Рейтинг@Mail.ru
home

27.09.2018

Неопровержимые финансовые истории

Проходящая модернизация законодательства о кредитных историях должна гарантировать точность вносимых в них сведений и упростить получение информации самими заемщиками. Тем не менее «черное досье» может создаваться даже на никогда не обращавшихся за кредитами граждан. На практике они вынуждены доказывать ложность внесенных данных.

27.09.18. АПИ — В кредитную историю вносятся сведения обо всех взятых гражданином или организацией кредитах и займах, аккуратности их погашения и наличии недоимок. Такая информация позволяет банкам, микрофинансовым организациям и другим кредиторам при выдаче новой ссуды оценить надежность заемщика. Наличие просроченной задолженности, как правило, приводит к отказу в заключении кредитного договора, существенному повышению ставки или ужесточению иных условий.

В списках не значится

Соответствующую информацию в бюро кредитных историй (БКИ) вправе направлять сами кредиторы, а также получившие судебное решение на взыскание задолженности организации жилищно-коммунального хозяйства, операторы связи и Федеральная служба судебных приставов. Доступ к «досье» имеют сами заемщики (субъекты кредитной истории) или получившие их согласие банки и другие компании.

В то же время на каждого заемщика в каждом БКИ может вестись отдельная кредитная история. Сведения, в каких бюро искать информацию, хранятся в Центральном каталоге кредитных историй (ЦККИ), который ведет Банк России. Соответствующий запрос можно направить в том числе через официальный сайт регулятора. 

Правда, для этого нужно знать специальный пароль – код субъекта кредитной истории. Чаще всего он формируется при заключении первого договора. Запросить такой код также можно в ЦККИ, но только подтвердив свою личность – обратившись в банк, к нотариусу или в любое БКИ. Такая услуга может стоить до нескольких тысяч рублей, хотя ПАО «Сбербанк России» обещает предоставить ее в любом офисе всего за 200 рублей. Альтернативный вариант – направить в Банк России заверенную сотрудником почтового отделения телеграмму с указанием фамилии, имени и отчества, паспортных реквизитов и адреса электронной почты, на который будет направлен ответ из ЦККИ.

Само «досье» из каждого БКИ заемщик может раз в год получить бесплатно. Но чтобы реализовать такое право, необходимо лично обратиться в само БКИ. Эти организации разбросаны по стране – шесть бюро находится в Москве, два – в Ростове-на-Дону, по одному в Санкт-Петербурге, Тюмени, Красноярске, Волгоградской области и Йошкар-Оле. Возможны разные способы отправки дистанционного запроса, в том числе через банки, уполномоченных представителей БКИ, нотариуса и иные, но все они также обойдутся «в копеечку».

Точная идентификация

Вместе с тем существующая система имеет много изъянов. Так, по данным Министерства финансов РФ, хранение сведений о взятых гражданами ссудах в разных БКИ влечет за собой появление «разрывов» в кредитных историях при смене паспорта, фамилии, имени или отчества, а также дублирование данных по договорам. «Как следствие – снижается достоверность информации, содержащейся в кредитных историях», – убеждены в ведомстве. 

Для исключения таких «разрывов» и дублирования предлагается обязать кредиторов присваивать каждому договору уникальный идентификатор. Соответствующий законопроект уже одобрен Правительством России и в начале сентября внесен в Госдуму. На модернизацию информационных систем банкам и БКИ выделят полгода. В течение еще шести месяцев источники формирования кредитных историй обязали присвоить идентификаторы всем ранее заключенным договорам.

Еще одни поправки в действующий федеральный закон были приняты в июле, но вступят в силу с 31 января 2019 года. Они предусматривают включение в «досье» клиентов данных об овердрафте – списаниях со счета при отсутствии на нем средств (кредитовании счета). Кроме того, заемщикам предоставляется право второй раз за год бесплатно получить в БКИ свою историю, правда – только в электронном виде. В такой отчет должна включаться также информация о кредитном рейтинге, источниках формирования кредитной истории и всех, кто ее запрашивал. Одновременно урегулируется процедура дистанционного направления согласий и самих запросов «досье» с использованием соответствующей электронной подписи.

