Рейтинг@Mail.ru
home

13.05.2019

Ковровая блокировка

Российское законодательство предоставляет чиновникам неограниченные права по блокировке даже правомерно опубликованной в Интернете информации. К такому выводу пришел Европейский суд по правам человека. Не отрицая возможность превентивного ограничения доступа, он признал недопустимым принятие внесудебных решений и блокировку аккаунтов в социальных сетях и сайтов целиком.

13.05.19. АПИ — Действующий федеральный закон предусматривает в том числе внесудебную процедуру ограничения доступа к информации в сети Интернет. В частности, Генеральной прокуратуре России делегировано право принимать такое решение в отношении материалов, «содержащих призывы к массовым беспорядкам, осуществлению экстремистской деятельности, участию в массовых (публичных) мероприятиях, проводимых с нарушением установленного порядка». Причем блокироваться может не только содержащая незаконный, по мнению чиновников, контент страница, но и весь сайт, а порой – чужие и полностью законопослушные ресурсы.

Митинговая гласность

Жалобу в Страсбург подал сыктывкарский активист Григорий Каблис. После ареста губернатора, спикера парламента и ряда других высокопоставленных чиновников Республики Коми он инициировал проведение пикета, участникам которого предлагалось высказать свое мнение как против опальных руководителей, так и в их поддержку. Хотя городская администрация отказала в проведении мероприятия на выбранном заявителем месте, активист через интернет-блок и на странице в социальной сети «ВКонтакте» призвал организовать в том же месте «народное собрание».

Уже на следующий день аккаунт был заблокирован по распоряжению Роскомнадзора и заместителя Генерального прокурора России, усмотревшего в сообщениях «агитацию за участие в незаконных публичных мероприятиях». Еще через день администратор блог-платформы сообщил Григорию Каблису об ограничении доступа к трем записям, которые Генеральная прокуратура России сочла незаконными.

Сыктывкарский городской суд, в который обратился активист, признал действия по блокировке обоснованными: «Вопреки утверждению истца, ограничение свободы мнения не имело места, поскольку был ограничен доступ к распространяемой с нарушением закона информации, а не в связи с содержанием суждений относительно цели заявленного публичного мероприятия (обсуждение ареста руководства Республики Коми). Ограничение доступа к персональной странице в целом, а не к конкретной записи в социальной сети «ВКонтакте», также основано на законе, поскольку по его смыслу ограничению подлежит именно доступ к странице сайта, что адекватно природе распространения общедоступного интернет-контента в режиме реального времени», – заключил суд. К такому же выводу пришла и апелляционная коллегия. Кассационная коллегия также констатировала, что «призывы к участию в публичных мероприятиях, проводимых с нарушением установленного порядка, несовместимы с общественным порядком».

Тонкая настройка

По мнению обратившегося в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) Григория Каблиса, действия властей нарушили право на свободу выражения мнения. Спорный вопрос решался чиновниками без предварительного судебного рассмотрения. Кроме того, они заблокировали всю учетную запись «ВКонтакте», тогда как технически можно было ограничить доступ только к конкретной спорной записи. Таким образом оказались закрытыми другие опубликованные материалы, в легитимности размещения которых никто не сомневался.

ЕСПЧ пришел к выводу, что сама установленная российским законом процедура блокировки не предусматривает необходимых гарантий от злоупотреблений – надзорным органам предоставляются очень широкие полномочия применять к сообщениям в Интернете предварительные меры пресечения. Генеральный прокурор России и его заместители могут отдать распоряжение о блокировке всего сайта или страницы, в том числе всей учетной записи в социальной сети, на том основании, что она содержит некоторые незаконные материалы. Кроме того, само закрепленное в федеральном законе понятие «публичные мероприятия, проводимые с нарушением установленной процедуры» остается слишком широким и расплывчатым: «Какое-либо авторитетное толкование этого термина Верховным или Конституционным судами отсутствует, а правительство не представило каких-либо примеров его ограничительного толкования и применения в административной и судебной практике. Представляется, что любое нарушение процедуры проведения публичных мероприятий, независимо от того, насколько они малы или безобидны, может послужить основанием для решения заблокировать доступ к сообщениям в Интернете», – отмечается в решении Европейского суда.

Вместе с тем страсбургские служители Фемиды подчеркнули, что Европейская конвенция в целом не запрещает предварительные ограничения на публикацию как таковую. Однако такие меры оправданы только в исключительных обстоятельствах и после изучения судом. «Это особенно касается прессы, поскольку новости являются «скоропортящимся» товаром, и отсрочка их публикации даже на короткий период может лишить их всей ценности и интереса», – пояснил Европейский суд.

В совокупности причиненный Григорию Каблису моральный вред ЕСПЧ оценил в 12,5 тысячи евро. Еще 2,5 тысячи Россия обязана выплатить ему в качестве компенсации судебных издержек.

