Рейтинг@Mail.ru
home

13.08.2018

Финансовый оперуполномоченный

​Сотрудники Банка России получили почти неограниченные полномочия по проведению обысков, изъятию информации и иных материалов. В том числе защищенных банковской, адвокатской, врачебной тайной и даже тайной исповеди. Такие меры предпринимаются для пресечения манипулированием рынков и распространения инсайдерской информации.

13.08.18. АПИ — Поправки, подписанные Президентом России Владимиром Путиным 3 августа, предусматривают наделение финансового мегарегулятора функциями осуществления по существу оперативно-розыскной деятельности. Причем без превентивного судебного и вообще внешнего контроля. Под его проверки могут попасть не только финансовые структуры и банки, но и не имеющие никакого отношения к фондовому рынку компании, частные лица, социальные сети, врачи, адвокаты и многие другие.

Опасные известия

Под инсайдерской понимается точная и конкретная официально не приданная гласности информация, распространение которой может оказать существенное влияние на изменение курса иностранной валюты, ценных бумаг, стоимость товаров и иных инструментов. Формально такими сведениями является вообще любая экономическая информация. Так, предположения о введении разного рода антироссийских санкций со стороны США в начале августа уже привели к резкому удешевлению рубля. Умышленное распространение через средства массовой информации и открытые интернет-ресурсы заведомо ложных сведений, приведших к изменению стоимости биржевых инструментов, квалифицируется как манипулирование рынком. Частные лица за такие «спекуляции» могут быть оштрафованы на пять тысяч рублей, компании – 700 тысяч.

Для журналистов вносимые поправки вводят презумпцию невиновности – публикации в официально зарегистрированных средствах массовой информации не могут признаваться манипулированием рынком, причем независимо от их последствий. Распространяющие сведения иными способами, в том числе в социальных сетях и так далее, такой «привилегией» не обладают. Вместе с тем к ответственности за использование инсайдерской информации могут быть привлечены только специалисты – лица, которые знали или должны были знать об особом статусе сведений.

Маски-шоу Банка России

Поправки, вступающие в силу с 1 мая 2019 года, делегируют Банку России полномочия беспрепятственно входить и проводить осмотр территории, помещений, документов и предметов любых организаций и частных лиц при наличии «достаточных оснований полагать, что они располагают необходимой для проведения проверки информацией». Сами контрольные мероприятия могут начинаться по решению председателя Банка России или его заместителя. Длительность инспекции не должна превышать 18 месяцев. При осуществлении осмотра в необходимых случаях производятся фото- и видеосъемка, делаются копии с документов и электронных носителей информации. Но общий федеральный закон, защищающий бизнес и предпринимателей от «кошмаривания» надзорных органов (№ 294-ФЗ), к проверкам Банка России не применяется.

При этом закрепляется, что проверяющие вправе изымать в том числе материалы (документы, электронные носители и так далее), содержащие защищенные иными федеральными законами конфиденциальные сведения. Исключение сделано только для государственной, налоговой и тайны связи. Также инспекторам Банка России запрещается без согласия владельцев проникать в жилые и иные помещения и на территории, принадлежащие частным лицам (то есть квартиры, дачные и иные участки).

Опрошенные эксперты критически оценивают новые полномочия финансового регулятора. На сегодняшний день такими правами не обладают даже правоохранительные органы и спецслужбы. Раскрытие той или иной информации регулируется отдельными федеральными законами, обязательными для соответствующих участников. Так, медики и учреждения здравоохранения обязаны соблюдать врачебную тайну, нотариусы не вправе раскрывать сведения о сделках и завещаниях, журналисты – полученную на условиях конфиденциальности информацию и так далее. Банк России в этих законах в качестве получателя «секретных» данных не упоминается. Более того, адвокатская тайна, тайна исповеди и усыновления является абсолютной – она не подлежит раскрытию даже на основании судебного решения.

По секрету всему свету

Действующий уже более семи лет закон об инсайде предоставляет финансовому регулятору право запрашивать конфиденциальные сведения. Исключение касается в том числе тайны связи – операторы обязаны раскрывать только информацию о почтовых переводах денежных средств. Ведь согласно Конституции России прослушивание и получение иных данных о переговорах и отправленных сообщениях допускается только на основании судебного решения.

Но на практике у многих сотовых компаний, почтовых сервисов и социальных сетей Банк России без каких-либо санкций затребовал сведения о состоявшихся телефонных разговорах, самих абонентах и используемых ими аппаратах, отправителях и получателях электронных писем, точках подключения к сети и многие другие данные. Все они, по утверждению регулятора, были необходимы для расследования фактов манипулирования с акциями и иными ценными бумагами. На операторов, отказавшихся раскрывать тайну связи, чиновники налагали многотысячные штрафы.

Служители Фемиды неоднозначно оценивали правомерность таких действий. Конституционный суд России неоднократно указывал, что к тайне связи относятся в том числе данные о входящих и исходящих сигналах соединения конкретных пользователей. Поэтому арбитражные суды подтвердили обоснованность отказа оператора «МТС» в предоставлении Банку России детализации звонков частных абонентов и сведений об идентификационных номерах используемых ими абонентских устройств (IMEI). Такое же решение было принято в отношении компании «Мегафон». От «Мэйл.ру» регулятор требовал данные об адресах электронной почты получателей сообщений. Отказался раскрывать сведения о пользователях и пермский провайдер «Сатурн-Интернет».

