Рейтинг@Mail.ru
home

18.03.2019

Нетайная связь

Спецслужбам разрешили в режиме онлайн и без внешнего контроля получать данные о звонках и иных соединениях пользователей всех средств связи. Такое решение вынес Верховный суд России. В свою очередь законотворцы предлагают закрепить тайну связи для пользователей Интернета и разрешить раскрывать ее в интересах самих абонентов.

18.03.19. АПИ — Согласно Конституции России конфиденциальность переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений может быть ограничена только на основании судебного решения. Однако федеральный закон допускает ряд исключений, а на практике полиция и Федеральная служба безопасности имеют фактически неограниченную возможность прослушивать и снимать любую информацию с каналов связи.

Кто, с кем, когда

Действующие Правила взаимодействия операторов связи с осуществляющими оперативно-разыскную деятельность (ОРД) уполномоченными государственными органами, утвержденные Правительством России в 2005 году, возлагают на телекоммуникационные компании обязанность создавать базу данных абонентов и оказываемых им услуг, а также фиксировать все звонки, отправку и получение текстовых и иных сообщений (в том числе выход в сеть Интернет, сеансы и так далее). Операторы должны обеспечить круглосуточно удаленный доступ к этой базе органов ФСБ и МВД России.

Против таких требований выступило работающее в Рязанской области ООО «Теле-Маг». Не имея возможности самостоятельно организовать канал передачи данных для спецслужб, частный оператор вынужден был арендовать его у ПАО «МТС», что обернулось дополнительными расходами. Оспаривая нормы Правил в Верховном суде России, представители компании напомнили о гарантированной Конституцией России тайне связи. Они также указывали, что действующее законодательство не предусматривает постоянный круглосуточный доступ правоохранительных органов к базам данных операторов. Раскрытие такой информации влечет нарушение прав абонентов и на защиту персональных данных.

Однако высшая инстанция отклонила все доводы компании. «Оспариваемые положения нормативного правового акта, предусматривающие представление органам федеральной службы безопасности, органам внутренних дел информации путем осуществления круглосуточного удаленного доступа к базам данных, реализуются при соблюдении требований федерального законодательства. Ни в одном нормативном правовом акте не устанавливаются временные ограничения доступа к базам данных. Более того, нормы Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» наделяют лиц, осуществляющих ОРМ, в установленных случаях правом безотлагательного проведения этих мероприятий, в том числе и в ночное время», – констатировал Верховный суд России.

При этом вопрос о соответствии спорных требований основному закону страны служители Фемиды игнорировали – в решении Конституция России даже не упоминается. 5 марта апелляционная коллегия отклонила жалобу ООО «Теле-Маг».

Высшие ценности

Ранее Верховный суд России придерживался прямо противоположной позиции. Еще в 2000 году высшая инстанция признала недопустимым раскрытие оператором составляющих тайну связи сведений без предъявления уполномоченными органами судебного решения. «Предоставление операторами связи этим органам информации о телефонных переговорах без соответствующих на то документов противоречит как требованиям Конституции России, так и действующему федеральному законодательству», – заключил судья Юрий Редченко.

На неприкосновенность тайны связи неоднократно указывал и Конституционный суд России. Охраняемой информацией он признал любые сведения, передаваемые, сохраняемые и устанавливаемые с помощью телефонной аппаратуры, включая данные о входящих и исходящих сигналах соединения конкретных пользователей. «Для доступа к указанным сведениям органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, необходимо получение судебного решения», – отмечается в определении.

Между тем, исполняя нормативные предписания Минкомсвязи, операторы должны устанавливать оборудование, обеспечивающее круглосуточное и бесконтрольное получение соответствующими службами не только сведений об абонентах и их разговорах, но и возможность прослушивать телефоны, контролировать переписку по электронной почте и так далее. С принятием так называемого «закона Яровой», обязывающего всех участников рынка записывать и в течение шести месяцев хранить разговоры абонентов, ФСБ получило бесконтрольный доступ и к таким архивам.