Банк России предлагает пойти еще дальше и наделить отдельные БКИ статусом системно значимых. Их уполномочат получать, накапливать, хранить, обрабатывать и предоставлять по запросам сведения о совокупных долговых обязательствах и ежемесячных платежах субъектов кредитных историй: «Отсутствие в БКИ сведений о совокупных долговых обязательствах заемщиков в определенных случаях приводит к закредитованности граждан, которая выражается в неспособности платить по долгам из-за несоответствия взятых на себя долговых обязательств и доходов», – отмечается в официальном докладе регулятора.

Банк всегда прав...

В то же время практика свидетельствует о нерешенности совсем других правовых проблем. В частности, действующий федеральный закон предусматривает сложную процедуру оспаривания внесенных в кредитную историю сведений. Жалобу несогласный должен адресовать БКИ, которое обязано в месячный срок провести проверку достоверности информации о допущенных заемщиком просрочках. В исключительных случаях – когда заявитель утверждает об «угрожающих причинением вреда жизни или здоровью» обстоятельствах, этот срок может быть сокращен.

Но в целом проверка сводится к запросу у представившего спорные сведения банка, микрофинансовой организации или иного источника подтверждения. При этом добросовестность кредиторов презюмируется – решение об изменении информации или аннулировании записи может приниматься только на основании полученных от них обновленных материалов. За нарушение установленного срока на ответ банк может привлекаться к ответственности, но любая задержка не влечет обязанность БКИ исправить неподтвержденные данные. Само бюро должно в месячный срок предоставить заемщику официальный ответ, а в случае отклонения претензий – мотивированный отказ.

Отрицательное решение БКИ субъект кредитной истории вправе оспорить в суде. На практике подавляющее большинство таких исков отклоняется, причем любые сомнения, как правило, трактуются против заемщика. Например, москвичка Турова воспользовалась ссудой банка «Ренессанс Кредит» в 4,5 тысячи рублей для покупки сотового телефона. Она утверждала, что своевременно выплатила кредит, тогда как в ее кредитной истории указывалось на наличие задолженности. На самом деле выяснилось, что из-за допущенной просрочки была начислена неустойка и по итогам возникла недоимка в 37 рублей. Банк принял решение о ее списании, но не стал «выправлять» направленные в БКИ сведения. Суд признал такие действия финансистов законными и обоснованными.

Оспорить внесенные в кредитные истории данные гражданам удается чаще всего, только доказав свою непричастность к получению спорного кредита или займа. Так, АО «Альфа-Банк» выдало почти 36 тысяч рублей неустановленному лицу, предъявившему утерянный Петром Поддубным паспорт. Не получив возврата, банк направил в БКИ соответствующую информацию, а право взыскания задолженности передал коллекторам. Многократные попытки добросовестного гражданина урегулировать вопрос не увенчались успехом. В свою очередь суд назначил почерковедческую экспертизу, которая подтвердила подложность сделанных от имени Петра Поддубного подписей. Признав кредитный договор незаключенным, суд обязал банк исправить кредитную историю истца путем направления в БКИ достоверных сведений.

В схожей ситуации оказался и петербуржец Денис Мельников – от его имени были получены кредиты в банках «Связной», «Сетелем», «Ренессанс Кредит» и «Бинбанке». Экспертиза также подтвердила факт фальсификации подписи. Принимая решение в пользу истца, служители Фемиды констатировали, что, в частности, «Бинбанк», как источник формирования кредитной истории, предоставил в три БКИ сведения о наличии у Дениса Мельникова «задолженности по кредитному договору, которая фактически у последнего отсутствовала».

Экономная сатисфакция

Даже когда факт внесения ложных сведений подтверждается, потерпевшим удается в лучшем случае заставить банк исправить информацию и взыскать мизерную компенсацию морального вреда.

Так, петербуржец Борис Бакулов не отрицал факт несвоевременной выплаты Сбербанку автокредита. При рассмотрении спора о взыскании задолженности суд сократил «аппетиты» финансистов почти в три раза, исключив незаконно удержанную с заемщиком комиссию за обслуживание счета в размере 13,3 тысячи рублей. Однако в кредитную историю банк включил эту сумму как недоимку. Многократные обращения бывшего клиента с просьбой исправить данные руководство кредитной организации игнорировало.

