Рейтинг@Mail.ru
home

13.12.2018

Подарочная антикоррупция

​Чиновникам, депутатам и иным государственным лицам планируется запретить принимать любые презенты и подношения. Формально служащие не смогут даже выпить кофе на официальном мероприятии. Соблюдать антикоррупционные ограничения обяжут также всех почтальонов и железнодорожников, кассиров сберкасс, работников «Газпрома» и сотни тысяч сотрудников иных квазигосударственных компаний.

13.12.18. АПИ — По общему правилу должностные лица в связи с выполнением служебных обязанностей не вправе получать вознаграждение и подарки, ссуды, услуги, оплату развлечений, отдыха и транспортных расходов. При этом действующий Гражданский кодекс РФ разрешает принимать подарки в связи со служебными командировками, протокольными и другими официальными мероприятиями, но презенты стоимостью свыше трех тысяч рублей признаются государственной собственностью.

Стандарты честности

Рекомендованные Правительством России типовые правила не признают подарками выдаваемые участникам мероприятий канцелярские принадлежности, цветы и даже вручаемые в качестве поощрения (награды) ценные подарки. Об иных полученных товарах и услугах должностные лица обязаны в трехдневный срок уведомлять руководителей, а имеющие стоимость свыше трех тысяч рублей – сдавать по акту. В дальнейшем они могут быть выкуплены чиновником или проданы с торгов. Доходы от такой распродажи зачисляются в соответствующий бюджет. На основании типовых правил каждое ведомство самостоятельно определяет порядок «национализации» полученных его служащими презентов. 

Подготовленный Министерством труда и социальной защиты РФ пакет законопроектов, уже одобренный Правительством России и внесенный в Госдуму, направлен на унификацию антикоррупционных требований к получению подарков. С одной стороны, чиновники смогут бесплатно получать цветы, а также канцелярскую печатную продукцию с логотипами государственных органов (за исключением предметов из драгоценных металлов или камней). Кроме того, ведомствам разрешается поощрять своих сотрудников ценными подарками, а также заключать с международными и иностранными организациями (как государственными, так и частными) соглашения об оплате направляемым за границу российским чиновникам командировочных расходов (проезд, проживание и суточные).

С другой стороны, снимается стоимостное ограничение для подарков, получаемых в рамках командировок и официальных мероприятий, которые действующее законодательство разрешает оставлять себе. Все презенты, кроме печатной «сувенирки» с государственной символикой и цветов, признаются государственной собственностью. Драгоценные подарки подлежат зачислению в Государственный фонд драгоценных металлов и драгоценных камней России.

«Принятие проекта федерального закона будет способствовать установлению единообразия подходов при определении перечня мер, реализуемых различными организациями в части установления антикоррупционных запретов и обязанностей, налагаемых на отдельные категории работников», – убеждены в трудовом ведомстве.

В свою очередь эксперты считают предложенные меры чрезмерными. В частности, отмена ценовых ограничений запретит должностным лицам участвовать в кофе-брейках и обедах даже на официальных мероприятиях, проводимых коммерческими организациями. Ведь формально чашка кофе, булочка и тарелка супа также являются подарками, а потому подлежат передаче работодателю по акту.

Игры на выбывание

Практика применения существующих «антиподарочных» норм пока остается противоречивой. Так, прокурор Ленинск-Кузнецкого усмотрел нарушение в премировании местной администрацией пяти сотрудников Управления Федеральной службы судебных приставов. Причем грамоты, благодарственные письма и денежные премии им вручались к профессиональному празднику, Дню защитника Отечества и к 8 Марта. Суд признал такое вознаграждение подарком, а допущенное судебными приставами нарушение – предпосылкой коррупционных проявлений. 

Предупреждение о неполном должностном соответствии получила заместитель главного судебного пристава Брянской области Наталья Шелухина, которая пользовалась автомобилем взыскателя и за его счет заправлялась бензином. 

