Рейтинг@Mail.ru
home

11.10.2018

Судебное словомолчание

Практика ограничения права выступать в суде обеспокоила адвокатское сообщество. Действующее законодательство позволяет удалять из зала любого возражающего председательствующему участника споров или его представителя. Невыполнение таких требований может обернуться даже уголовным преследованием.

11.10.18. АПИ — Конституция России гарантирует каждому право на рассмотрение его дела судом. За редким исключением процессы являются открытыми для публики, а каждый присутствующий может беспрепятственно вести аудиозапись. Служители Фемиды обязаны заслушать объяснения сторон, показания свидетелей, огласить письменные доказательства и предоставить участвующим слово в прениях. Стороны вправе заявлять ходатайства, в том числе отводы самим судьям.

Закон и порядок

В то же время участники процесса и все присутствующие в зале граждане обязаны соблюдать установленный порядок, в том числе выполнять указания председательствующего. 

Для нарушителей установлено сразу четыре вида ответственности. По общему правилу сначала судья должен сделать устное предупреждение, за повторный проступок гражданин может быть удален из зала. Причем это правило распространяется в том числе на участников разбирательства и их адвокатов. Также за неуважение к суду на присутствующего, в частности, в гражданском процессе, может налагаться судебный штраф в сумме до тысячи рублей. Кроме того, деяние может квалифицироваться как административное правонарушение – неисполнение законного распоряжения судьи или судебного пристава, и наказываться в том числе арестом на пятнадцать суток. Или даже как преступление – воспрепятствование осуществлению правосудия.

Такие меры призваны защитить как служителей Фемиды, так и всех добросовестных участников спора. Однако законодательство не предусматривает обжалования спорных с точки зрения той или иной стороны указаний председательствующего – предполагается, что он всегда прав.

На практике это приводит к конфликтам. Так, судья Первомайского районного суда Краснодара Виталий Кожевников указал адвокату Михаилу Беньяшу на незаконность ведения им аудиозаписи в открытом заседании по делу об административном правонарушении. Ходатайство защитника о допуске в зал слушателей председательствующий игнорировал, а повторное аналогичное заявление расценил как неуважение к суду и потребовал покинуть зал. Отказавшийся выполнять такое требование Михаил Беньяш был выведен полицейским. Попытку адвоката вновь проникнуть в заседание, в котором слушалось дело его подзащитной, в Следственном комитете РФ расценили как воспрепятствование осуществлению правосудия. «Умышленные действия Беньяша М.М., непосредственно направленные на совершение преступления, были пресечены сотрудниками УМВД», – отмечается в постановлении о возбуждении уголовного дела.

В свою очередь в адвокатуре сочли такое решение правоохранительных органов и арест обвиняемого как воспрепятствование законной деятельности самого защитника. Жесткое заявление сделала и расположенная в Женеве Международная комиссия юристов (International Commission of Jurists – ICJ): «ICJ обеспокоена тем, что обвинение в уголовном преследовании в отношении Михаила Беньяша, по-видимому, связано, по крайней мере, частично с заявлениями, которые он сделал в суде в ходе выполнения своих профессиональных обязанностей по представлению своих клиентов», – отмечается в пресс-релизе комиссии.

Тайм-аут спокойствия

Судебная практика рассмотрения уголовных дел против «бунтующих» адвокатов пока не сложилась, редко они привлекаются и к административной ответственности. Такие санкции чаще всего применяют за игнорирование требований суда о явке и так далее. Уголовные дела за  неуважение к суду возбуждают против участников споров, высказывающих прямые оскорбления или даже угрожающих служителям Фемиды за неправильное, с их точки зрения, решение.

Более того, за неуважение к суду и иные допущенные в зале проступки при рассмотрении гражданских дел и административных правонарушений административные санкции применяться вообще не могут. Верховный суд России уже неоднократно указывал, что меры принуждения к таким нарушителям определены исключительно действующим Гражданским процессуальным кодексом РФ – это предупреждение, удаление или судебный штраф в сумме до тысячи рублей. Такое решение было, в частности, принято по жалобе Сергея Бабкина, который, не предъявив доверенности, пытался отстаивать права ответчика, выкрикивал с места, пререкался и не реагировал на замечания. Отменяя назначенный административный штраф в размере 500 рублей, высшая инстанция констатировала, что «меры воздействия за нарушение порядка в судебном заседании, неподчинение распоряжениям председательствующего или судебного пристава применяются к нарушителю рассматривающим гражданское дело судом в том заседании, где это нарушение было допущено».

Такие же ограничения установлены и для участников споров с государственными органами, регулируемых Кодексом административного судопроизводства РФ. Правда, судебный штраф для нарушающих порядок в таких делах может составить до пяти тысяч рублей. С другой стороны, согласно разъяснениям Верховного суда России, выгоняя любого нарушителя, председательствующий обязан вынести отдельное определение, указав в нем в том числе основания применения меры процессуального принуждения. Сам удаленный гражданин вправе обжаловать такое определение, не дожидаясь окончания самого процесса, хотя сама по себе подача частной жалобы не влечет отложение судебных слушаний.

В уголовном процессе защитник также может быть удален, наложение на него судебного штрафа законом не предусмотрено. Но при любом неподчинении участника дела распоряжениям председательствующего слушание может быть отложено. Иное рассматривается как нарушение принципа состязательности. Например, Челябинский областной суд отменил вынесенный в отношении Виталия Ведерникова приговор, так как обвиняемый за неоднократные нарушения порядка был удален из зала до окончания прений. «Суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или на стороне защиты, а создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав», – отмечается в апелляционном постановлении. Аналогичное решение принял и Верховный суд Республики Бурятия – отменяя приговор, служители Фемиды констатировали, что удалив адвоката, первая инстанция лишила его возможности задать вопросы свидетелю, нарушив тем самым право обвиняемого на защиту.

