Рейтинг@Mail.ru
home

16.08.2018

Миноритарные сутяжники

Для защиты прав многочисленных частных акционеров крупных компаний решено проводить внутренний аудит. Но эти и другие меры вряд ли предупредят конфликты. Руководство акционерных обществ нередко видит в миноритарных акционерах «корпоративных стервятников».

16.08.18. АПИ — Законодатели и суды пытаются найти баланс между интересами мелких (миноритарных) и крупных (мажоритарных) совладельцев публичных акционерных обществ (ПАО). В настоящее время обладатель даже одной акции вправе требовать от компании информацию и документы, участвовать в общих собраниях и так далее.

Сам себе ревизор

Внесенные в конце июля поправки предусматривают создание в ПАО системы управления рисками и внутреннего контроля. Для оценки ее надежности и эффективности могут привлекаться аудиторы – внешние компании или сотрудники внутренних подразделений. 

В Министерстве экономического развития РФ убеждены, что эти меры «будут способствовать повышению уровня защиты прав миноритарных инвесторов и качества корпоративного управления в российских хозяйственных обществах». Правда, решение вопроса о введении системы внутреннего контроля и выбор аудитора делегируются совету директоров самой компании. Кроме того, новые поправки вступят в силу только через два года – с 1 июля 2020 года. Пока же законодатели усилили роль ревизоров и ревизионных комиссий – создание таких органов в публичном акционерном обществе является обязательным, а заключение о результатах проверки годового отчета и бухгалтерской отчетности должно предоставляться всем акционерам.

Призрачные привилегии

Для привлечения инвестиций многие корпорации выпускают так называемые привилегированные акции. Их владельцы по общему правилу не имеют права голоса на общем собрании и отстранены от управления делами компании. Основной интерес таких акционеров связан с получением дивидендов. Поэтому многие частные инвесторы предпочитают приобретать такие ценные бумаги.

Однако на самом деле выплата дохода не гарантируется, даже если фиксированные дивиденды закреплены в уставе ПАО. В такой ситуации оказались, в частности, владельцы привилегированных акций АО «Газпром газораспределение Ростов-на-Дону», устав которого гарантировал им дивиденды в размере двух процентов от годового дохода. Но общее собрание приняло решение не выплачивать привилегированным акционерам доход, хотя по итогам года компания получила существенную прибыль. «Общее собрание акционеров вправе принять решение о невыплате дивидендов даже при наличии чистой прибыли, так как дивиденды не являются гарантированным источником доходов акционеров», – констатировал арбитраж, отклоняя доводы недовольных владельцев ценных бумаг.

Рассмотрев жалобу потерпевших, Конституционный суд России пришел к выводу о необходимости соблюдения баланса разнонаправленных интересов участников корпоративных отношений, в том числе самой компании и различных групп ее акционеров. В частности, для владельцев привилегированных акций, размер дивидендов по которым определен в уставе, законом предусмотрен ряд гарантий соблюдения их имущественных прав. Вместе с тем служители Фемиды напомнили, что приобретая такие акции, инвестор мог предвидеть неполучение в тот или иной период ожидаемой прибыли даже при наличии положительного финансового результата деятельности самого акционерного общества: «Положения устава данного акционерного общества о праве владельца привилегированных акций на получение ежегодно фиксируемого дивиденда сами по себе не свидетельствуют о неопределенности оспариваемых норм федерального закона», – заключил Конституционный суд России.

Корпоративные санитары 

В свою очередь, обладатели обыкновенных акций вправе принимать активное участие в управлении компанией, в том числе контролировать эффективность работы топ-менеджеров и оценивать выгодность принимаемых ими решений для всех владельцев.