Сложившуюся практику Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) признал не соответствующей требованиям Европейской конвенции, а российский закон – некачественным. Рассмотрев жалобу петербургского журналиста Романа Захарова, страсбургские служители Фемиды пришли к выводу, что контроль за проведением ОРД должен осуществляться независимым органом, «открытым для общественности и наделенным достаточными полномочиями». Если же в ходе проведения оперативно-розыскного мероприятия не были выявлены преступные намерения «подозреваемого», он должен уведомляться о факте применения против него соответствующих процедур и вправе предъявить иск: «Наличие эффективных средств правовой защиты на национальном уровне, позволяющих частным лицам оспаривать законность перехвата их сообщений, является важным средством защиты от ненадлежащего использования секретных мер наблюдения», – отмечается в решении Европейского суда (АПИ подробно писало о нем – Прослушка OFF).

По словам совладельца ООО «Теле-Маг» Алексея Амелькина, представлявшего оператора в Верховном суде России, в иске и апелляционной жалобе компания ссылалась и на выводы Конституционного суда России и решение ЕСПЧ. Однако они также по существу проигнорированы. Оператор намерен подать новую жалобу в Страсбург.

Раскрыть нельзя отказать

Вместе с тем практика рассмотрения конкретных дел остается противоречивой. Например, расследуя факты давления на заемщика со стороны микрофинансовой организации, Управление Федеральной службы судебных приставов по Ростовской области запросило у компании «Транстелеком» сведения об абоненте и телефонных номерах, с которых ему поступали звонки, о самих вызовах, а также об отправлении и получении SMS-сообщений. Верховный суд России признал такие требования незаконными: «Ограничение конституционного права на тайну связи допускается только на основании судебного акта и исключительно при осуществлении органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность или обеспечение безопасности, своих функций. Федеральная служба судебных приставов не относится к числу таких органов», – отмечается в определении высшей инстанции.

На том же основании служители Фемиды подтвердили обоснованность отказ советника директора курганского филиала ПАО «МТС» Василия Родионова предоставить по запросу следователя полиции сведения о фактах разговора с имеющего определенный IMEI-код сотового аппарата и об используемом номере.

Большая першпектива

Изменить ситуацию может законопроект, подготовленный Министерством экономического развития РФ и представленный буквально в день вынесения апелляционного определения по делу ООО «Теле-Маг». По мнению чиновников, действующее законодательство фактически ограничивает права граждан, поскольку не допускает возможность с согласия абонента, но в отсутствие судебного решения, передачи сведений о сообщениях третьим лицам, ‎в том числе в интересах клиента: «Судебная практика сложилась таким образом, что к тайне связи стали относиться не только содержательные сообщения, которые передают пользователи по сетям связи, но и разного рода технологические сообщения ‎и содержащаяся в них техническая информация (IP-адреса, IMEI, координаты местоположения базовых станций и прочие)», – поясняют в экономическом ведомстве.

Такие нормы препятствуют легальному развитию рынка так называемых «больших данных» (Big Data, АПИ подробно писало об этой проблеме – Неуправляемые данные). В целях создания «благоприятных условий» для сбора ‎и обработки такой информации законопроект допускает передачу составляющих тайну связи сведений о сообщениях другим лицам, но только с согласия самого пользователя услуг. Кроме того, корпоративным клиентам – юридическим лицам ‎и индивидуальным предпринимателям, а также их представителям, предлагается разрешить получение таких материалов, в том числе счетов, детализации разговоров и иных, без согласия конкретных пользователей (сотрудников компаний и других лиц).

С другой стороны, подготовленные Минэкономразвития РФ поправки впервые на уровне федерального закона закрепляют, что к тайне связи относятся в том числе сведения ‎о передаваемых по сетям электросвязи сообщениях. Такие уточнения, по мнению экспертов, позволят предупредить злоупотребления, в том числе со стороны судебных приставов и иных заинтересованных в получении конфиденциальной информации органов.

Справка

Ежемесячно российские суды рассматривают в среднем 68 тысяч ходатайств о контроле и записи телефонных и иных переговоров, получении информации о соединениях, выемках у операторов связи и иных действиях, ограничивающих конституционные права граждан на тайну связи. 98,7 процентов таких требований уполномоченных органов удовлетворяется.

