Рейтинг@Mail.ru
home

16.03.2018

Бессмертные фирмы

Систему принудительной ликвидации убыточных компаний планируется отменить. Действующее законодательство позволяет принудительно закрыть каждую четвертую организацию. Также планируется расширить использование абонентских договоров, реализовав принцип «бери и плати».

16.03.18. АПИ — Формально любая компания, убытки которой превышают собственный капитал, должна ликвидироваться по иску налоговой службы. Кроме «мертвых душ» такие меры могут применяться к крупнейшим предприятиям, реализующим длительные инвестиционные проекты, даже в партнерстве с государством. Судебная практика по этим делам остается неоднозначной. 

Есть ли жизнь по Марксу

Действующий Гражданский кодекс РФ обязывает акционерные общества (АО) и общества с ограниченной ответственностью (ООО) иметь достаточные чистые активы. Этот показатель оценивает наличие собственных ресурсов компании. Убытки и кредиторская задолженность приводят к снижению чистых активов, которые могут иметь даже отрицательное значение. Если по итогам финансового года размер чистых активов оказывается меньше 100 тысяч рублей для публичных акционерных обществ или 10 тысяч для ООО и иных компаний – она подлежит ликвидации.

Для реализации этого требования Федеральная налоговая служба еще в 2011 году ввела в промышленную эксплуатацию специальный программный комплекс, в автоматическом режиме формирующий список подлежащих закрытию АО и ООО. Хотя еще до этого, рассмотрев жалобу ЗАО «Медиа-мост» (бывшего владельца телекомпании «НТВ»), Конституционный суд России пришел к выводу о недопустимости формальной ликвидации всех убыточных компаний. Служители Фемиды констатировали, что «отрицательное значение чистых активов призвано отображать его фактическую финансовую несостоятельность, а именно: отсутствие доходности, неспособность исполнять свои обязательства перед кредиторами и исполнять обязанности по уплате обязательных платежей». «При этом акционеры имеют возможность предпринять меры по улучшению финансового положения общества или принять решение о его ликвидации в надлежащей процедуре», – отмечается в постановлении Конституционного суда России.

Благодаря таким выводам суды стали требовать от подающих иски налоговиков дополнительных доказательств «опасности» существования формально неплатежеспособных организаций. Например, Арбитражный суд Москвы отказался ликвидировать ООО «Автосалон «Альфа», которое в течение нескольких лет имело отрицательные чистые активы. Служители Фемиды установили, что у компании нет ни недоимки по налогам, ни задолженности по заработной плате: «Доказательств причинения ООО ущерба правам и охраняемым законом интересам третьих лиц, в том числе кредиторов и налоговым органам, в материалы дела не представлено. При таких обстоятельствах допущенное организацией нарушение носит малозначительный характер», – констатировал арбитраж.

Иное решение было принято в отношении мурманского ЗАО «Производственная компания Северные рыболовецкие промыслы». Налоговая инспекция доказала, что в течение нескольких лет предприятие не располагало чистыми активами и не представило документов, подтверждающих устойчивое финансовое положения. Суд признал такие нарушения основанием для ликвидации юридического лица.

Сами кредиторы не вправе инициировать ликвидацию убыточных компаний – при выявлении признаков неплатежеспособности они могут подавать иски о банкротстве. Так, суд отклонил иск ОАО «Первоуральское рудоуправление» о ликвидации ООО «ПромСтройУрал», задолженность которого достигла 5,6 млн рублей. Подтверждая это решение, Верховный суд России подчеркнул, что «кредитор не относится к лицам, имеющим право предъявлять в суд требование о ликвидации юридического лица».

Ради стабильной работы

Законодательством также определены сложные процедуры расчета чистых активов и раскрытия этих сведений. Все юридические лица, кроме ведущих бухгалтерский учет в упрощенном порядке субъектов малого предпринимательства и ряда иных организаций, должны включать такие данные в годовую отчетность, которая с примерно полугодовым опозданием публикуется на сайте Федеральной службы государственной статистики. Даже самым маленьким ООО предписано готовить анализ причин и факторов, приводящих к снижению показателя, а также перечень мер по его повышению. Эти документы должны предоставляться по запросу любому заинтересованному лицу.

