Рейтинг@Mail.ru
home

26.11.2018

Банковский капкан

Сотрудники компаний, имеющих счета в так называемых «проблемных» банках, могут лишиться перечисленной им зарплаты. Сама по себе такая выплата порой расценивается как злоупотребление. Судебная практика пока остается противоречивой.

26.11.18. АПИ — Действующий Трудовой кодекс РФ предусматривает право работника получить заработную плату наличными или на счет в выбранный им банк. На практике многие компании совместно с банками реализуют так называемые «зарплатные проекты» – организованно обеспечивают персонал пластиковыми картами, на которые в установленные сроки и зачисляется трудовое вознаграждение. Такая система чаще всего выгодна всем сторонам, но в кризисной ситуации может привести к нерешаемому конфликту.

Финансовые кулуары

Спор разгорелся вокруг нескольких компаний из Кемеровской и Новосибирской областей, являющихся корпоративными клиентами ПАО «Межтопэнергобанк». В рамках «зарплатного проекта» сотрудники получали деньги на открытые в той же кредитной организации счета.

20 июля 2017 года Банк России отозвал у ПАО «Межтопэнергобанк» лицензию. По закону все граждане, имеющие вклады или счета в таких кредитных организациях, вправе получить возмещение в размере остатка на день наступления страхового случая. В пределах 1,4 млн рублей оно выплачивается государственной корпорацией «Агентство по страхованию вкладов» (АСВ).

Однако как минимум нескольким десяткам частных клиентов кредитной организации в выплате компенсации было отказано. В АСВ сочли переводы между счетами компаний и их сотрудников фиктивными, так как банк в течение последнего месяца существования уже был неплатежеспособен и не имел средств на корреспондентских счетах. «Фактически произошло перераспределение остатков по счетам и трансформация обязательств банка перед юридическими лицами в обязательства перед физическими лицами, имеющими право на страховое возмещение из государственного фонда обязательного страхования вкладов», – пояснили в АСВ.

Судебная практика пока остается противоречивой, причем «крайними» в большинстве случаев остаются сами трудящиеся. Так, руководитель дилерского центра ООО «Элга-Сибирь» Дмитрий Мартышин пытался взыскать перечисленную 101 тысячу рублей с работодателя. Однако представитель компании отрицал наличие задолженности перед сотрудником, перевод денег на счета в ПАО «Межтопэнергобанк» был предусмотрен договором, а истец «не возражал против такого способа оплаты его труда». «Заработная плата ответчиком истцу была начислена и переведена на картсчет истца в банк в полном объеме», – заключил суд, отклоняя требования Дмитрия Мартышина.

Такое же решение было принято по иску менеджера ООО «Микрокредитная компания «Главкредит» Валентины Поповой. На его отмене настаивало АСВ, привлеченное к участию в деле как конкурсный управляющий обанкротившейся кредитной организации. Но апелляционная коллегия отвергла все доводы Агентства: «Обстоятельства, связанные с банкротством, наличием конкурсной массы, законности и обоснованности платежных поручений банка и ООО «МКК «Главкредит» не могут влиять на применение норм трудового законодательства», – отмечается в решении Кемеровского областного суда. Аналогично служители Фемиды подтвердили «невиновность» работодателя в делах Марии Луцковской и по иску Вадима Воротилищева.

К прямо противоположным выводам те же суды пришли при рассмотрении иска менеджера той же компании Ольги Перелыгиной. Платежную операцию, в результате совершения которой у получателя возникает преимущественное перед иными кредиторами право, сочли недействительной. «По состоянию на 30 июня 2017 года угроза несостоятельности ПАО «Межтопэнергобанк» была очевидной для его клиентов. Поэтому целью перечисления средств на счета истца под видом заработной платы для ООО «МКК «Главкредит» являлось создание видимости возникновения у истцов права на страховые выплаты в связи с несостоятельностью банка и компенсации таким способом неизбежных имущественных потерь», – констатировал суд, удовлетворяя иск к работодателю. Задолженность по заработной плате областной суд взыскал и в пользу менеджера Юлии Анохиной, отменив решение первой инстанции об отклонении ее иска.

Клиент всегда виноват

В то же время рассматривающий дело о банкротстве арбитражный суд указывает на право потерпевших получить компенсацию от АСВ. Такие решения были приняты по ходатайствам, в том числе, Дмитрия Мартышина, Валентины Поповой и многих других потерпевших. «Установление размера возмещения и выплата по застрахованному вкладу в пределах лимита страхового возмещения в силу закона производится Агентством по страхованию вкладов, а не банком, находящимся в процедуре банкротства», – отмечается в определении суда. Безуспешными оказались попытки АСВ в ходе той же процедуры банкротства признать недействительными и сами операции, например, перечисление со счета ООО «Комфорт» физическому лицу 1,3 млн рублей, которые потом были им обналичены.