В свою очередь гражданские и административные дела могут рассматриваться и без выгнанного участника или его представителя. «Продолжение судебного разбирательства после удаления представителя ответчика из зала за нарушение порядка судебного заседания не влечет признание незаконным обжалуемого решения», – заключил Санкт-Петербургский городской суд, отклоняя апелляционную жалобу лишившейся представителя заемщицы банк «ВТБ24» Нежинской.

Конституционный суд России считает такую практику легитимной, но допускает удаление лица из зала судебного заседания лишь в качестве крайней меры воздействия, которая должно быть мотивирована и не может быть произвольной. «Норма Гражданского процессуального кодекса РФ не умаляет право участника процесса на судебную защиту, а лишь исключает возможность злоупотребления своим правом», – отмечается в определении высшей инстанции.

Молчание ягнят

Принятый три с половиной года назад Кодекс административного судопроизводства РФ делегирует суду право ограничить выступление участника, который «касается вопроса, не имеющего отношения к судебному разбирательству». Дважды ослушавшегося представителя можно полностью лишить слова. Такие же санкции налагаются за однократное грубое или оскорбительное высказывание, а также призыв к осуществлению незаконного действия. Причем решение «заткнуть рот» не может быть обжаловано.

Более того, подготовленный Верховным судом России законопроект о новой масштабной реформе процессуального законодательства (АПИ писало о нем – Процессуальное упрощение) предусматривает включение таких же норм и в Гражданский процессуальный кодекс РФ. 

Эксперты критически оценивают такие поправки. В частности, правозащитники напоминают о позиции Европейского суда по правам человека, согласно которой справедливое судебное разбирательство предполагает принцип равенства возможностей сторон. «Оно подразумевает, что каждой стороне должна быть предоставлена разумная возможность представить свое дело, в том числе его доказательства», – убеждены страсбургские служители Фемиды.

В Федеральной палате адвокатов указывают на размытость формулировок «вопрос, не имеющий отношения к судебному разбирательству» и «дважды не исполняет требований председательствующего». Фактически они предоставляют суду неограниченное усмотрение в определении того, что именно должен говорить участник процесса в своем выступлении. «Между тем как основной смысл такого выступления – донести до суда понимание обстоятельств дела и их интерпретации, которые у него еще отсутствуют, убедить суд в своей правоте, а не просто формально озвучить свою точку зрения», – подчеркивают в адвокатуре.

Справка

По данным портала «Судебная статистика РФ», за вмешательство в деятельность суда в 2017 году было осуждено 14 человек, в том числе пять приговорено к реальному сроку лишения свободы. В неисполнении распоряжения судьи или судебного пристава уличено 37,5 тысячи человек, 739 назначен административный арест, остальные заплатили штраф в среднем в размере 560 рублей.

Мнения

 

Сергей Пашин, федеральный судья в отставке, член Совета по правам человека

Защитник, как и другой участник судебного разбирательства, обязан выполнять лишь законные требования судьи. Если защитник не согласен с действиями и распоряжениями председательствующего, он вправе заявить возражение против действий судьи, подлежащее обязательному внесению в протокол. В случае явных и грубых нарушений закона председательствующим участник процесса может заявить ему отвод, указав на необъективность суда, ущемление права подсудимого на защиту.

Адвокатская палата Москвы, как и сообщества адвокатов в других регионах, считают недопустимыми неуважительные, оскорбительные, не соответствующие деловой манере общения высказывания в адрес суда, а также любые формы обструкции (отказ от выступления в прениях, демонстративный уход из зала суда и тому подобное).

Нвер Гаспарян, советник Федеральной палаты адвокатов

В случае удаления адвоката из зала судебного заседания последний обязан подчиниться, а впоследствии обжаловать процессуальное решение судьи в апелляционную инстанцию. Проблема в том, что такая жалоба может подаваться только после вынесения окончательного судебного акта (приговора), а не сразу после удаления. В жалобе адвокат может оспорить достаточность оснований для своего отстранения. 

На практике случаи удаления адвокатов из зала судебного заседания с формулировкой «за неподчинение распоряжениям председательствующего» имеют место, хотя и не часто. Cудья может принять такое решение необоснованно, например, если ему не нравится активность, которую проявляет защитник. Следствием таких действий является лишение подсудимого важного права на выбранного им защитника.

Каринна Москаленко, основатель Центра содействия международной защите

Дело адвоката Беньяша показывает, что попытка защитника возражать против действий председательствующего в судебном заседании, в том числе заявлять отвод, вызывает негативную реакцию судей. Такая практика может привести к обвинению в воспрепятствовании правосудию любого адвоката только за его активное выражение своей позиции в соответствии с установленной законом процедурой.

Если бы мне суд запретил возражать и потребовал покинуть зал, я бы заявила о незаконности действий председательствующего. Если судья не обращает на это внимания или призывает на помощь пристава – нужно продолжать делать это заявление до тех пор, пока судья не услышит и не поймет. Причем говорить следует подчеркнуто вежливым корректным тоном и вести свою аудиозапись. Поведение при этом судьи – дело его правосознания. На моей практике судьи пытались меня перебить, это им не очень удавалось, и они объявляли перерыв.