Рейтинг@Mail.ru
home

15.11.2018

ЕСПЧ: у прокуроров нет бесконечного срока на обжалование судебных решений

15.11.18. АПИ — Необоснованное продление сроков апелляции нарушает принцип правовой определенности. К такому выводу пришел Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ).

Спор разгорелся по жалобе партнеров адвокатской конторы «Бородин и партнеры» Сергея Бородина и Алексея Пауля. В 2010 году они оказали правовые услуги муниципальной компании «Воронежпассажиртранс», в том числе участвовали в четырех судебных делах об истребовании недвижимости. Однако клиент не стал оплачивать проведенную работу, что вынудило юристов подать иск непосредственно к муниципальному казенному предприятию. Ответчик признал требования. Районный суд принял решение о взыскании с перевозчика 40 млн рублей, оспаривать вынесенное решение предприятие также не стало. 

Однако через три года апелляционное представление подал прокурор, усмотревший во взыскании задолженности за счет местного бюджета нарушение публичных интересов. Надзорный орган, в частности, указывал, что судебные споры, в которых адвокаты представляли транспортное предприятие, были рассмотрены еще в 2009 году, то есть до заключения самого договора.

Воронежский областной суд восстановил многократно пропущенный срок обжалования и отменил принятое в пользу юристов решение. Апелляционная коллегия пришла к выводу, что из материалов дела невозможно установить, какую конкретно работу выполнили адвокаты. «Оспариваемым решением суда нарушены публичные интересы, поскольку по долгам предприятия субсидиарную ответственность несет собственник имущества – муниципальное образование городского округа города Воронежа, защита интересов которого относится к компетенции органов прокуратуры», – отмечается в решении Воронежского областного суда.

В свою очередь, ЕСПЧ критически оценил такой подход к рассмотрению жалоб прокурора. Само по себе продление сроков апелляции представляет собой вмешательство в принцип res judicata (разрешенное дело, лат.). Требующий такого продления участник спора должен действовать с достаточным усердием и подавать жалобу незамедлительно после получения информации о нарушенных правах. В данном же деле Воронежский областной суд даже не установил, когда прокуратура узнала или должна была узнать о вынесенном против муниципального предприятия решении. 

Подтверждая факт нарушения российским судом Европейской конвенции, страсбургские служители Фемиды тем не менее отклонили требования заявителей о взыскании денежной компенсации. Сами адвокаты оценили убытки в 8,7 млн рублей. «Суд не видит причинно-следственной связи между обнаруженным нарушением и предполагаемым материальным ущербом. Более того, признание нарушения представляет собой достаточную справедливую компенсацию за любой нематериальный ущерб, который может быть понесен заявителями», – отмечается в решении Европейского суда.

Действующий Гражданский процессуальный кодекс РФ позволяет участникам спора в таких случаях требовать пересмотра вынесенного российским судом решения по новым обстоятельствам. Однако в адвокатской конторе «Бородин и партнеры» категорически отказались комментировать принятое в Страсбурге решение и его последствия.