В еще худшей ситуации оказались 24 сотрудника новосибирского ООО «Андромед-Клиника». По мнению конкурного кредитора ПАО «Межтопэнергобанк», задолженность перед компанией должна восстанавливаться путем исправительных проводок от получателей переводов. Однако сами работники тоже не могут получить переведенные им средства. Рассмотрев их иски, суды поддержали позицию АСВ – при неплатежеспособности банка наличия приходных операций и договора банковского вклада недостаточно для подтверждения фактического размера и наличия задолженности. Кроме того, служители Фемиды уличили работодателя в злоупотреблении правом, так как некоторым подчиненным клиника в «кризисные дни» почему-то выплатила заработную плату сразу за три месяца и полугодовую премию. Например, Оксана Иванова в один день получила сразу от двух компаний (ООО «Андромед-Клиника» и ООО «СтильДент») больше полумиллиона рублей. «Программные средства кредитных организаций позволяют создать видимость приходных и расходных операций при одновременном формальном внесении по соответствующему счету записи о зачислении на счет в банке такой же общей суммы денежных средств», – констатировал суд.

Черное и белое

В пресс-службе АСВ также указывают на злоупотребление со стороны работодателей, которые в канун очевидного банкротства кредитной организации решили «спасти» денежные средства. Речь якобы идет только о четырех связанных между собой компаниях в Кемеровской области. В период неплатежеспособности ПАО «Межтопэнергобанк» посредством внутрибанковских проводок они произвели массовые перечисления средств на счета своим работникам, причем в необычно большом размере и в необычные даты выплаты заработной платы. «Агентство, выявив данную схему, отказало обратившимся физическим лицам в выплате страхового возмещения по вкладам, сформированным в результате вышеуказанных внутрибанковских проводок», – отмечают в АСВ. 

В Агентстве также убеждены, что два принятых в пользу работодателей решения будут пересмотрены. Кроме того, юристы государственной корпорации апеллируют к практике Верховного суда России по противодействию так называемому «дроблению вкладов». Например, краснодарец Олег Павловский утверждал, что внес в «Кубанский универсальный банк» вклад в размере 857 тысяч рублей накануне отзыва у него лицензии. Районный суд признал его требования о взыскании этой суммы с АСВ обоснованными, такое же решение приняла апелляционная коллегия. В свою очередь Верховный суд России указал на цепочку сомнительных операций – в один день непосредственный руководитель истца якобы снял со счета в неплатежеспособном банке 1,7 млн рублей, а два его подчиненных – открыли одинаковые вклады. «Требования о включении в реестр обязательств перед вкладчиками могли быть удовлетворены только в случае установления судом обстоятельства реального внесения денежных средств на счет истца, открытый в КБ «Кубанский универсальный банк», – отмечается в решении высшей инстанции. По той же причине не удалось получить 650 тысяч екатеринбурцу Сергею Виноградову, открывшему вклад в филиале ОАО «Первый Республиканский Банк» фактически накануне его окончательного краха. В качестве примера (так называемого «казуса») Верховный суд России включил это дело в обзор практики, де-факто обязательный для всех служителей Фемиды.

Вместе с тем многочисленные вопросы остаются нерешенными. Как корпоративные и частные клиенты должны узнать о неплатежеспособности кредитной организации? Если ситуация действительно плачевная, то почему Банк России в течение длительного времени (порой до месяца) не отзывает лицензию, а по существу перекладывает риски на добросовестных клиентов? При том, что освобождая нотариусов от ответственности за «сгоревшие» в обанкротившихся банках депозиты клиентов, Верховный суд России еще в 2012 году фактически признал действующую лицензию достаточным признаком надежности кредитной организации. Почему обычные компании должны лучше знать финансовое положение в финансовом учреждении, чем Банк России, АСВ и профессиональные нотариусы?

Налоговые привилегии

Эксперты напоминают, что впервые вопрос о фиктивных перечислениях через «проблемные» банки возник еще в 1998 году. Принятый накануне первого отечественного экономического кризиса Налоговый кодекс РФ признавал налог, уплаченный с момента представления в обслуживающий расчетный счет банк соответствующего поручения, при условии наличия достаточных средств. То есть налогоплательщики освобождались от ответственности за любые последствия несовершения платежа или его непоступления в бюджет. По жалобе одной из компаний Конституционный суд России подтвердил, что обязанность юридического лица по уплате налога прекращается «со дня списания кредитным учреждением платежа с расчетного счета плательщика независимо от времени зачисления сумм на соответствующий бюджетный или внебюджетный счет».

