Рейтинг@Mail.ru
home

25.02.2021

Коронавирусная безответственность

Антикризисные меры поддержки экономики привели к перераспределению рисков. В том числе крупнейшим компаниям разрешили не платить по долгам партнерам, аренду, коммунальные и иные платежи. Особенности применения таких привилегий разъяснил Верховный суд России.

25.02.2021. АПИ — Еще весной минувшего года законодатели объявили мораторий на банкротство, исполнительные и арендные каникулы, предоставили иные льготы бизнесу и частным лицам. Вместе с тем был введен специальный режим возврата туристических путевок, билетов на отмененные авиарейсы и спектакли. В проигрыше оказались частные дольщики, собственники недвижимости и многие другие добросовестные участники рынка.

Крайним бушь?

Одной из самых спорных антикризисных мер стал мораторий на банкротство. В число защищенных попали компании, работающие в наиболее пострадавших от распространения коронавирусной инфекции отраслях (туризма, торговли, общественного питания, культуры и ряда других), и 1392 системообразующих предприятий. Поправки, внесенные в федеральный закон 1 апреля, исключали возбуждение в отношении таких организаций дел о несостоятельности, исполнение ранее принятых решений о взыскании, а также начисление на образовавшуюся задолженность пеней, неустоек и иных финансовых санкций.

Практика реализации таких мер оказалась противоречивой. С одной стороны, они позволили вполне себе устойчивым компаниям не платить по долгам и не нести при этом никакой ответственности. Для многих, прежде всего включенных в число системообразующих монополистов, такая политика оказалась даже очень выгодной. Например, АО «Почта России» отказалось исполнять принятое еще 2019 году решение о взыскании задолженности перед ООО «Восо-Логистик» (АПИ писало об этом споре – Почтовикам и другим «монстрам» разрешили не возвращать долги). 

Для предупреждения подобных злоупотреблений Верховный суд России указал на возможность ограничения применения моратория. При рассмотрении конкретного спора истец вправе представить доказательства, что должник в действительности не пострадал от пандемии, а его ссылки на мораторий «являются проявлением заведомо недобросовестного поведения». «В зависимости от обстоятельств дела и с учетом характера и последствий поведения ответчика суд может удовлетворить иск полностью или частично, не применив возражения о наличии моратория», – констатировали служители Фемиды. 

Такие разъяснения уже позволили костромскому МУП «Городские сети» взыскать пени с ПАО «Территориальная генерирующая компания № 2». Доказательством недобросовестности энергетиков стал опубликованный ими же баланс, свидетельствующий о росте чистой прибыли в кризисный период: «Как субъект естественной монополии в сфере выработки и поставки тепловой энергии ответчик нарастил объем выработки и отпуска товара. Тем более, что спрос на тепловую энергию в период 2020 года не снижался и не зависел от факторов введения карантина по COVID-19», – отмечается в решении арбитражного суда.

С другой стороны, в ряде регионов служители Фемиды убеждены, что мораторий по начислению пеней и иных санкций применяется, только если в отношении должников уже возбуждено дело о банкротстве. Такая практика, в частности, сложилась в Ленинградской области: «Сам по себе факт отнесения должника к числу хозяйствующих субъектов, в наибольшей степени пострадавших в условиях ухудшения ситуации в результате распространения новой коронавирусной инфекции, не может служить основанием для приостановления исполнительного производства», – заключил суд, подтверждая законность взыскания средств с ООО «Мегаполис». Тогда как Верховный суд России разъясняет, что должник вправе воспользоваться мораторием, даже «если в суд не подавалось заявление о его банкротстве».

Живи и не плати

Дополнительные привилегии Правительство России даровало проживающим в многоквартирных домах: с 6 апреля 2020 по 1 января 2021 года управляющим и ресурсоснабжающим организациям запретили начислять пени и неустойки за несвоевременное или неполное внесение платы за жилое помещение, коммунальные услуги и взносов на капитальный ремонт. В принятых 17 февраля разъяснениях Верховный суд России распространил такую льготу на собственников и пользователей нежилых помещений в многоквартирных жилых домах, то есть на занимающие встроенные помещения магазины, рестораны, иные организации торговли, общественного питания, сферы услуг и так далее.