Рассматривая иск уже самого гражданина, служители Фемиды пришли к выводу, что ПАО «Сбербанк России» свою обязанность по направлению в БКИ скорректированной информации не исполнило. Правда, моральный вред, причиненный истцу распространением ложных сведений и длительной тяжбой, суд оценил всего в пять тысяч рублей: «Доказательств, бесспорно свидетельствующих о наличии прямой причинно-следственной связи между действиями ответчика и невозможностью получения истцом кредита в иных банках, истцом не представлено. Материалы дела не свидетельствуют о том, что в предоставлении иных кредитов истцу отказано исключительно по причине представления в бюро кредитных историй недостоверных сведений со стороны ПАО «Сбербанк России», – констатировал суд.

Москвич Смирнов еще в 2012 году досрочно погасил взятую в том же Сбербанке ссуду. Однако кредитная организация продолжала списывать мифическую задолженность и даже попыталась взыскать ее через суд. Получив отказ, банк не признал собственную ошибку и направил в БКИ сведения о наличии у гражданина крупной задолженности. Удовлетворяя иск заемщика, служители Фемиды подтвердили, что банк не передал сведения о состоявшемся судебном споре и полном исполнении заявителем своих обязанностей по кредитному договору в срок и надлежащим образом: «Таким образом, несмотря на установленный судом факт исполнения обязательства, в кредитной истории истца присутствует негативная информация, которая может повлиять на его отношения с иными кредитными организациями и затрагивает его репутацию», – отмечается в решении. В качестве компенсации причиненного морального вреда в пользу потерпевшего взыскали тысячу рублей.

В схожей ситуации оказался и житель Омской области Курочка. Даже после вынесения судебного решения, банк «Хоум Кредит» не признал досрочное погашение кредита, предоставив в БКИ информацию о якобы имеющихся у заемщика 18 просрочках. Подтвердив несоответствие этой информации действительности, суд принял решение о взыскании в пользу заемщика компенсации в размере трех тысяч рублей.

Договор от имени жительницы Новосибирска Гринько с микрофинансовой организацией (МФО) «Займ Онлайн» был заключен через мобильное приложение с номера, зарегистрированного на некую Джураеву, а сам заем в размере пяти тысяч рублей кредитор перечислил на банковскую карту Лапина. Установив непричастность Гринько к этому займу, суд констатировал, что микрофинансовая организация, как источник формирования кредитной истории, предоставила в БКИ сведения о наличии у истицы задолженности  по договору займа, которая фактически отсутствовала. Причиненный «псевдозаемщице» моральный вред служители Фемиды оценили в 50 тысяч рублей. Подтверждая это решение, апелляционная коллегия подчеркнула, что «после обращения истицы с заявлением в ООО МФК «Займ Онлайн» надлежащей проверки наличия договорных отношений не было произведено, ответчик ограничился формальным ответом в адрес истицы».

Не виноватые мы

Из-за негативной кредитной истории москвич Дмитрий Белоказанцев не смог стать заемщиком «Альфа-банка». Хотя спорные займы от ООО «Займ-Экспресс» были получены мошенниками, воспользовавшимися утерянным паспортом гражданина. Только через полтора года кредитор направил в БКИ объективную информацию. Но никто из участников не признал свою вину. Суд также пришел к выводу, что привлеченные к делу ответчики не нарушили права истца: по отношению к МФО Дмитрий Белоказанцев не являлся потребителем, а БКИ не вправе самостоятельно исправлять внесенные кредитором сведения. Законными были признаны и действия «Альфа-банка»: «Право отказать в предоставлении кредита, равно как и принять решение о блокировке кредитного лимита, является безусловным правом, но не обязанностью банка», – заключили служители Фемиды.