Напомним, что схожее решение ранее было принято против Турции, власти которой из-за нескольких роликов закрыли доступ к популярному видеохостингу YouTube. Европейский суд счел допустимым при наличии подозрений в совершении преступления закрывать доступ только к конкретным публикациям. «Блокировать доступ ко всему YouTube не было никаких законных оснований. Такой порядок блокировки может рассматриваться как вмешательство со стороны публичных властей в осуществление прав, гарантированных Конвенцией о правах человека», – заключил ЕСПЧ (АПИ подробно писало об этом решении – Сайты деблокировали).

Российский файервол

Кроме Генеральной прокуратуры России право во внесудебном порядке ограничивать доступ к интернет-ресурсам делегируется сразу шести ведомствам. Сам Роскомнадзор должен выявлять порнографические материалы с несовершеннолетними, Федеральное агентство по делам молодежи – информацию, направленную на склонение или иное вовлечение несовершеннолетних в совершение противоправных действий, представляющих угрозу жизни или здоровью. Роспотребнадзор уполномочен искать сайты с описанием способов совершения самоубийства и призывов к его совершению, МВД России – способов разработки, изготовления и использования наркотиков, места их приобретения и так далее. На Федеральную налоговую службу возложены функции противодействия «интернет-казино» и иным сайтам с азартными играми или лотереями, Росалкогольрегулирование призвано выявлять информацию о розничной дистанционной продаже алкогольных напитков.

Принятые в марте этого года законы о так называемых «фейковых новостях» и неуважении к власти делегировали надзорным органам новые полномочия. Генеральная прокуратура России теперь вправе принимать решение о блокировке сайтов, распространяющих выраженную в неприличной форме информацию, «которая оскорбляет человеческое достоинство и общественную нравственность, явное неуважение к обществу, государству, официальным государственным символам» или любым государственным органам. В таком же порядке может быть ограничен доступ к интернет-ресурсам, если размещенные на нем общественно значимые сведения прокуратура сочтет недостоверными и угрожающими жизни или здоровью граждан, их имуществу, причиной массового нарушения общественной безопасности, помехами функционирования объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры, кредитных организаций и других.

Поддерживая внесудебную систему блокировки, чиновники указывают на специальную процедуру, позволяющую избежать ограничения доступа. Ведь предварительно Роскомнадзор через хостинг-провайдера уведомляет владельца сайта и предлагает ему добровольно удалить спорную информацию. Только если такое предписание не будет исполнено – соответствующий адрес включается в «черный список». Кроме того, удалив запрещенную информацию с заблокированного сайта, его владелец вправе ходатайствовать о снятии ограничений.

Однако на практике, как подтверждается в том числе делом Григория Каблиса, предварительные уведомления нередко либо не высылаются либо не доходят до владельцев. К тому же согласно действующему закону предписание должно быть исполнено незамедлительно, то есть по существу в момент отправки. Таким образом, даже самое внимательное отслеживание корреспонденции и реакция не защищают добросовестного владельца интернет-ресурса от блокировки. Хотя до 2019 года владельцу на рассмотрение претензии выделялось 24 часа. 

Закроем всё

Российское законодательство вообще не регулирует вопрос выбора способа ограничения доступа – даже за одну спорную строчку Роскомнадзор может включить в «черный список» как конкретную страницу (URL), так и целый сайт или даже IP-адрес. В последнем случае заблокированными могут оказаться сторонние законопослушные ресурсы, расположенные на том же хостинге. Конституционный суд России признал такую практику допустимой и переложил ответственность за блокировку на обслуживающих хостинг провайдеров.

Доступ к авторским произведениям и содержащим персональные данные материалы ограничивается в судебном порядке. Однако действующий процессуальный закон в ряде случаев не предусматривает даже извещения владельцев сайта о рассматриваемом деле. В конце минувшего года были приняты поправки, регламентирующие порядок разрешения таких споров и обязывающие суд и административных истцов (прокуратуру, Роскомнадзор или иной орган) определять и извещать лиц, права и законные интересы которых может затронуть выносимое решение (АПИ писало о таком проекте – Процессуальное упрощение). В силу такие изменения вступят ориентировочно в сентябре – после формирования отдельных апелляционных и кассационных судов общей юрисдикции.

В свою очередь, чиновники нередко расширительно толкуют судебные решения. Например, Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области удовлетворил требования банка «ВТБ» – признал не соответствующей действительности информацию об интимно-деловых отношениях главы кредитной организации Андрея Костина и заблокировал 21 страницу, на которых были размещены спорные сведения. Хотя владельцы большинства сайтов в качестве ответчиков не привлекались. Более того, Роскомнадзор заблокировал десятки даже не упомянутых в решении суда интернет-ресурсов, в том числе весь портал Vklader.ru. Министерство цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ признало такие действия законными.

С другой стороны, многие сайты (в том числе Vklader.ru) блокируются целиком исключительно по техническим причинам – из-за использования протокола HTTPS. По словам специалистов, в этом случае устанавливается зашифрованное соединение – адреса открываемых страниц и их содержимое передаются уже внутри этого соединения: «Поэтому ни провайдер, ни любое устройство DPI не могут узнать, какая именно страница запрашивается. Так что заблокировать можно только сайт целиком. Провайдер видит только IP-адрес соединения и, в отдельных случаях, домен», – пояснил АПИ экс-технический директор ООО «В Контакте» и экс-директор особых направлений Telegram Антон Розенберг.

