Рейтинг@Mail.ru
home

31.10.2018

Российских трудоголиков защитили от Международной организации труда

31.10.18. АПИ — При увольнении работник вправе получить денежную компенсацию за неиспользованный даже два десятилетия назад отпуск. К такому выводу пришел Конституционный суд России.

Действующий Трудовой кодекс РФ гарантирует право работников на отдых – 28-дневный ежегодный оплачиваемый отпуск. Причем он по существу является обязательным – трудящийся обязан отдыхать как минимум раз в два года. Вместе с тем допускается замена отпуска денежной компенсацией – за все неиспользованные отпуска она должна выплачиваться при увольнении. Никакие сроки давности на такие выплаты не установлены. Тогда как согласно Конвенции Международной организации труда (МОТ), ратифицированной Россией в 2010 году, остаток ежегодного оплачиваемого отпуска можно использовать только в течение 18 месяцев после окончания года, за который он предоставлялся.

Поскольку в соответствии с Конституцией России международные договора имеют верховенство над отечественным законодательством, по вопросу выплаты «старых отпускных» сложилась противоречивая практика. Так, главный научный сотрудник Института теоретической и экспериментальной физики Михаил Данилов не отдыхал в течение шести лет, но после увольнения по сокращению не смог получить соответствующую компенсацию. Отклоняя его иск, Московский городской суд указал на пропуск 21-месячного срока: 18 месяцев на получение отпуска и еще три – на подачу иска. Схожее решение было принято и по делу уволившихся топ-менеджеров ЗАО «Делойт и Туш СНГ» (дочерней структуры международной консалтинговой компании) Константина Кондакова, Вячеслава Сероногова и Александра Шахова.

Рассмотрев жалобы этих «трудоголиков», Конституционный суд России напомнил, что выплата денежной компенсации за все неиспользованные отпуска служит специальной гарантией, обеспечивающей реализацию особым способом права на отдых работникам, которые «в силу различных причин не воспользовались ранее своим правом на ежегодный оплачиваемый отпуск». Нормы Конвенции МОТ, на которые ссылался, в частности Московский городской суд, «по своему буквальному смыслу не рассчитаны на применение к увольняющимся или уже уволенным работникам, а истечение этого срока не может влечь за собой прекращение права таких работников на невозможность получения денежной компенсации». Кроме того, по общему правилу международный договор не может умалять и не ограничивать объем прав, предусмотренных гражданам национальным законодательством, и возможности их практической реализации. 

Не усмотрев противоречий, служители Фемиды констатировали, что действующий Трудовой кодекс РФ «не ограничивает право работника на получение при увольнении денежной компенсации за все неиспользованные отпуска и не лишает работника права на ее взыскание в судебном порядке независимо от прошедшего времени». Такой иск можно подать в течение трех месяцев со дня прекращения трудового контракта.

В то же время Конституционный суд России де-факто предложил законодателям ограничить возможность отказа работающих от гарантированного права на отдых. По мнению высшей инстанции, выплата денежной компенсации не должна представлять собой «правомерный способ накопления, в том числе по обоюдному согласию работника и работодателя».

Отметим, что в ряде случаев суды общей юрисдикции в подобных спорах не применяют ограничивающие права российских трудящихся нормы Конвенции МОТ. «Она не устанавливает срок, в течение которого работник вправе обратиться в суд с иском о взыскании компенсации за неиспользованные отпуска после увольнения, равно как и не устанавливает каких-либо ограничений гарантированного работнику Трудовым кодексом РФ», – заключил Свердловский областной суд, удовлетворяя иск экс-сотрудницы Негосударственного пенсионного фонда «Уралоборонзаводский».

К схожему мнению Самарский областной суд пришел в деле бывшего главного бухгалтера банка «Волга-Кредит» Светланы Игнатьевой: «Когда национальное законодательство содержит более льготное регулирование по сравнению с нормами Конвенции, должны применяться нормы национального законодательства», – отмечается в решении суда.