Рейтинг@Mail.ru
home

19.11.2018

Опыт вместо диплома

Умеющим ладить с детьми, но не имеющим педагогического образования, разрешили работать воспитателями. Такое решение принял Конституционный суд России. Чиновники и эксперты неоднозначно оценивают практику применения действующего законодательства и перспективу деятельности педагогов-самоучек.

19.11.18. АПИ — Действующий с 2013 года федеральный закон «Об образовании» предусматривает обязательное наличие у педагогов среднего профессионального или высшего образования, а также соответствие иным установленным квалификационными справочниками или профессиональными стандартами требованиям. В настоящее время воспитатель в дошкольных образовательных учреждениях (детских садах) должен иметь диплом по специальности «Образование и педагогические науки» либо пройти специальную переподготовку.

Воспитание по стандарту

Схожие квалификационные требования были закреплены в нормативных актах как минимум 1977 года. Более того, еще в 1953 году Министерство просвещения РСФСР указало на необходимость повышения образовательного уровня всеми воспитателями и заведующими детскими садами, причем имеющим опыт свыше 15 лет разрешили заниматься самообразованием и посещать периодически созываемые курсы. Но после «перестройки» эти требования перестали быть обязательными.

Принятый в конце 2012 года федеральный закон установил жесткие квалификационные требования к воспитателям. Кроме того, действующий с 1 января 2017 года профессиональный стандарт «Педагог» также исключает занятие такой деятельностью не имеющими специального образования воспитателями.

Вместе с тем чиновники образовательного ведомства сочли возможным не применять новые требования к уже работающим педагогам. Министерство образования и науки РФ указало, что отсутствие профильного образования само по себе не может являться основанием для признания педагогического работника не соответствующим занимаемой должности при его аттестации, если работодатель представил «положительную мотивированную всестороннюю и объективную оценку профессиональных, деловых качеств и результатов профессиональной деятельности» сотрудника. Спустя год чиновники совместно с Общероссийским Профсоюзом образования подтвердили, что для трудоустроенных до вступления в силу федерального закона воспитателей или учителей отсутствие среднего профессионального образования или высшего образования не может служить основанием для увольнения.

Несмотря на такие разъяснения, в большинстве регионов руководители детских садов и школ начали «чистку кадров» – стали увольнять не имеющих надлежащего диплома педагогов. Трудовой кодекс РФ предусматривает право работодателя расторгнуть договор с сотрудником, не соответствующим занимаемой должности или выполняемой работе вследствие недостаточной квалификации, подтвержденной результатами аттестации. Кроме того, не имеющие соответствующий образовательный ценз не могут допускаться к педагогической деятельности.

Закон есть закон

Попытки лишившихся работы учителей и воспитателей восстановиться чаще всего терпели фиаско – служители Фемиды указывали на императивную норму федерального закона, не допускающую любые исключения. Так, из-за ненадлежащего диплома была уволена заместитель директора по воспитательной работе средней общеобразовательной школы № 457 Выборгского района Санкт-Петербурга Татьяна Петрова, отказавшаяся перейти на должность гардеробщицы или уборщицы. В свое время она больше пяти лет отучилась по специальности «психология» в Ленинградском государственном университете им. А.С. Пушкина, но не смогла защитить дипломную работу. «В материалах дела отсутствуют доказательства соответствия квалификации Петровой Т.Г. замещаемой ею должности», – заключил Санкт-Петербургский городской суд, отклоняя требования уволенного сотрудника о восстановлении на работе. Такое же решение было принято в отношении москвички Валентины Файковой, работавшей в детском саду при «Школе самоопределения» (№ 734) – суд не признал доказательством соответствия квалификационным требованиям справку Российского государственного гуманитарного университета о неполном высшем образовании.

Работавшая в детском саду поселка Славянка Приморского края Ольга Анчугова представила диплом о прохождении профильных курсов переподготовки по специальности «Коррекционная педагогика». Отклоняя иск уволенной сотрудницы, суд указал, что такой документ не свидетельствует о получении истицей необходимой для замещения должности «воспитатель» подготовки. Более того, необходимость наличия профессионального образования для всех педагогов, по мнению суда, была закреплена в принятом еще в 1974 году законе РСФСР «О народном образовании».

Подтверждая законность увольнения воспитательницы детского сада № 12 Приморского района Санкт-Петербурга Хряпиной, служители Фемиды отвергли выданный Железнодорожным профессиональным лицеем диплом о присвоении квалификации «электромонтер станционного оборудования телефонной связи», а также факт обучения педагога на технологическом факультете Рязанского государственного агротехнологического университета. «Для занятия должности воспитателя работник должен иметь образование по направлению «Образование и педагогика», – отмечается в решении суда.