Елецкая налоговая инспекция уволила сотрудника Виктора Свашенкова, получившего от проверяемого индивидуального предпринимателя Сергея Быткина бутылку коньяка «Hennessy VS». По уверению самого «мытаря», даритель вручил пакет ко Дню налогового работника и ушел. Отчитаться о подарке инспектор не успел, так как сразу был задержан. Хотя стоимость алкогольного напитка (2,8 тысячи рублей) не превышала установленный лимит, служители Фемиды подтвердили законность увольнения: «Со стороны истца налицо имелся факт несоблюдения ограничений и запретов на прием подарков, в данном случае от лица, проверку деятельности которого он проводил, при наличии конфликта интересов между истцом и индивидуальным предпринимателем», – отмечается в решении Липецкого областного суда. В ходе следствия выяснилось, что кроме коньяка сотрудники налоговой инспекции пытались получить у бизнесмена крупную взятку. В итоге Виктор Свашенков был также осужден за служебный подлог.

Южный транспортный прокурор потребовал признать ничтожными договора, заключенные между ОАО «Саратовские авиалинии» и старшим государственным инспектором отдела надзора за летной деятельностью управления Ространснадзора Аллой Хватковой. Авиакомпания оплачивала перелеты в Ганновер, Франкфурт-на-Майне и обратно чиновнице, которая должна была проверять работу бортпроводников в условиях реального полета. Тогда как одновременно инспектор направлялся в командировку за счет непосредственно государственного органа: «Федеральными авиационными правилами не предусмотрено осуществление инспекционного контроля по гражданско-правовым договорам с гражданскими служащими», – заключил арбитражный суд, обязывая Аллу Хваткову вернуть авиакомпании полученные за 12 полетов 48 тысяч рублей.

Судебный спор разгорелся вокруг дарения Валерием Чернышовым доли в уставном капитале ООО «Техническо-экологический центр «Немчиновка» заместителю министра финансов Московской области Татьяне Дымнич. Однако служители Фемиды не усмотрели в таком подарке нарушений и отказались признать сделку ничтожной, так как она не была связана с исполнением одаряемой своих служебных обязанностей. Наоборот – стороны договора в прошлом были законными супругами. «Действующее законодательство не содержит запрета на получение государственными гражданскими служащими подарков от своих родственников», – заключил арбитраж.

А вот Челябинский областной суд признал невиновной Людмилу Комарову, которая пыталась передать пять тысяч проводившему проверку по факту смерти ее сына следователю. Обвинение квалифицировало денежную сумму как взятку, а районный суд приговорил женщину к пятикратному штрафу в 25 тысяч рублей. Однако кассационная коллегия пришла к выводу, что обвиняемая передавала деньги с целью мотивации следователю к проведению качественной проверки – компенсации стоимости используемого в ходе поездок бензина и иных необходимых расходов. «Конкретные цели передачи денежных средств не свидетельствуют о том, что умыслом Комаровой Л.И. охватывалось незаконное обогащение должностного лица либо его родных, близких. Фактически они свидетельствуют об оказании Комаровой Л.И. помощи в материальном обеспечении процессуальной деятельности следователя по интересующей ее проверке. Такие мотивы не образуют субъективной стороны преступления», – констатировал президиум суда, отменяя принятый обвинительный приговор и признавая право бывшей осужденной на реабилитацию.

Трудящийся особого значения

Также Минтруда предлагает распространить все установленные для государственных и муниципальных служащих антикоррупционные ограничения на работников входящих в структуру государственных корпораций компаний (например – атомных электростанций и так далее), а также организаций, созданных для выполнения поставленных перед государственными органами задач. В настоящее время только на федеральном уровне такими «уполномоченными» признано шестьдесят работодателей, в том числе ОАО «Российские железные дороги» (755 тысяч сотрудников), ПАО «Газпром» (470 тысяч), ФГУП «Почта России» (286 тысяч человек), «Сбербанк России» и банк «ВТБ», «Ростелеком», «Аэрофлот», «ФСК ЕЭС», нефтяная компания «Роснефть», Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова, Санкт-Петербургский государственный университет и Высшая школа экономики, агентство ИТАР-ТАСС и многие другие. Аналогичные организации выполняют «государственные задачи» субъектов Федерации и даже муниципалитетов.