Кроме того, в ряде случаев владельцы интернет-ресурсов сами лишают себя возможности защищать права в суде. Нередко в том числе оппозиционные сайты при регистрации домена скрывают свои персональные данные, то есть вместо реального в реестре указывается некий «номинальный держатель». Например, владельцем портала «Росправосудие» числилась американская компания Privacy Protect LLC. Поскольку вызов на разбирательство по иску Роскомнадзора об удалении персональных данных осужденной за связанные с наркотиками преступления Евгении Кириончик этот ответчик игнорировал, суд удовлетворил требования истца.

Справка

По данным Роскомнадзора, в 2018 году в Единый реестр информации, распространение которой в России запрещено, было внесено более 233 тысяч указателей сайтов и страниц. Заблокировано, в частности, 32,9 тысячи страниц в социальной сети «ВКонтакте», почти 16,6 тысячи записей в YouTube, 4,3 тысячи в Twitter и 1,6 тысячи – в «Одноклассниках». На основании требований Генеральной прокуратуры России в реестр внесено 73,8 тысячи интернет-ресурсов, в том числе с информацией экстремистского характера. 

Еще почти 1,5 тысячи записей заблокировано на основании судебных решений о защите персональных данных. В связи с непринятием мер по удалению объектов авторских или смежных прав ограничен доступ к 14,5 тысячи интернет-ресурсов. Минкомсвязи заблокировано 3,6 тысячи «зеркал» с пиратским контентом.

Всего судами рассмотрено 166 исков о признании распространяемой посредством сети Интернет информации запрещенной, 162 из них удовлетворены. Также суды признали незаконными 1,6 тысячи (99,4 процента от оспоренных) решений уполномоченных органов об ограничении доступа.

Мнения

 

Светлана Кузеванова, юрист Центра защиты прав СМИ

Процедура внесудебной блокировки имеет массу проблем, о которых постоянно твердят юристы и эксперты. Во-первых, нет адекватного судебного контроля за решениями Генеральной прокуратуры России, которая самостоятельно решает, «казнить или помиловать». Обоснованность таких решений под вопросом. Оспаривать блокировку можно, но судебный процесс может затянуться на годы, на протяжении которых ресурс будет закрыт.

Во-вторых, блокировать целиком сайт или конкретную страницу – опять же свобода усмотрения прокуратуры. Практика показывает, что она часто делает выбор в пользу запрета контента целиком – как говорится, на всякий случай.

В-третьих, критерии запрещенной информации неопределенные и не конкретные, что означает, что закон плохой, некачественный.

Радует, что Европейский суд в своем постановлении обратил внимание российских властей на все те проблемы, о которых заявляли юристы в жалобах и в национальных судах против блокировок. Будут ли законодатели корректировать некачественный, по мнению ЕСПЧ, закон? Вряд ли. Основания для блокировок только множатся, и признавать несовершенство этой системы государство уж точно не готово. На это, собственно, и указывает заявление Минюста о возможном обжаловании постановления Суда в Большую палату.

Саркис Дарбинян, адвокат, партнер Центра цифровых прав

Очевидно, что российские законы и сомнительные блокировки веб-сайтов, СМИ и целых платформ, к которым за многие годы все уже привыкли, когда-то станут предметом внимательного рассмотрения ЕСПЧ. 

Решение по делу Каблиса стало первым по России. Европейский суд остался последовательным в своей позиции, которую он до этого уже дважды озвучивал по делам против Турции по интернет-блокировкам: любые меры административного вмешательства должны быть соразмерны, а владельцу сайта или автору контента должны предоставляться необходимые гарантии против злоупотреблений. ЕСПЧ установил, что действующая редакция российского закона не содержит положений, обеспечивающих надлежащий жесткий контроль над масштабом блокирования и эффективный судебный контроль. 

В настоящее время в производстве ЕСПЧ также находится объединенная жалоба по пяти заявителям из России касательно все тех же блокировок. В том числе наша – общественной организации Роскомсвободы, страница которой с описанием способов обхода ограничений была также заблокирована. Еще продолжают поступать жалобы в Страсбург касательно мессенджера Telegram и по другим злоупотреблениям российских властей в части свободы информации. 

Полагаю, что по всем этим делам государство проиграет, так как отечественная практика ограничений доступа к информации далека от международных стандартов. И за такие нарушения придется платить. Поэтому очень неохотно российские власти пойдут на изменение принятых в последние годы законов. Очевидно, что они противоречат не только Европейской конвенции и нормам мягкого права в части регулирования Интернета, но и Конституции России, декларирующей право на свободу информации как высшую ценность. Что-то в любом случае придется поменять.

Практика ЕСПЧ по отношениям, складывающимся в цифровом пространстве, влияет на весь Совет Европы. Ведь там тоже сейчас много дебатов на тему административных ограничений. На эти судебные акты можно будет ссылаться и в России при обжаловании неправосудных решений органов исполнительной власти. И это может помочь менять ситуацию в судах.