Так называемые арендные каникулы предоставили и арендаторам коммерческой недвижимости, в том числе находящихся в частной собственности торговых центров, бизнес-центров и других. Арендаторам гарантируется отсрочка – право вносить плату за апрель – декабрь 2020 года в течение 2021-2022 годов. При этом собственникам запрещено начислять штрафы, проценты и иные меры ответственности в связи с несоблюдением порядка и сроков внесения арендной платы, даже если они закреплены в договорах. Согласно разъяснениям высшей инстанции, на такую привилегию вправе рассчитывать в том числе субарендаторы – компании и индивидуальные предприниматели, работающие в наиболее пострадавших от распространения коронавирусной инфекции отраслях. Кроме того, собственники и арендаторы могут согласовать снижение самой арендной платы.

А вот в сфере долевого строительства все риски законодатели возложили на частных лиц – покупателей жилья: в течение апреля – декабря застройщики могут не выплачивать неустойку за задержку сдачи многоквартирных домов. Более того, согласно разъяснениям Верховного суда России, данный мораторий действует в отношении неустоек независимо от даты принятия судебного решения. По мнению защищающих права потребителей юристов, такие меры стимулируют злоупотребления со стороны строительных компаний, которые могут на законных основаниях игнорировать договорные обязательства.

Туристический коллапс

Компромиссное решение законодатели приняли для урегулирования споров между клиентами и вынужденными по существу приостановить деятельность туроператорами выездного туризма и международными авиаперевозчиками. В частности, купленными до начала пандемии и введения ограничений на перелеты ограничений (31 марта) путевками потребитель сможет воспользоваться до конца 2021 года или в этот же срок вернуть стоимость «попавшего» тура. Досрочное право на возмещение уплаченных за отмененный тур средств имеют льготные категории – инвалиды, заказчики старше 65 лет, а также оказавшиеся в трудной жизненной ситуации путешественники – ставшие безработными или проболевшие не менее двух месяцев подряд.

Разъясняя это правило, служители Фемиды напомнили, что потребитель может предъявить соответствующий иск к туроператору, не подавая ему предварительную претензию. А в льготную категорию входят даже те, кто заболел до начала карантина или после его отмены, – главное, чтобы хотя бы один день нетрудоспособности имел место с 24 июля 2020 до конца 2021 года. Досрочная выплата положена и зарегистрировавшимся в службе занятости в этом году. С другой стороны, турфирмы не обязаны досрочно возвращать стоимость путевки, приобретенной для туриста старше 65 лет другим, не относящимся к льготной категории, заказчиком (например, детьми). «При этом возраст иных туристов, от имени которых был заказан туристский продукт, не имеет правового значения», – отмечается в разъяснениях Верховного суда России.

Трехлетнюю отсрочку предоставили авиаперевозчикам. В течение этого периода купившие билеты до 1 мая могут воспользоваться перелетом, в том числе по другому направлению. Досрочно средства вправе требовать инвалиды I или II группы, ветераны Великой Отечественной войны и многодетные семьи. Вместе с тем вынужденная отмена рейса и трехлетняя отсрочка не являются нарушением договора: «В связи с чем на перевозчика не может быть возложена ответственность в виде уплаты неустойки, компенсации морального вреда и штрафа», – констатировали служители Фемиды.

Государственные привилегии

Совсем иначе Верховный суд России толкует особенности взаимоотношения в условиях карантина граждан и бизнеса с государством. В частности, распространение новой коронавирусной инфекции само по себе не признается основанием для переноса срока уплаты гражданами налогов или освобождения их от выплаты пени за задержку. При этом по региональным и местным налогам (в том числе на имущество физических лиц, транспортный и земельный) такие отсрочки на период пандемии могут устанавливаться законодательством субъектов Федерации или муниципалитетов соответственно.

