Рейтинг@Mail.ru
home

09.11.2017

Крымские активы

Конституционный суд России защитил частную собственность жителей и компаний Крыма. В то же время тысячам пострадавших от длившейся больше трех лет экспроприации придется самим отстаивать права в судах. Спорным остается и вопрос о национализации государственного имущества Украины.

09.11.17. АПИ — Конституция России гарантирует защиту всех видов собственности. Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд допускается только при условии предварительного и равноценного возмещения. Однако, декларируя соблюдение российского права, власти аннексированного в марте 2014 года полуострова ввели особый порядок изъятия активов бизнеса и даже простых граждан.

Всё отобрать и поделить

Вопрос присоединения Крыма остается спорным – практически ни одна страна мира не признает эту территорию российской, Украина считает полуостров оккупированным. Тогда как с российской стороны присоединение было закреплено специальным федеральным конституционным законом, подтверждающим действие всех выданных уполномоченными органами власти Украины документов о собственности и иных правах. Исключение касалось только архивных документов, которые автоматически передавались во владение Республики Крым и города федерального значения Севастополя.

В то же время вводился восьмимесячный переходный период для интеграции нового региона в экономическую, финансовую, кредитную и правовую системы России. Кроме того, властям полуострова в течение почти пяти лет разрешили по согласованию с профильными федеральными ведомствами устанавливать особенности регулирования имущественных, градостроительных, земельных и лесных отношений, кадастрового учета и государственной регистрации недвижимости.

Получив такие полномочия, Государственный Совет Республики Крым в одночасие принял решение о национализации всего государственного имущества Украины. Также была по существу «захвачена» собственность профсоюзных и иных общественных организаций Украины, не имеющих своих подразделений на территории полуострова. Кроме того, чиновники начали составлять перечень принадлежащий гражданам и частным компаниям недвижимости, имеющей «важное значение» для республики. В первоочередном порядке были экспроприированы колхозные рынки и базовые станции сотовой связи. В итоговый список попали несколько тысяч объектов, в том числе квартиры, коттеджи и жилые дома, танцевальные площадки и кинотеатры, бани и многое другое. 

Принятый в 2016 году другой закон формально предусмотрел выплату бывшим собственникам компенсации за изъятое имущество. Но многие владельцы не смогли ее получить из-за разного рода искусственных ограничений, в том числе короткого срока подачи заявления и необходимости представить справку о кадастровой стоимости, которую легитимным собственникам просто-напросто не выдавали.

В «черный список» попала в том числе недвижимость компаний «Крымхлеб», «Дайвинг-центр «Соляриус», «Формат-ИТ» и «Промхолдинг» – хлебозаводы и элеватор, автостанции, солярий в бывшем военном санатории в Ялте и другие строения. Попытка бизнесменов отстоять свои права в арбитражном суде не увенчалась успехом. При этом служители Фемиды констатировали, что само по себе включение объектов в утвержденный Государственным советом Крыма список является основанием для их перехода в республиканскую собственность. То есть решение чиновников признавалось по существу правоустанавливающим документом и основанием для отказа в регистрации собственности фактических владельцев.

Первая попытка доказать противоречие сложившейся практики экспроприации основному закону страны также оказалась неудачной: в ноябре 2016 года Конституционный суд России отклонил жалобу ПАО «Крымхлеб» о нелегитимности действующего в Крыму регионального закона. В целом подтвердив неприкосновенность права собственности, служители Фемиды отказались рассматривать дело по существу, так как заявитель не представил фактов, подтверждающих применение спорной нормы в конкретном деле.

Цель оправдывает средства

ООО «Дайвинг-Центр «Соляриус», ООО «Формат-ИТ» и ООО «Промхолдинг» удалось добиться рассмотрения вопроса о конституционности спорного закона. Потерпевшие указывали на применение внесудебных механизмов изъятия собственности. 

Позицию заявителей поддержали представители государственных органов. «Нормативные правовые акты Республики Крым в любом случае должны соответствовать конституционным принципам и не могут умалять гарантии, установленные Конституцией России, – заявил полномочный представитель Правительства России Михаил Барщевский. – Практика применения оспариваемых норм свидетельствует о том, что этим положениям придается толкование, допускающее включение в перечень любого имущества частных лиц на основании постановления Совета Министров Республики Крым без предварительного полного возмещения убытков и без судебного решения». Он также признал, что выплата компенсации ограничивается рядом условий, «носящих оценочный характер и не соответствующих условию предварительного и равноценного возмещения».