Акционерные общества, в том числе не являющиеся публичными (ранее именуемые ЗАО), должны публиковать сведения о чистых активах в Едином федеральном реестре юридически значимых сведений о фактах деятельности юридических лиц. Его ведение делегировано коммерческому оператору (ЗАО «Интерфакс»), который взимает за каждое размещение обязательной информации 805 рублей. Кроме того, для отправки сведений в реестр компания должна иметь усиленную квалифицированную электронную подпись или оплатить услуги нотариуса по оформлению специального сообщения. За уклонение от обязанности раскрыть данные о чистых активах в Едином реестре на руководителя или иное должностное лицо АО может налагаться административный штраф в сумме до 10 тысяч рублей.

С инициативой отказаться от неэффективного института ликвидации не имеющих достаточных активов компаний выступило Министерство экономического развития РФ. По уверению чиновников, указанные нормы Гражданского кодекса РФ мешают реализации даже инфраструктурных инвестиционных проектов – концессионных соглашений и государственно-частного партнерства (ГЧП). «На протяжении нескольких лет во время подготовки и обоснования инвестиционного проекта, проектирования и строительства объекта у компаний могут быть чистые активы меньше уставного капитала. Такое положение является нормальной и общераспространенной практикой. Формальное условие ликвидации хозяйственного общества в виде отсутствия доходности не свидетельствует о том, что оно не способно исполнять обязанности по уплате обязательных платежей или обязательства перед кредиторами», – убеждены в ведомстве.

Соответствующий законопроект уже представлен на публичное обсуждение, после которого будет передан в Правительство России. Чиновники Минэкономразвития надеются, что изменения вступят в силу уже в июне.

С другой стороны, у налоговой службы остается механизм «чистки реестра» – фактической ликвидации компаний в административном порядке. Действующий федеральный закон признает недействующими юридические лица, которые в течение года не представляли отчетность и не проводили банковских операций. Сообщение о предстоящем исключении организации из Единого государственного реестра юридических лиц (ЕГРЮЛ) публикуется в ведомственном журнале «Вестник государственной регистрации», после чего в течение трех месяцев заинтересованные лица, в том числе владельцы и кредиторы закрываемой компании, вправе заявить возражения против такой ликвидации. При их отсутствии – юридическое лицо считается прекратившим свое существование.

Торг по минимуму

Также предлагается закрепить в Гражданском кодексе РФ правило заключения договоров по принципу «бери или плати» («take or pay»), заимствованное из англосаксонского права. Оно предусматривает обязанность клиента оплатить гарантированный объем товаров, работ или услуг, даже если в прописанном в контракте периоде они ему были не нужны. «Применение данного принципа позволяет минимизировать риск финансовых потерь исполняющей стороны, связанных с получением возможности и поддержанием состояния готовности предоставить исполнение, если при этом не осуществляется запланированный объем исполнения», – отмечается в пояснительной записке.

В нашей стране подобный подход уже широко применяется. Например, по разным оценкам, более половины клиентов операторов сотовой связи пользуется так называемыми пакетными тарифными планами – за фиксированную абонентскую плату получает определенное количество минут, Мбайт интернет-трафика, SMS-сообщений и иных сервисов. При превышении оплаченного объема абонент должен произвести доплату, тогда как неизрасходованный трафик, как правило, не возвращается (в ряде случаев переносится на следующие периоды). Возможность абонентской оплаты услуг связи, в том числе по факту невостребованных, закреплена в утвержденных Правительством России правилах. 

В то же время, по данным экономического ведомства, в других сферах применение договорного условия «бери или плати» приводит к спорам. Так, правила поставки газа прямо указывают на возможность установления минимального объема потребления газа, но плата за невыборку этого лимита квалифицируется как санкции (неустойка). Такой подход позволяет заказчикам через суд требовать снижения стоимости фактически не полученной услуги. 