Кредитная история жительницы Сыктывкара Михайловой была «испорчена» из-за допущенного ПАО «Сбербанк России» технического сбоя – двойного списания суммы с дебетовой карты, по которой по настоянию клиента был установлен нулевой овердрафт. Кредитная организация не отрицала нарушение, но отказалась возмещать причиненный моральный вред. Отклоняя иск потерпевшей, суд напомнил, что изначально требования об исправлении кредитной истории ее субъект должен был подать в само БКИ.

В патовой ситуации оказываются реальные или «виртуальные» заемщики ликвидированных банков или прекративших существование иных кредиторов. Так, Денис Смола оспаривал наличие просрочки перед «Смартбанком», АКБ «Енисей», «Оптимус» и АКБ «Балтика». Причем с первыми тремя кредитными организациями он вообще никогда не заключал договора. АО «Национальное бюро кредитных историй» (НБКИ) направило запросы во все указанные банки, но в установленный срок не получило от них ответа. Конкурсный кредитор находящегося в процессе банкротства АКБ «Балтика» также не смог предоставить какие-либо документы и пояснения, поскольку они не были ему переданы прежним руководством банка. Отсутствие опровержения в НБКИ расценили как подтверждение и отказались вносить в кредитную историю Дениса Смолы какие-либо исправления. Подтверждая законность такого решения, служители Фемиды констатировали, что бюро обновляет кредитную историю в оспариваемой части или аннулирует ее, только если необходимость внесения таких изменений подтверждает источник (кредитор). 

Объяснить АПИ, как добросовестные заемщики могут опровергнуть представленную ныне не существующими банками информацию, директор по маркетингу «Национального бюро кредитных историй» Алексей Волков не смог.

Справка

По данным Банка России, совокупная задолженность частных заемщиков по кредитам превышает 13,5 трлн рублей, в том числе 817 млрд (6 процентов) – просроченная. Обязательства граждан перед микрофинансовыми организациями оцениваются в 95 млрд рублей. 

Мнения

 

Виктор Климов, руководитель проекта Общероссийского народного фронта «За права заемщиков»

В целом действующее законодательство достаточно четко регулирует деятельность БКИ. Хотя на практике исправить внесенную в кредитную историю информацию не так-то просто. В большинстве случаев ошибки устраняются, но это зависит от доброй воли банка или иного кредитора. В случае отказа заемщику приходится обращаться в суд. Вместе с тем за предоставление в БКИ недостоверной информации сам банк никакой реальной ответственности не несет.

На мой взгляд, нужно от простого накапливания информации переходить к персональному кредитному рейтингованию. Это более прозрачный механизм, введение которого серьезно повысит, в том числе, и финансовую грамотность граждан.

Дополнительной опцией БКИ может быть и фиксация запрета со стороны гражданина выдавать ему кредиты и займы. Думаю, многие россияне захотят таким образом обезопасить себя от риска мошенничества – получения ссуды по утерянным или подложным документам. В настоящее время эта возможность отсутствует.

Олег Лагуткин, генеральный директор БКИ «Эквифакс»

Текущие изменения законодательства о кредитных историях в целом можно признать положительными. В ряде случаев они фиксируют практику, которая сложилась на текущий момент на рыке.

Введение единого идентификатора кредитной истории в первую очередь носит технический, но довольно важный и, скорее, положительный характер. Это позволит упорядочить работу БКИ, а субъектам – рассчитывать на более честную и качественную информацию о себе. Хотя всем участникам рынка потребуется перестраивать свои информационные системы, сложность которых пока оценить сложно.

Доля жалоб по сравнению с объемом накопленной информации о кредитных историях ничтожно мала. Обоснованными обращениями субъектов, которые приводят к реальным изменениям в кредитной истории, признаются не более 5-10 процентов. Остальные же 90-95 процентов обращений носят, скорее, технический характер, когда информация была не понятна субъекту.

БКИ не проверяют и не обязаны проверять, как передают данные в кредитные истории россиян банки, у которых отозвали лицензию. Бывают случаи временная администрация, ликвидатор или конкурсный управляющий банка отказываются от действующих договоров с бюро кредитных историй. Если после такого отказа его заемщиками исполнялись кредитные договоры, то информация об этом не доходит до БКИ.