Ограничивает высшая инстанция и возможность приостановления судебного разбирательства. Еще в апреле она разъяснила, что такое решение может приниматься, если участники спора лишены возможности присутствовать в судебном заседании в связи с введенными на период карантина ограничительными мерами. Теперь же уточняется, что при неявке по указанным причинам свидетеля, специалиста или эксперта можно только отложить заседание.

Не признается обязательным основанием для переноса слушаний по делам об административных правонарушениях нахождение защитника подозреваемого в самоизоляции, обсерваторе или исполнение им иных «индивидуальных мер санитарно-эпидемиологического характера». В таких ситуациях судам рекомендуется разъяснять подозреваемым право выбрать другого защитника: «При разрешении ходатайства об отложении рассмотрения дела следует принимать во внимание факты недобросовестного пользования участниками производства своими процессуальными правами», – отмечается в утвержденном 17 февраля обзоре.

Также Верховный суд России напоминает о возможности использования видео-конференц-связи для рассмотрения в том числе уголовных дел. При этом возражения одной или обеих сторон по поводу фактического отказа от очного разбирательства «не являются препятствием»: «Определение порядка проведения судебного разбирательства в данном случае относится к исключительной компетенции суда, который должен исходить из необходимости обеспечения санитарно-эпидемиологической безопасности участников уголовного судопроизводства», – убеждены служители Фемиды. Кроме того, установление личности и полномочий участников такого виртуального разбирательства в условиях пандемии разрешили делегировать помощнику судьи или секретарю. В то же время констатируется, что необходимость обеспечения санитарно-эпидемиологической безопасности не может являться основанием для проведения закрытого судебного заседания.

Дополнительные привилегии получили иностранцы, в отношении которых принято решение об административном выдворении из России. В большинстве случаев им предписывалось в пятидневный срок добровольно покинуть территорию страны (осуществить так называемый контролируемый самостоятельный выезд). Но введенный карантин, закрытие границ и отмена международного транспортного сообщения лишили таких граждан возможности исполнить судебные решения. Верховный суд России напоминает, что в сложившейся ситуации выдворение было приостановлено как минимум до 15 июня 2021 года. В этот период оставшиеся в страны иностранцы не могут быть привлечены к административной ответственности за неисполнение соответствующих предписаний.

Справка

По данным Федеральной службы государственной статистики, балансовая прибыль (сальдированный финансовый результат) российских компаний в 2020 году снизилась на 18 процентов, а доля убыточных предприятий увеличилась с 28,1 до 31,2 процентов.

Мнения

 

Алсу Мухаметдинова, юрист Адвокатского бюро «Прайм Эдвайс»

Введенные законодателем антикризисные меры и третий коронавирусный обзор Верховного суда России направлены прежде всего на защиту интересов наиболее уязвимых категорий организаций и граждан.

Говоря о справедливости принятых мер, можно обратить внимание на разнородность и явную формальность некоторых из них. Например, турфирмы обязаны возвращать стоимость отмененных туров инвалидам, безработным и клиентам старше 65 лет. Даже не располагая официальными статистическими данными, можно предположить, что доля проданных таким заказчикам туров крайне мала. Получается, что мера «на бумаге» отличается от фактических обстоятельств.

Предоставление арендных каникул, безусловно, невыгодно для многих арендодателей, которые вынуждены нести расходы на содержание имущества и обязанность сохранять помещение за арендатором. А в отсутствие гарантий сохранения их платежеспособности после снятия карантинных ограничений собственник также рискует не расплатиться перед своими кредиторами. Неудивительно, что на практике многим арендаторам удавалось добиваться отсрочки только через суд.

Вместе с тем освобождение владельцев нежилых помещений в многоквартирных домах от уплаты неустоек за несвоевременную оплату коммунальных услуг представляется разумным. По сути, пандемию признали обстоятельством непреодолимой силы, которое освобождает лицо от применения санкций за нарушение обязательства. При этом владельцы коммерческой недвижимости в многоквартирных домах оказались в более привилегированном положении, нежели собственники помещений в нежилых зданиях (ТРК, бизнес-центрах и так далее).