Чиновники Минэкономразвития убеждены, что принцип «бери или плати» будет востребован в сфере железнодорожных и морских перевозок, газоснабжения и других отраслях. «При этом подход, изложенный в законопроекте, ‎в полной мере опирается на принцип свободы договора», – констатируют в ведомстве.

Что нам негоже

С другой стороны, правило «бери или плати» может рассматриваться и как навязывание потребителю услуг и товаров. В частности, именно абонентскую плату взимают продавцы так называемых таймшеров. При этом составленные недобросовестными компаниями условия договора исключают возможность туриста отказаться от аренды или вернуть деньги за невостребованный отдых. Служители Фемиды нередко поддерживают в таких спорах де-факто обманутых потребителей. Так, петербурженка Федорова опрометчиво заплатила ООО «Уорлд Трэвэлэр» 58 тысяч рублей за право в течение года две недели отдыхать на заморской вилле. Одумавшись за полтора дня, она заявила о расторжении контракта, но турфирма отказалась возвращать внесенную сумму. Санкт-Петербургский городской суд признал действия компании незаконными и взыскал в пользу потребителя не только аванс, но и начисленные на него проценты, неустойки и штраф (в сумме – почти 118 тысяч рублей).

А вот Стокгольмский арбитраж отказался применять принцип «take or pay» в споре «Газпрома» и компании «Нафтогаз». Контракт предусматривал обязанность украинской стороны оплатить фиксированный объем газа, но по факту он не был востребован и не выбирался. Третейский суд отказал крупнейшей российской компании в иске о взыскании стоимости не поставленного топлива – 34,5 млрд долларов.

Справка

По итогам 2017 года отрицательную рентабельность признало 26 процентов российских компаний, совокупный убыток достигает почти 2 трлн рублей. В то же время сальдированный финансовый результат (прибыль всех предприятий за минусом убытков) превышает 10 трлн рублей.

За год было ликвидировано более 76 тысяч юридических лиц, еще почти 547 тысяч исключено из ЕГРЮЛ в административном порядке.

Мнения

 

Нина Боер, управляющий партнер адвокатского бюро «НБ»

В последнее время порядок ликвидации юридических лиц существенно ужесточился. Если компания самостоятельно закрывается, налоговая инспекция проверяет наличие исков в судах и задолженности. При выявлении заметных оборотов проводится налоговая проверка. То есть ликвидировать проблемную компанию не получится «по-быстрому».

Фискальное ведомство также начало серьезную борьбу с «однодневками», и ее результаты заметны. Все чаще компании ликвидируются в судебном порядке по инициативе инспекции, в том числе в случае недостаточности активов, обнаружении недостоверных сведений либо несдачи отчетности. Пока трудно однозначно оценить целесообразность таких мер, но, несомненно, новые правила и процедуры очень эффективны.

По моему мнению, уставный капитал не имеет ничего общего с платежеспособностью и доверием к участникам рынка. Увеличение уставного капитала позволит воспрепятствовать массовой регистрации юридических лиц. Но если для Москвы эта сумма кажется незначительной, то в других регионах увеличение минимального размера уставного капитала может стать проблемой.

Илья Широков, руководитель направления регистрации Объединенной Консалтинговой Группы

Минимальный размер уставного капитала, будь то 10 тысяч или даже 100 тысяч для ПАО, никоим образом не может обеспечить платежеспособность компании c годовым оборотом в 10 млн рублей. Вопрос доверия всецело зависит от суммы сделки – при заключении большинства мелких договоров на уставной капитал никто не смотрит.

Существующий порядок ликвидации юридического лица в целом оправдывает себя. Что касается убыточных компаний, то в том числе для них существует институт банкротства. Предлагаемая идея упразднения института ликвидации фирм, чистые активы которых ниже минимального размера уставного капитала, предполагает весьма формальный подход к этой проблематике. Данный механизм давления на участников рынка представляется формализованным и не приведет к ожидаемому эффекту.