Мнения

 

Саркис Дарбинян, адвокат, партнер Центра цифровых прав

Действующее правовое регулирование позволяет получать информацию об абоненте без судебного решения. Любой оперативник сегодня может по e-mail запросить значительный объем данных у ООО «В Контакте». И только потом возбудить уголовное дело. Все это происходит в форме наведения справок по закону об оперативно-разыскной деятельности. Любой пользователь сегодня может прослушиваться ФСБ так, что никто никогда и не узнает об этом, если это не всплывет в материалах проверки или уголовного дела. 

В России охраной данных занимается Роскомнадзор. Но никто не занимается защитой частной жизни человека. Нет независимого органа, который мог бы контролировать слежку, нет никаких ограничений, а также субъективной ответственности лиц, которые могут ее инициировать. 

Решение Верховного суда России вполне соответствует текущему федеральному законодательству. Дело в том, что само законодательство противоречит положениям Конституции России и Европейской конвенции, а также последним рекомендациям ООН. В рассмотренном ЕСПЧ деле Романа Захарова исследовался вопрос о телефонных переговорах, но сейчас еще более актуальными становятся проблемы доступа к онлайн-коммуникациям, в том числе мессенджерам и соцсетям. За последнее время в Страсбург уже направлено несколько жалоб по Telegram, а сейчас мы еще готовим обращения от 37 пользователей касательно требований ФСБ передать ключи шифрования. Эти дела еще станут предметом пристального внимания ЕСПЧ и будут иметь последствия не только для России, но и для всех стран Совета Европы, где сейчас тоже наблюдается ряд проблем с доступом к данным и нетаргетированной слежкой.

Также очевидно, что огромный рынок информации, живущий в серой зоне, остро нуждается в регулировании. Игнорировать это невозможно. Продажа данных позволяет рекламодателям таргетировать товары и услуги, а страховым агентствам и банкам – находить своих клиентов. Судя по всему, Россия не готова идти по стопам Евросоюза (принимать GDPR) в части определения высокого уровня охраны приватности в сети.

Поэтому в ближайшее время мы увидим серьезное изменение законов, регулирующих оборот данных пользователей. Представленный законопроект – хорошая новость для бизнеса, но плохая для пользователей. Стоить сказать, что тайна связи и частная жизнь и без того охранялись в России достаточно плохо и в публичной, и в частно-правовой сфере. Но теперь пользователи потеряют еще немного контроля над своими данными. Проект подразумевает согласие пользователя на передачу третьим лицам таких данных. Но мы все прекрасно понимаем, как пишут пользовательские соглашения и как их читают люди.

Алина Калинскова, юридическая фирма «Максима Лигал»

Действующее законодательство в ряде случаев допускает получение информации об абоненте и его средствах связи без его согласия и соответствующего судебного решения. В частности, запрашивать такие сведения вправе прокуратура, правоохранительные органы, судебные приставы и антимонопольная служба. 

Рассмотрев административный иск ООО «Теле-Маг», Верховный суд России проверил допустимость ограничения права на тайну связи лишь на формальные критерии – введение его федеральным законом и соответствие публичной цели. Однако суду необходимо было оценить также соразмерность и обоснованность спорной нормы. На мой взгляд, предоставление правоохранительным органам круглосуточного удаленного доступа к базам данных операторов связи явно не соответствует критерию необходимости. Информация об абонентах и соединениях должна предоставляться только при наличии реального риска нарушения прав граждан и при невозможности достижения публичной цели иными способами. Относительно «регулярный» доступ к базе данных можно было бы считать правомерным, например, при чрезвычайном или военном положении. Тогда как в более рядовых ситуациях подобное ограничение тайны связи не отвечает критерию соразмерности – оператор предоставляет доступ сразу ко всем данным, а не к конкретно запрашиваемым правоохранителями. Кроме того, возникает риск злоупотреблений со стороны уполномоченных органов, которые практически невозможно проконтролировать на предмет соблюдения законных рамок использования информации.

Основная цель подготовленного Министерством экономического развития РФ законопроекта – создание правовой базы для использования информации об абонентах в связи с развитием рынка «больших данных». Они могут применяться, например, для таргетирования рекламы. Хотя, на мой взгляд, в таком случае следовало определить и базовые условия для защиты приватности пользователей. В частности, необходимо установить простой механизм отзыва согласия. В противном случае существует риск, что согласие будет «зашито» по умолчанию в договор с оператором, а отозвать его будет сложно.