Таким образом, эффективность антикризисных мер спорна, поскольку односторонняя поддержка бизнеса чревата образованием целой цепочки должников. Но в то же время вряд ли эти меры являются серьезной помощью, учитывая их содержание и практику применения. Более справедливым решением, полагаю, было бы оказание адресной помощи всем субъектам экономической деятельности, которые понесли убытки в связи с пандемией.

Ирина Михеева, ведущий юрисконсульт «КСК Групп»

Сделать абсолютно всех счастливыми у государства вряд ли получится – для одних меры стали рукой помощи, а других поставили на грань выживания. Например, из-за невозможности взыскать деньги компаний, которым предоставлен «иммунитет от банкротства», часть их контрагентов сама оказалась на краю банкротства.

Принятие «антикоронавирусных» мер хоть и оказало своего рода поддержку многим участникам рынка, эти меры привели к ущемлению прав кредиторов. Как говорится, у «одной медали две стороны». И, безусловно, всегда будут и те, кто сможет получить выгоду из неблагоприятной ситуации. В минувшем году некоторые направления бизнеса даже разбогатели.

Антикризисные меры достаточно много подвергались критике. Даже сейчас сложно подсчитать коэффициент их эффективности. Но то, что государство реагировало на всё быстро, издавая постановления, указы, а через несколько дней уточняя их, – с этим не поспоришь. Так что в медленности реакций власти не упрекнешь. Вот только из-за бюрократизации некоторых процессов не все смогли воспользоваться защитными мерами.

Рассуждая гипотетически, конечно, должен соблюдаться баланс интересов. Например, запрещая взыскивать с должников, предоставьте взамен что-нибудь соразмерное для другой стороны баррикад. Равно как государство не должно вмешиваться в гражданские правоотношения. Но отчаянные времена требуют отчаянных мер. Высшие судебные инстанции нашей страны признали вводимые ограничения, запреты и прочие меры законными.

Илья Кавинский, Адвокатский кабинет Кавинского И.Н.

Мораторий на банкротство, на мой взгляд, является нормальным институтом. Он необходим не только для защиты бизнеса и помощи в его восстановлении, но и для предупреждения перегрузки судебной системы и снижения количества дел о банкротстве. 

С учетом общей неэффективности существующей процедуры банкротства, когда большинство кредиторов получают удовлетворение в единичных случаях, говорить о нарушении их прав сложно – для них ситуация просто не изменится. Тогда как для залоговых кредиторов срок действия моратория не является критическим.

Стоит отметить, что некоторые институты, в том числе приостановление исполнительных производств, так и не заработали. В большинстве случаев суды указывают, что такая норма применяется, только когда в отношении должника возбуждено дело о банкротстве, то есть вся льгота лишается смысла. Возможен дисбаланс в применении нормы о судебной рассрочке, но пока в отсутствие практики рано делать выводы.

Алексей Агеев, юрист частной практики

Сам по себе мораторий на взыскание неустоек за просрочку передачи объекта долевого строительства предоставил застройщикам безосновательные преференции за счет дольщиков.

С принятием Верховным судом России нового обзора положение застройщиков в этом плане только улучшилось. По существу, в условиях пандемии высшая инстанция переложила риски задержки строительства на самих дольщиков. Например, из присужденной неустойки исключается девятимесячный период 2020 года.

Разумеется, нельзя возлагать такие риски на обычных граждан, а профессиональных коммерсантов от них освобождать. Такое решение было бы допустимым, если бы затраты дольщика (аренды квартиры до получения объекта, проценты по ипотеке, удорожание ремонта) кто-то компенсировал. На бумаге законодатель предусмотрел механизм «льготной ипотеки», но на практике она лишь разогнала цены на жилье, а в выигрыше снова остались застройщики и банки. При отсутствии эффективного механизма компенсации в пользу граждан-дольщиков выводы Верховного суда очевидно несправедливы. А с учетом того, что высшая инстанция не могла не знать об отсутствии таких механизмов, ее разъяснения выглядят вдвойне несправедливыми.