А вот рассматривая иск воспитательницы детского сада «Дюймовочка» в городе Минеральные Воды Манукян, Ставропольский краевой суд пришел к выводу, что не имеющие установленного уровня профессиональной подготовки педагоги могут быть приняты на соответствующие должности лишь в исключительных случаях и по рекомендации аттестационной комиссии. Но в данном случае такого решения аттестационной комиссией не принималось.

30 лет без права на работу

Лишилась работы и Ирина Серегина, три десятилетия занимавшаяся воспитанием детей. За это время она успешно прошла многочисленные аттестации, получала благодарности от руководства, награждалась грамотами и дипломами, не раз повышала квалификацию. В 1992 году она прервала обучение в Волгоградском государственном социально-педагогическом университете. В 2012 году ей присвоили первую квалификационную категорию.

В августе 2017 года руководство детского сада № 22 города Камышин предложило формально имевшей только неполное высшее образование воспитательнице должность уборщицы, от которой опытный педагог отказалась. Признавая увольнение законным, служители Фемиды отклонили доводы истицы о недопустимости применения принятого в 2013 году федерального закона к ранее заключенным трудовым договорам, равно как и все заслуги работницы: «Приказы и удостоверения об аттестации не могут заменить документ о среднем профессиональном педагогическом образовании. Наличие у истца благодарностей и наград за добросовестный труд и творческий подход в области воспитания детей безусловным основанием для признания Серегиной И.В. соответствующей занимаемой должности служить не могут», – заключил суд. К такому же выводу пришла и апелляционная коллегия.

В поданной в Конституционный суд России жалобе Ирина Серегина оспаривала саму норму федерального закона, на практике позволившую лишить ее официально признанного статуса воспитателя первой категории. По мнению заявительницы, закон не учитывает осуществление трудовой деятельности до вступления его в силу, «компетентность работника и достаточный практический опыт педагогической деятельности, выполнение им качественно и в полном объеме обязанностей по занимаемой должности».

Представители государственных органов не усмотрели в установлении образовательного ценза для воспитателей нарушения гарантированного Конституцией России права «свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию». По мнению председателя Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Андрея Клишаса, права Ирины Серегиной не были нарушены, так как уже на момент ее трудоустройства воспитатели должны были иметь профессиональное образование. Такие требования, по словам сенатора, закреплялись в законе РСФСР «О народном образовании».

Этого мнения придерживается и представитель Госдумы Марина Беспалова. Правда, все перечисленные ею правовые акты имели отсылочный характер и не устанавливали обязательность наличия конкретного образования. Впервые о необходимости наличия диплома о среднем профессиональном или высшем образовании упоминается в Типовом положении о дошкольном образовательном учреждении, введенном Министерством образования и науки РФ в 2012 году. Кроме того, парламентарий признала, что вплоть до 2013 года работодателям разрешалось по рекомендации аттестационной комиссии назначать на соответствующие должности не имеющих необходимого образования сотрудников. «Действующее законодательство позволяет таким педагогам продолжить деятельность, что исключает признание спорной нормы неконституционной», – заключила Марина Беспалова.

По словам представителя Президента России Михаила Кротова, закон никогда не допускал никаких исключений ни для ведомств, ни для профсоюзов. Но либеральная норма была введена, так как профессиональных педагогов не хватает. Однако с каждым годом уровень высшего образования в России растет и количество выпускников соответствующих профессий давно превышает ситуацию 1974 года, когда, по его словам, впервые закон предусмотрел образовательный ценз. «Нет никакого ужесточения. Переходный период длится с 1974 года, за это время педагоги должны понять, что без образования работать с детьми нельзя. Иначе мы снижаем гарантии для детей», – убежден Михаил Кротов. Кроме того, для Ирины Серегиной нужно прекратить делать исключения, так как пройдя в 1992 году обучение в вузе, она давно могла получить как минимум среднее профессиональное образование. По мнению советника министра юстиции России Марии Мельниковой, заявительницу следовало уволить еще в 2013 году.

В свою очередь, представитель Генерального прокурора России Татьяна Васильева считает допуск Ирины Серегиной к работе воспитателем законным. Ведь компетентность педагога была подтверждена аттестационной комиссией, что исключает нарушение прав детей. Введение нового закона и профессионального стандарта не является безусловным основанием для увольнения недипломированных воспитателей. «При решении этого вопроса должны учитываться иные существенные обстоятельства – деловые качества, предшествующий педагогический стаж, наличие поощрений за труд и результаты аттестации», – полагает Татьяна Васильева.