По утверждению заместителя министра юстиции России Михаила Гальперина, его ведомство изначально негативно оценило проект спорного закона Республики Крым и указало на его неконституционность. Аналогичную позицию высказала и республиканская прокуратура. «Закон не отвечает принципам определенности правового регулирования, допуская установление любых исключений из правила о сохранении права частной собственности. Во многих случаях, например, в деле заявителей, были национализированы организации, функционирование которых не предполагает наличие публичного интереса. Более того, в некоторых случаях такие организации не являлись убыточными, действовали в интересах их собственников и потребителей. В связи с этим полагаем, что в деле заявителя, как и во многих других случаях, общественный, публичный интерес в изъятии имущества государством не был обоснован», – констатировал Михаил Галперин.

В свою очередь председатель Комитета по законодательству Госсовета Республики Крым Сергей Трофимов как мантру повторял доводы об особом правовом положении региона и необходимости принятия чрезвычайных мер для обеспечения жизнедеятельности. По его словам, после присоединения к России полуостров оказался в блокаде, а потому власти были вынуждены принимать непопулярные меры. Правда, по словам представителей республиканских властей, кроме стратегических объектов была изъята, например, частная собственность владельцев банка, который якобы не расплатился с вкладчиками (причем опять же «без суда и следствия»). Спорный солярий, по словам крымского чиновника, находится на территории военного санатория. «Военнослужащие – это особая категория, которой надо обеспечивать возможность оздоровления и отдыха. Отношение к этому спустя рукава недопустимо», – заявил Сергей Трофимов АПИ.

Частное и неприкосновенное

Конституционный суд России пришел к выводу, что сама по себе спорная норма закона Республики Крым может применяться только к имуществу, «в отношении которого существовали обоснованные предположения» о его принадлежности Украине, в том числе в связи с отсутствием надлежаще оформленных документов, подтверждающих право собственности иных лиц. Тогда как включение в «черный список» принадлежащих физическим и юридическим лицам на праве частной собственности объектов недвижимости является произвольным прекращением права частной собственности. «Иное приводило бы к нарушению конституционных гарантий права собственности, что не согласуется с требованиями Конституции России», – заключил суд.

Последствия принятия такого решения пока не очевидны. Дела заявителей – ООО «Дайвинг-Центр «Соляриус», ООО «Формат-ИТ» и ООО «Промхолдинг» – должны быть пересмотрены. Правда, им и другим легитимным владельцам придется доказывать свои права на недвижимость. При том, что, по словам представляющего ООО «Промхолдинг» адвоката Жана Запрута, в «черный список» включено только частное имущество: «Бесхозяйственное и так признается имуществом Республики Крым. Это презюмируется, выносить постановления не нужно. Вносилось в перечень только имущество, на которое у людей есть право. В том числе находящееся в аренде. Вакханалия полная, просто махновщина какая-то. Наша задача – чтобы нормативные акты Крыма соответствовали Конституции России».

Кроме того, пусть даже косвенно, Конституционный суд России подтвердил легитимность национализации оставшегося на территории полуострова государственного имущества Украины. Хотя, отвечая на вопрос АПИ, судья-докладчик Лариса Красавчикова не подтвердила, но и не опровергла такой вывод.

Эксперты отмечают, что перечень стратегических видов деятельности определен специальным федеральным законом. Это ядерная сфера, оружие, вооружение, боеприпасы, военная и авиационная техника, транспортная безопасность, создание и использование шифровальных средств, а также добыча (вылов) водных биологических ресурсов, геологическое изучение недр, разведка и добыча полезных ископаемых, оказание услуг в портах, телерадиовещание. Особые требования предъявляются также к крупным издательствам, занимающим доминирующее положение операторам связи и включенным в реестр естественных монополий компаниям. В настоящее время в список стратегических входит 476 федеральных государственных и 975 иных предприятий. Солярии, хлебозаводы, автостанции и жилые объекты в нем отсутствуют. Для защиты национальных интересов государство ограничивает участие в таких компаниях иностранных акционеров, предъявляет лицензионные требования, регулирует тарифы и предпринимает иные меры. Но никто не изымает эти активы в государственную собственность. 

Мнения

 

Александр Постников, заведующий отделом конституционного права Института законодательства и сравнительного правоведения

Текущая судебно-арбитражная практика допускает чрезмерно расширительное и казуистическое толкование нормы закона Республики Крым. Это создает существенные риски тотального внесудебного изъятия имущества из собственности граждан и юридических лиц только на том основании, что оно оказалось в реестре-перечне объектов права собственности Крыма, который ведется в административном порядке. Распространение такого подхода искажает смысл и содержание норм права и не соответствует правовому статусу Российской Федерации как правового и социального государства.

По своей юридической природе подходы судебных инстанций к определению условий применения и сферы действия нормы закона могут рассматриваться как приобретшие нормативный характер, поскольку следование им является обязательным для судов нижестоящих инстанций.

Изложенное дозволяет заключить, что практика применения спорной нормы, позволяющая изымать имущество у граждан и юридических лиц в связи с его отнесением административным порядком к собственности Крыма вопреки положениям действующего законодательства, не соответствует Конституции России.