Рейтинг@Mail.ru
home

07.12.2017

Закон о защите животных от окружающей среды

Уголовную ответственность за убийство или нанесение травм животным ужесточат. В ряде случаев она окажется соразмерной наказанию за преступления против жизни и здоровья человека. Правозащитники поддерживают такие меры и предлагают применять их к любым виновным в смерти четвероногих друзей.

07.12.17. АПИ — В настоящее время преступлением признается жестокое обращение с животными, совершенное из хулиганских или корыстных побуждений, с применением садистских методов или в присутствии малолетних. К таким живодерам могут применяться финансовые санкции или шестимесячный арест.

Собака – друг человека

Уже одобренные Госдумой в первом чтении поправки в Уголовный кодекс РФ допускают наказание за жестокое обращение с животными, в том числе в виде лишения свободы на срок до трех лет, а при совершении преступления в группе – до пяти. Такие же санкции предусмотрены за демонстрацию акта насилия в средствах массовой информации, в том числе в сети Интернет.

По мнению авторов законопроекта, жестокость по отношению к животным причиняет глубокие нравственные страдания большому количеству людей и наносит значительный ущерб общественной морали, а потому отнесение таких деяний к преступлениям небольшой тяжести нарушает принцип справедливости. «Наряду с лишением свободы предлагаются и альтернативные санкции (штрафы, обязательные работы, исправительные работы, ограничение свободы и другие), что позволит обеспечить индивидуализацию наказания в зависимости от характера и степени общественной опасности преступления, личности виновного, наличия обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание», – отмечается в пояснительной записке.

Специалисты неоднозначно оценивают одобренные поправки. На фоне тренда на декриминализацию за нанесение травмы животному будут применяться санкции, соразмерные аналогичному деянию против Homo sapiens. Например, умышленное причинение легкого вреда здоровью человека, вызвавшее кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности, карается максимум четырехмесячным арестом, а совершенное из хулиганских побуждений – двумя годами лишения свободы. Признание преступлением трансляции акта в масс-медиа приведет к запрету на показ в России законно проводящейся в Испании корриды. Тогда как разместившим действительно садистские видеоролики или фотографии в YouTube или в социальной сети удастся избежать наказания – уголовным деянием будет демонстрация акта насилия против животных только в средствах массовой информации, коими большинство интернет-сайтов не является.

Садистский подход

Судебная практика рассмотрения дел о жестокости в отношении животных пока остается противоречивой. Например, обвиненный в таком деянии петербуржец Камышный отрицал хулиганские намерения и использование садистских методов. Убийство принадлежащей соседу собаки он объяснил длящимся конфликтом и нарушением самим потерпевшим правил выгула животных без намордника. Однако факты свидетельствовали, что подсудимый выхватил собаку, подвесил ее за ошейник на сук дерева и нанес многочисленные удары, в том числе колотые проникающие. Служители Фемиды констатировали, что издаваемые животным звуки «в своей совокупности однозначно свидетельствуют о том, что собака была умерщвлена мучительным для нее способом». Признавая действия садистскими, суд подчеркнул, что обвиняемый не прекратил их, видя мучения животного, и после получения замечаний от прохожих. Поэтому Камышный был приговорен к восьми месяцам исправительных работ с удержанием в доход государства десятой части заработной платы. В пользу потерпевшего с осужденного также были взысканы расходы на проведение патологоанатомических исследований и компенсация морального вреда.

Полтора года отдавать 15 процентов заработанного обязали и москвича Толмачева, который из хулиганский побуждений нанес два удара ножом мирно спящему на крыльце магазина псу. Вынося приговор, суд указал, что преступление было совершено в присутствии малолетних детей и выражало явное неуважение к обществу. Потерпевшая расценила наказание как слишком мягкое, но Московский городской суд отклонил ее апелляционную жалобу.

Оправдательным приговором закончилось громкое дело студента Российской правовой академии Елисея Владимирова, из пневматического пистолета застрелившего белку в Центральном парке культуры и отдыха Северной столицы. Сам обвиняемый утверждал, что лишь защищался от нападения находящегося в агрессивном состоянии пушного зверька, которое могло оказаться смертельным. Первая и апелляционная инстанция не поверили в эту версию и, усмотрев в действиях подсудимого хулиганское побуждение, назначили год исправительных работ с удержанием 15 процентов трудового дохода. Однако надзорная коллегия признала такие выводы ошибочными: Елисей Владимиров сделал два выстрела, в том числе один «предупредительный». Белка была убита одной пулей, а следовательно, не испытывала страданий. «Доводы осужденного об обстоятельствах, при которых он произвел два выстрела в животное, по существу, ничем не опровергнуты», – отмечается в постановлении президиума Санкт-Петербургского городского суда.

Криминальная эвтаназия

Председатель Совета при Президенте России по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ) Михаил Федотов не только поддерживает ужесточение ответственности, но и предлагает применять ее даже при отсутствии хулиганских побуждений или корыстной заинтересованности. В этом случае преступлением средней тяжести, наказываемым в том числе лишением свободы, может быть признано нанесение животному любой травмы.