Исключительное исключение

Конституционный суд России пришел к выводу, что подзаконные нормативные акты Министерства образования и науки РФ не исключают возможности назначения не имеющих среднего профессионального или высшего образования на должности педагогических работников. Воспитатели дошкольной образовательной организации подлежат периодической аттестации, в процессе которой всесторонне оценивается их трудовая деятельность. «При положительной оценке нет оснований полагать, что отсутствие у него требуемого уровня профессионального образования создает препятствия для добросовестного исполнения им трудовых обязанностей и, следовательно, нарушает интересы детей и их законных представителей», – отмечается в постановлении суда.

Служители Фемиды заключили, что воспитатели детских садов, принятые на работу до 2013 года, успешно осуществляющие профессиональную педагогическую деятельность и прошедшие необходимые аттестации, не могут быть уволены в связи с отсутствием необходимого образования. Не препятствуют такой работе и введенные профессиональные стандарты.

Разъясняя принятое постановление, судья-докладчик Александр Кокотов пояснил, что оно адресовано исключительно воспитателям дошкольных образовательных организаций: «Конституционный суд России исходил из того, что применительно к детским садам воспитателям для профессиональной состоятельности не менее, чем наличие того или иного уровня образования, имеет значение опыт работы с детьми», – отметил судья.

Вынесенные по делу Ирины Серегиной решения подлежат пересмотру. На применение выводов высшей инстанции могут рассчитывать оказавшиеся в схожей ситуации педагоги, не уволенные или оспаривающие свое увольнение в суде. Тогда как ранее вынесенные решения по иным педагогам пересмотру не подлежат.

Справка

По последним данным Федеральной службы государственной статистики, в 48,6 тысячи дошкольных образовательных организаций трудится 652 тысячи педагогических работников и обучается 6,3 млн детей.

Мнения

 

Михаил Авдеенко, заместитель председателя Общероссийского профсоюза образования

Рассматривая жалобу Ирины Серегиной, Конституционный суд России учел правовую позицию нашего Профсоюза. Большинство не имеющих специального образования педагогов увольнялось примерно два года назад, когда проходили проверки Рособрнадзора. Сейчас эта волна спала.

Чаще всего такие воспитатели поступили на работу примерно в 80-х годах прошлого века. Тогда требовалось срочно набирать педагогов, поэтому создали так называемые «педклассы» – к преподавательской деятельности учащиеся допускались после двух лет обучения. Сейчас они опытные сотрудники с 30-летним стажем. С другой стороны, за эти годы им, конечно, следовало получить нормальный диплом. Это вопрос и к самим сотрудникам, и к руководителям учреждений, в которых они работали.

На наш взгляд, в деятельности воспитателей опыт имеет более важное значение, чем формальное наличие «корочки». Можно иметь даже красный диплом, но детей научить не сможешь. Хотя и предметные знания, конечно, никто не отменял. В России вопрос допуска молодого специалиста к самостоятельной педагогической деятельности решается руководителем образовательного учреждения. Некоторым для наработки опыта достаточно года, иным – и пяти лет не хватит. Все очень индивидуально.

Михаил Барщевский, полномочный представитель Правительства РФ в Конституционном суде России

Конституционный суд России уже неоднократно высказывался, что при новом правовом регулировании необходимо дать переходный период, люди должны адаптироваться к новым условиям, принять разумные и достаточные меры. У заявительницы были десятилетия, чтобы получить диплом.

Мы живем в век непрофессионализма, и когда-то надо кончать этот бардак. Нельзя поощрять непрофессионализм и его множить. Тем более, когда речь идет о наших детях. Кто-то хочет, чтобы ими занимались люди без специальной подготовки. А кто-нибудь проверил, этот опыт положительный или отрицательный? Кто сядет в автомобиль к водителю, который никогда не сдавал на права? Даже если у него большой опыт – на селе трактор водил, лошадью с телегой управлял. Почему же мы должны доверять своих детей людям, которые не имеют педагогического образования?

Александр Горшков, первый проректор Санкт-Петербургской академии постдипломного педагогического образования

Конституционный суд России принял гуманное решение, но закон надо соблюдать – педагог должен иметь соответствующее образование. У кого нет диплома – пусть срочно идет в том числе в нашу академию и проходит профессиональную переподготовку по дошкольному или общему образованию. Ничего непреодолимого тут нет. Опытным воспитателям тоже следует получить диплом, это у нас самое востребованное направление. Занятия проходят в течение года в вечернее время (252 академических часа) и стоят около 20 тысяч рублей.