Так, ОАО «Нижнекамскнефтехим» пожертвовало Республике Татарстан 2,8 млрд рублей на обеспечение адресной социальной помощи населению – компенсацию расходов на оплату жилищно-коммунальных услуг. Один из акционеров – управляющая компания «Арсагера», оспорила такую сделку, так как она была направлена не в интересах акционерного общества и, очевидно, причиняла владельцам акций ущерб. Служители Фемиды отклонили такие доводы: «ОАО «Нижнекамскнефтехим» как юридическое лицо вправе осуществлять благотворительную деятельность, а вопрос о целесообразности и пределах такой деятельности разрешается самим АО. При этом необходимо учитывать, что суды при принятии решения не оценивают экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектом предпринимательской деятельности», – констатировал арбитражный суд.

Также безуспешно владеющий 10 процентами петербургского ОАО «Большой Гостиный Двор» девелопер Fort Group (ООО «Ф5 Оперу Лимитед») пытался оспорить договора аренды. Спорные помещения по заниженным ценам сдавались организациям, принадлежащим родственникам топ-менеджеров акционерного общества. Так, ООО «Юридическая группа «12» принадлежало дочери генерального директора универмага Елены Коршуновой, совладельцем ООО «Еврокофе» был сын члена совета директоров Камиля Шайхайдарова. Вместе с тем решения о сдаче помещений были одобрены независимыми членами совета директоров. Поэтому, не отрицая, что спорные договора являлись сделками с заинтересованностью, суд отклонил требования о признании их недействительными.

Презумпция разумности

Владельцам, доля которых в сумме достигает одного процента, действующий федеральный закон предоставляет право отдельно или сообща предъявлять иски к топ-менеджерам, которые своими действиями нанесли ущерб интересам компаний. 

Но на таких истцах лежит бремя доказывания вины руководителей корпорации, а чаще всего – умышленности или даже противоправности оспариваемых действий. Тогда как ответчикам гарантируется презумпция добросовестности. Более того, предпринимательская деятельность сама по себе основывается на риске, а потому негативные последствия, в том числе возникшие из-за ошибочных решений убытки, также не могут расцениваться как вина топ-менеджера. Хотя в разъяснениях высшей инстанции указывается, что суд вправе переложить бремя доказывания добросовестности и разумности на директора, отказавшегося от дачи служителям Фемиды пояснений или в случае их явной неполноты.

Практика рассмотрения таких споров остается противоречивой. Например, миноритарному акционеру ОАО «Красноярскнефтепродукт» – кипрской компании Adept Opportunity Company Limited, удалось взыскать с генерального директора Юрия Гурина ущерб в 5,5 млн рублей. Эту сумму акционерное общество вынуждено было заплатить в качестве административных штрафов за нарушения прав владельцев ценных бумаг на получение информации. Удовлетворяя заявленный в пользу ОАО иск, арбитражный суд напомнил, что Трудовой кодекс РФ также предусматривает полную материальную ответственность руководителя за причиненный организации прямой действительный ущерб. «Материалами дела подтверждено, что общество в лице ответчика неоднократно в нарушение закона отказывало акционерам в предоставлении информации, нарушило требование корпоративного законодательства о раскрытии информации. При этом, с учетом обстоятельств конкретного дела, ответчик мог и должен был принять возможные и достаточные меры по соблюдению требований законодательства и недопущению оснований для привлечения общества к административной ответственности», – отмечается в решении суда. 

По существу в растратах была уличена генеральный директор Ивановского ЗАО «Экстра» Наталья Тяло. На руководящую должность она приняла своего мужа Дмитрия Иванова, назначив ему оклад в 147 тысяч рублей. Супруг и мать генерального директора также оказывали компании дорогостоящие консультационные услуги по информационной безопасности и охране труда. Кроме того, Наталья Тяло вместе с мужем неоднократно ездили в командировки, в том числе в Амстердам и Южную Корею. Ответчица не смогла обосновать целесообразность выплаты высоких окладов, заказа услуг у родственников и деловые цели командировок. В качестве возмещения причиненного акционерного общества убытка с руководительницы взыскали почти 1,4 млн рублей. Верховный суд России признал такое решение законным и обоснованным.

Директор всегда виноват?