Уголовное преследование грозит и многим ветеринарам, допускающим необоснованную эвтаназию или иные нарушения. В настоящее время жестокое умерщвление домашних животных в ряде регионов квалифицируется как административное правонарушение. Например, в Нижегородской области такое деяние влечет наложение штрафа в сумме до пяти тысяч на граждан и до 40 тысяч – на организации. Эти санкции были применены, в частности, к зарегистрированному в качестве индивидуального предпринимателя ветеринарному врачу Сергею Бондарю и пункту временной передержки ООО «ЭБС». Проведенное полицией расследование и патологоанатомическая экспертиза трупов собак подтвердили, что ветеринар выдавал заключения на эвтаназию бездомных собак без явных признаков аномалий и патологических изменений, опасных и неизлечимых заболеваний. Доводы о том, что умерщвление проводилось гуманным способом, без страданий и зарегистрированным в установленном порядке препаратом, суд отклонил. Также было установлено, что компания оставляла питомцев без еды и воды.

Справка

В 2016 году за жестокое обращение с животными было осуждено 82 человека, в том числе один – к реальному лишению свободы. Большинство заплатило штраф или было приговорено к обязательным работам.

По данным проведенного агентством Zoom Market социологического опроса, более 71 процента россиян выступает против жестокого обращения с бездомными животными. Причем большинству опрошенных (82 процентов) в первую очередь жалко бездомных кошек, жизнь собак волнует 16 процентов респондентов, только два – всех остальных проживающих в черте городов диких животных и птиц (в том числе белок, голубей, ворон и уток). Вместе с тем 18 процентов убеждено, что бездомные собаки представляют опасность для людей, их нужно ловить и помещать в специальные приюты для животных или усыплять.

Мнения

 

Михаил Федотов, советник Президента России, председатель Совета по развитию гражданского общества и правам человека

В ходе обсуждения законопроекта продолжает высказываться мнение об излишней суровости предложенной меры ответственности, фактически соразмерной наказанию за преступления против жизни и здоровья человека.

На мой взгляд, такое ужесточение наказания за жестокость к животным – правильное. Усиление санкций обусловлено тем, что жестокость по отношению к животным причиняет глубокие нравственные страдания большому количеству людей и значительный вред нравственности. Более того, когда жестокое обращение с животными сопряжено с отягчающими обстоятельствами, с особой жестокостью, с откровенным садизмом, то такие злодеяния, представляющие высокую степень общественной опасности, должны наказываться как минимум шестью годами лишения свободы и, тем самым, переводиться в категорию тяжких преступлений. Это соответствует предусмотренному Уголовным кодексом РФ принципу справедливости, когда наказание должно учитывать характер преступления и степень общественной опасности.

И еще одно важное замечание. Уголовная ответственность по первой части не должна быть обусловлена хулиганскими мотивами или корыстными побуждениями. Первая часть проектируемой статьи должна предусматривать наказание не за трудно доказываемые мотивы и побуждения действий, которые повлекли гибель или увечье, а за сами эти действия. Необходимость доказать наличие мотива, обязательного для наступления уголовной ответственности, сводит на нет все правильное и хорошее, что есть в проектируемой статье.

Ирина Новожилова, президент центра защиты прав животных «ВИТА»

Одна статья Уголовного кодекса РФ никогда не сможет заменить полноценный закон, тем более что на сферы с системной жестокостью или так называемые прагматичные сферы она вообще не распространяется. Это животноводство, эксперименты, пушное звероводство, развлечения. Этого закона общественность ждет вот уже почти двадцать лет. 

На сегодняшний день Россия, согласно статистике Всемирной организации в защиту животных, стоит в самом конце списка стран по уровню защиты прав животных, наряду с Эфиопией и Пакистаном. Мы на двести лет дистанцированы от цивилизованных стран, где законы начали приниматься в начале XIX века. Мне стыдно до глубины души, когда чешское телевидение задает вопрос: «А правда ли, что в России можно за деньги целый день щупать животных в так называемых «контактных» зоопарках?»

За 23 года моей работы в движении через меня прошли тысячи расследований. Могу сказать, что статья 245 Уголовного кодекса РФ нерабочая, потому что узко трактует понятие жестокости – увечья или гибель. Сюда не попадает целый ряд состояний, когда животные, например, лишены пищи и воды, как запертые в подвалах кошки. Кроме того, нужно доказать умысел на совершение преступления – из садистских, корыстных и других побуждений, чего в реалии не признает ни один из подозреваемых. 

При увеличении срока наказания все равно работать не будет. Сейчас крайне важно высказать свое веское слово психиатрам о проблеме жестокости к животным и ее влиянии на общество. Я со своей стороны не понимаю, почему даже в глухие советские семидесятые годы психиатры, психологи, педагоги, медики, биологи и правоохранительные органы смогли объединиться в работе по изучению феномена жестокости, а сейчас такого единения нет. Хотя проблема в России сегодня достигла уровня эпидемии.