Правда, через почти два года служители Фемиды частично дезавуировали собственные же выводы: разъясняя вынесенное постановление по ходатайству фискального ведомства, Конституционный суд России уточнил, что оно касается «только добросовестных налогоплательщиков». В свою очередь, в случае выявления недобросовестности налоговым органам разрешили «обеспечивать охрану интересов государства, в том числе с использованием механизмов судебной защиты». Такое толкование привело к массовой кампании по признанию нарушителями и повторному взысканию налогов со всех компаний, платежи которых не были исполнены «проблемными» банками. В большинстве случаев «мытари» не обременяли себя обязанностью что-либо доказывать. По искам потерпевших компаний арбитражные суды почти всегда признавали действия фискальной службы незаконными.

В настоящее время этот механизм применяется реже и, чаще всего, к действительно совершающим сомнительные операции налогоплательщикам (АПИ писало о таких спорах – Проблемные налоги). Признаком недобросовестности, в частности, является уплата налогов авансом через «проблемный» банк при наличии счетов в других кредитных организациях. Например, за неделю до отзыва лицензии у «Росэнергобанка» петербургское ООО «Парус» перечислило в бюджет почти все имеющиеся на счету средства. Поскольку реально они до счетов казначейства не дошли, фискальная служба не признала налог уплаченным. Выяснилось, что компанией был также открыт расчетный счет в «Сбербанке» и на нем было достаточно средств: «У заявителя имелась альтернатива при выборе наиболее стабильного кредитного учреждения для обеспечения поступления налоговых платежей в бюджетную систему», – констатировал арбитражный суд, подтверждая законность принятого налоговой инспекцией решения.

Частично проблема фиктивных переводов решится в 2019 году – уже с 1 января банковские счета малых предприятий будут застрахованы наряду с вкладами частных лиц. То есть в случае отзыва лицензии большинство юридических лиц смогут получить от АСВ компенсацию в пределах 1,4 млн рублей. Эта сумма соразмерна месячной средней заработной плате коллектива примерно из 30 человек. Соответственно, для малого бизнеса исчезает смысл списывать средства со счетов в «проблемных» банках как на налоги, так и в пользу сотрудников.

Справка

По данным АСВ, за последний год лицензии лишились 53 банка, право на получение возмещения в размере 182 млрд рублей имеют 915,2 тысячи вкладчиков. Фактически за компенсацией обратилось только 300 тысяч человек, выплачено почти 174 млрд рублей.

В Единый реестр субъектов малого и среднего предпринимательства внесено 2,6 млн малых предприятий (включая микропредприятия), по данным Федеральной налоговой службы, в них работает 11,7 млн человек. Это примерно 16 процентов от общего числа занятых экономической деятельностью.

Мнения

 

Олеся Спиричева, адвокатская контора «Бородин и партнеры»

Судебная практика свидетельствует, что если банк обладает признаками неплатежеспособности и не исполняет обязательства перед клиентами, то остатки на счетах внутри самой кредитной организации перестают быть реальными деньгами. По существу они становятся пустыми записями.

В свою очередь, под остатком на счете (вкладе) гражданина понимаются реальные денежные средства, размещаемые им или в его пользу. Если же такие средства на счет из-за неплатежеспособности банка не поступили, то и вклада юридически не существует. Следовательно, его владелец не вправе рассчитывать на получение возмещения от АСВ. В этой ситуации заработная плата не была передана сотруднику, то есть работодатель не исполнил обязательства по оплате труда. Именно с него работник вправе требовать выплатить спорную сумму.

Вместе с тем работодателям не стоит торопиться с повторным перечислением заработной платы – целесообразно дождаться решения АСВ об отказе в выплате возмещения и, возможно, судебного решения по спору сотрудника с Агентством. Такая тактика оправдана, так как зачастую АСВ или суд знают положение дел внутри банка гораздо лучше работодателя, а потому могут прийти к обоснованному выводу о наличии или об отсутствии реальных денежных средств на корреспондентских счетах на момент перечисления заработной платы.

Нередко в преддверии отзыва у банка лицензии компании при отсутствии реальной необходимости перечисляются средства сотрудникам и иным гражданам, имеющим счета в той же кредитной организации. Такие действия суды могут квалифицировать и как злоупотребление правом. Эти меры необходимы для защиты интересов добросовестных клиентов банка от подобных схем и касаются они всех случаев денежных перечислений в пользу физических лиц.

Денис Горулев, советник компании «Первая юридическая сеть»

Чаще всего суды удовлетворяют заявления арбитражных управляющих о недействительности действий по выплате денежных средств, если у банка имелась картотека неисполненных в срок распоряжений и одному клиенту было оказано большее предпочтение перед требованиями других кредиторов.

Вместе с тем, по мнению Верховного суда России, при разрешении подобных споров необходимо исследовать добросовестность ответчика при снятии вклада, а также совершение расходной операции в рамках обыкновенной деятельности. Таким образом, можно ожидать, что формальное наличие у банка картотеки неисполненных в срок распоряжений других клиентов не будет является безусловным основанием для признания операции недействительной, а суды оценят ее характер и добросовестность.