Возмещение убытков компании «Стройинвест» в размере 6,8 млн рублей суд возложил на его бывшего генерального директора Вадима Кудряшова. Эта сумма была похищена с открытого в банке «Союз» расчетного счета, но отрицая свою ответственность, кредитная организация обвинила клиента в необеспечении сохранности ключей электронной подписи. В вину руководителю владельцы ставили несвоевременное реагирование на получаемые SMS-уведомления о несанкционированном входе в систему интернет-банкинга. «Последующие действия ответчика, предпринятые им по возврату денежных средств (обращение в полицию, направление писем контрагентам), не могут являться основанием для признания действий Кудряшова В.В. добросовестными», – констатировали служители Фемиды.

В то же время более половины поданных в интересах компаний исков акционеров отклоняется. Так, совладелец новгородского ЗАО «Дельта-Авто» Сабина Ястимова упрекнула генерального директора Корскова Владимира в необоснованном повышении себе заработной платы до 20 тысяч рублей в месяц. Однако, как выяснилось, сама истица на общем собрании акционеров голосовала за такое увеличение. Суд пришел к выводу, что оклад был установлен законно, доказательств его неразумности не представлено.

Также служители Фемиды отклонили иски акционеров ОАО «Большой Гостиный Двор». Первоначально миноритарным совладельцам крупнейшего универмага Северной столицы удалось доказать десятикратное занижение арендной платы, по которым помещения сдавались «приближенным» компаниям. Отменяя принятое в пользу истцов решение, апелляционной суд пришел к выводу о высокой социальной и экономической значимости таких арендаторов. Кроме того, проведенная экспертная оценка не учитывала отсутствие реальных претендентов на спорные помещения и иные значимые обстоятельства. 

Справка

По данным Судебного департамента, в 2017 году акционеры предъявили 758 исков о взыскании причинного компаниям убытка в размере 160 млрд рублей, 324 требования на 150 млрд были удовлетворены. Из 1324 исков о признании сделок недействительными арбитражные суды признали обоснованными 306.

Мнения

 

Анастасия Морозкова, руководитель корпоративной практики Адвокатского бюро «Прайм Эдвайс»

Очевидно, что деятельность сообщества с числом членов больше двух не может строиться на принципах единогласия – это блокирует возможность принятия экономически эффективных решений. Тем более данное утверждение справедливо для корпорации с несколькими десятками участников. Вместе с тем необоснованно было бы не предоставить миноритарным акционерам право голоса по интересующим их корпоративным вопросам.

Необходимость балансировать между интересами крупных и мелких акционером породила своеобразную систему сдержек и противовесов в законодательстве об акционерных обществах. Так, миноритариям предоставлены возможность влиять на систему управления корпорацией, право вето при необходимости квалифицированного большинства для принятия решений, возможность запрашивать и получать информацию о деятельности общества, требовать выкупа принадлежащих им акций. Но при реализации предоставленных законом прав часто необходимо объединяться для преодоления определенного процентного барьера. Введение такого лимита, свою очередь, призвано снизить возможность злоупотребления со стороны миноритариев, чья подрывная деятельность может блокировать работу компании.

Внутренним аудитором может быть как внешняя организация, так и сотрудник соответствующего структурного подразделения самой компании. Разработка политики и определение условий сотрудничества с таким проверяющим определяются советом директоров (наблюдательным советом) ПАО. Рекомендованным Центральным Банком РФ Кодексом корпоративного управления предлагалось обеспечивать независимость подразделения внутреннего аудита путем разграничения функциональной и административной подотчетности.

Алексей Астапов, заместитель председателя правления управляющей компании «Арсагера»

Само законодательство как правила игры, конечно, может быть улучшено. Но все последние изменения направлены на ограничение прав миноритариев, и это тенденция. 

Тем не менее главная проблема не в законодательстве, а в том, что и оно, пускай далеко не идеальное, не соблюдается в судебной практике. В судах вопросы решаются по принципу: кто сильный, тот и прав. А в тех редких случаях, когда решения приняты в пользу миноритариев, компания может просто не выполнять решение суда.