Действующее законодательство предусматривает специальные требования к топ-менеджерам таких компаний – руководителям и их заместителям, главным бухгалтерам и так далее. Они, в частности, обязаны декларировать свои доходы и имущество, принимать меры по предотвращению и урегулированию конфликта интересов, выполнять иные антикоррупционные правила. 

В свою очередь, новый законопроект распространяет такие стандарты на всех работников, включая рядовых почтальонов и железнодорожников, буровиков «Газпрома» и кассиров сберкасс, стюардесс и пилотов «Аэрофлота», лаборантов университетов и журналистов «ТАСС». Разработчики этих поправок в Трудовой кодекс РФ ссылаются на утвержденный Президентом России Национальный план противодействия коррупции на 2018-2020 годы. Однако он предусматривает введение соответствующих ограничений и требований только для работников, «замещающих отдельные должности» в «уполномоченных» организациях.

Справка

По данным Генеральной прокуратуры РФ, ежемесячно возбуждается в среднем 2,7 тысячи уголовных дел по преступлениям коррупционной направленности. Большинство из них – мелкое взяточничество в сумме до десяти тысяч рублей.

В 2018 году за коррупционные правонарушения (в связи с утратой доверия) было уволено более 700 должностных лиц.

Мнения

 

Елена Вандышева, старший преподаватель Департамента прикладной политологии НИУ ВШЭ – Санкт-Петербург

Действующий федеральный закон обязывает абсолютно все организации выстраивать антикоррупционную политику, в том числе предотвращать и урегулировать конфликт интересов, принимать кодексы этики и служебного поведения работников, внедрять обеспечивающие добросовестную работу стандарты и процедуры и так далее. На практике эти требования выполняют зачастую только крупные компании, которые ведут бизнес с зарубежными партнерами и вынуждены показывать им наличие такой политики.

Степень коррупционных рисков в государственных и многих иных предприятиях остается достаточно высоким. В частности, нередко их руководители совмещают свою работу с коммерческой деятельностью. При этом такие должностные лица не обязаны декларировать возможный конфликт интересов, а для партнера выявление связи может обернуться разве что признанием договора недействительным.

Поэтому очень важно расширять число сотрудников, обязанных соблюдать антикоррупционные требования. Каждый работник должен понимать недопустимость раскрытия имеющейся у него служебной информации и совершения иных действий в интересах третьих лиц. 

Вместе с тем для реализации таких мер потребуется, для начала, проведения тренингов для, возможно, миллионов трудящихся. В том числе низкоквалифицированных работников (условно говоря – уборщиц, почтальонов и стрелочников) нужно будет научить заполнять декларацию, объяснить, как реагировать на попытку вовлечения в коррупционное преступление, и многое другое. Не ясно, кто будет проверять миллионы деклараций, и так далее.

Дмитрий Константинов, юридическая фирма «Ильяшев и Партнеры»

Новый законопроект по сути направлен не на противодействие коррупции, а на изоляцию чиновников от бизнес-сообщества и общества вообще. Мелкие подарки государственным служащим непосредственного отношения к коррупции как таковой не имеют. Скорее, это способ выстраивания отношения, конечным результатом которых действительно может быть и коррупция (а может и не быть).

Декларировать мелкие подарки (ручки, блокноты и прочие) – бессмысленно. Никакой материальной ценности в них нет, поэтому и декларация никакой полезной информации государству не даст. Доводя идею до абсурда, можно запретить чиновникам пить кофе за чужой счет, равно как и участвовать в любых организованных не их ведомством мероприятиях. Вот только такие меры коррупцию не победят, а лишь выстроят еще более высокую стену между обществом и чиновниками.

Борис Григорьев, директор коммуникационного агентства Generation Brand

По сути коррупция — это воровство. Странно иметь разную степень ответственности относительно разных форм собственности. Для госкорпораций и важных для государства структур вполне уместно применять требования к противодействию коррупции, как, впрочем, и для всех субъектов хозяйственной деятельности.