда России

Поправки в регламент связаны с закреплением, официальным признанием в нашей системе конституционного правосудия института amicus curie – так называемого «друга суда» в лице научной организации или отдельных специалистов, которые в инициативном порядке направляют научные заключения по рассматриваемым делам. 

С одной стороны, это отражение уже сложившейся в определенной мере практики направления таких инициативных научных материалов. И, одновременно, своего рода сигнал суда о том, что соответствующие заключения положительно оцениваются им как имеющие важное значение в профессиональном плане для формирования правовых позиций.

С другой стороны, официальное признание на уровне регламента института «друга суда» как вспомогательного элемента конституционного правосудия, безусловно, будет способствовать расширению взаимодействия суда с научно-экспертными институтами гражданского общества, укреплению демократических начал конституционного правосудия. Не случайно, кстати, этот институт востребован и в других странах, хотя практика его реализации различна.

Введенные поправки в регламент нацелены на обеспечение определенности в понимании и повышение эффективности института «друга суда». Важно при этом подчеркнуть, что Конституционный суд России как высший судебный орган решает исключительно вопросы права. Поэтому уровень и качество представляемых ему заключений должны отвечать высоким требованиям объективности, научной беспристрастности и ни в коем случае не могут рассматриваться как некое средство для доступа к публичной трибуне в целях отстаивания общественно-политических интересов и позиций. Эти подходы и нашли свое отражение в регламенте.

Дмитрий Дубровский, ассоциированный научный сотрудник Центра независимых социологических исследований

Прежде всего обращает на себя внимание то, с какой тщательностью Конституционный суд России избегает юридического термина amicus curiae, используя вместо этого «инициативные научные заключения». Возможно, потому что представление о его роли и функциях несколько отличается от международного. С одной стороны, не связанная ни с какой стороной спора экспертиза крайне важна, особенно для принятия решений на таком уровне. И в этом смысле в целом инициатива вызывает положительные эмоции. 

С другой стороны, вызывают некоторое беспокойство оценочные характеристики, которым должно соответствовать научное заключение – «объективность», «свобода от политических пристрастий» и наличие «информационной и аналитической ценности». Мне кажется, ссылки на решения ЕСПЧ уже стали свидетельствовать о «политических пристрастиях». Не ясно, кто будет решать, соответствует ли то или иное заключение этим категориям.