В то же время суды признали обоснованным штраф, наложенный на ООО «Рамблер Интернет Холдинг»: «Закон о связи не содержит положений, устанавливающих запрет для оператора сообщать уполномоченному федеральному органу, действующему в рамках специального закона (в частности, Закона об инсайде), сведения об адресах электронной почты, с которыми пользователем осуществлялась переписка», – отмечается в решении суда. Его законность и обоснованность подтвердила и высшая инстанция.

С другой стороны, именно детальная информация об интернет-соединениях позволяет выявить лиц, действительно манипулирующих рынком. Например, москвич Скворцов создал клон сайта публичного акционерного общества, разместив на нем ложную информацию о выкупе акций. В результате за первые 15 минут работы биржи стоимость ценных бумаг выросла более чем на 20 процентов. Подтвердив вину в манипулировании рынком, суд наложил на «спекулянта» штраф в размере трех тысяч рублей.

Кто победил, тот прав

Почти безграничные права на получение конфиденциальной информации законодательство предоставляет Федеральной антимонопольной службе (ФАС). В частности, по мнению ее руководства, банки обязаны раскрывать сведения об операциях и счетах: «Согласно Конституции России, допускается ограничение прав определенных категорий субъектов, в том числе для информационного обеспечения публичных функций, возложенных на антимонопольные органы. Изложенное свидетельствует о наличии у кредитных организаций обязанности представлять запрошенную антимонопольным органом информацию, в том числе составляющую банковскую тайну», – констатировал заместитель руководителя ФАС Андрей Кашеваров.

Суды в таких спорах чаще всего поддерживают надзорное ведомство. Правда, в рассмотренных случаях запросы касались предоставления общей статистической информации, не содержащей банковской тайны конкретных клиентов, либо были связаны с допущенными самими кредитными организациями нарушениями антимонопольного законодательства. Так, у «Альфа-банка» ФАС затребовал сведения о количестве заключенных с физическими лицами договоров ипотечного кредитования (без идентификации заемщиков), у «Народного банка» – об объеме оказанных услуг по приему платежей и так далее.

Кроме того, именно антимонопольная служба нередко вынуждена пресекать злоупотребления на финансовом рынке. Например, год назад управляющая компания «Альфа-Капитал» разослала клиентам ложную информацию о негативном состоянии ряда кредитных организаций. В Банке России пришли к выводу, что «какой-либо непубличной, в том числе инсайдерской информацией, компания не располагала». Не признали эту де-факто клеветническую рассылку и манипулированием рынком. В свою очередь, ФАС вынесло «Альфа-Капиталу» предупреждение о прекращении таких неправомерных действий.

Справка

По данным Банка России, за семь лет было выявлено 56 случаев неправомерного использования инсайдерской информации и манипулирования рынком, 12 таких инцидентов зафиксировано в 2017 году. 

Мнения

 

Евгений Розенблат, адвокат юридической фирмы «ЮСТ»

Новый федеральный закон прямо не указывает адвокатов в качестве потенциальных субъектов проверок Банком России. Вместе с тем он и не исключает возможность истребования сведений, составляющих адвокатскую тайну.

Между тем, обращаясь к адвокату за юридической помощью, доверитель должен быть уверен, что адвокат ни при каких обстоятельствах не предоставит информацию о нем каким-либо контролирующим органам, в том числе сотрудникам Банка России. Здесь работает принцип: уничтожая адвокатскую тайну, с неизбежностью разрушается и сама профессия адвоката.

Причем это не первая попытка «разрушения» адвокатской тайны. Так, в рамках «антиотмывочного» законодательства адвокаты обязаны уведомлять компетентные органы о совершении доверителями сомнительных операций и сделок. Однако была сделана оговорка, что эти положения не относятся к сведениям, относящимся к адвокатской тайне.

Никита Коробейников, руководитель корпоративной практики «Дювернуа Лигал»

По сути появляется еще один надзорный орган, которому предоставляется право приходить и проверять бизнес. Естественно, по мнению самого Банка России, новые полномочия позволят навести порядок в сфере предупреждения манипулированием рынка. 

Однако на практике закон может принести для бизнеса больше трудностей, чем пользы.  Так, основания и поводы для проведения проверок сформулированы весьма широко, и поэтому в под них могут в том числе попасть граждане и организации, очевидно не имеющие отношения к обращению с инсайдерской информацией.

В то же время законодателем установлены ограничения при проведении таких проверок. В частности, осмотр жилища не допускается, а в отношении иных помещений, территорий, документов и предметов граждан он может осуществляться только с их согласия. Таким образом защищается относящаяся к тайне связи и частной жизни информация. Вместе с тем наш опыт свидетельствует, что грань между личной и деловой документацией и информацией достаточно размыта, а проверяющие нередко используют любые материалы (в том числе полученную, например, с личного почтового ящика переписку) для установления нужных им обстоятельств. Отказ от предоставления личной информации должен носить явно выраженный характер, что не всегда происходит. Например, зачастую сотрудники организаций бывают застигнуты проверяющими врасплох и не закрывают личный почтовый ящик на рабочем компьютере.

В каком объеме Банк России будет пользоваться новыми полномочиями, пока оценить сложно. Если бы мы жили в идеальном мире, где полученная государственными органами информация использовалась бы только в рамках осуществления их полномочий, проблемы бы не существовало. Однако, к сожалению, никто не застрахован от злоупотреблений, умышленных или ставших следствием излишнего рвения сотрудников государственных органов.