Рейтинг@Mail.ru
home

01.03.2021

Посттюремная несвобода

Многие полностью отбывшие наказание осужденные остаются ограниченными в правах. Находясь под административным надзором, они на несколько лет лишаются свободы передвижения, отдыха и работы. Конституционный суд России не видит в этом нарушений.

01.03.2021. АПИ — Административный надзор устанавливается за освобожденными из исправительных учреждений для предупреждения совершения ими новых преступлений и правонарушений, а также «оказания индивидуального профилактического воздействия в целях защиты государственных и общественных интересов». До снятия или погашения судимости им могут запретить выходить из квартиры в ночное время, посещать развлекательные учреждения, выезжать за пределы города и так далее. Многие формально свободные граждане должны еженедельно являться в полицию.

Освобожден, но очень опасен

До 2010 года административный надзор регулировался принятым еще в 1966 году Указом Президиума Верховного совета СССР. В число подконтрольных могли попасть признанные судом опасными рецидивистами, осужденные за тяжкие или дважды за любые умышленные преступления. В течение года после освобождения им запрещали, в частности, приезжать в отдельные населенные пункты или районы (нередко эти ограничения касались посещения Москвы и других крупных городов). «Административный надзор не имеет целью унижение человеческого достоинства или компрометацию поднадзорного по месту его работы и жительства», – отмечалось в документе. В то же время право применять такие меры и продлевать их делегировалось начальникам исправительно-трудовых учреждений (колоний) и должностным лицам органов внутренних дел.

Принятый десять лет назад федеральный закон предусматривает исключительно судебный порядок установления, отмены или продления административного надзора. Исправительные учреждения и полиции вправе лишь инициировать такую процедуру. В суд они должны представить материалы, свидетельствующие о нарушениях заключенным правил отбывания наказания или характеризующие «образ жизни и поведения» освобожденного. На эти органы процессуальное законодательство возлагает и обязанность доказывания оснований для ограничения прав 

С другой стороны, существенно расширился круг подконтрольных. Согласно закону, административный надзор может вводиться за впервые осужденными за тяжкие или особо тяжкие преступления и любые деяния против несовершеннолетнего. Основанием для принятия таких мер может быть характеристика администрации исправительного учреждения, свидетельствующая о злостном нарушении установленного порядка отбывания наказания, или же совершение в первый год на свободе некоторых административных правонарушений (в том числе мелкого хулиганства и других).

Многие отбывшие полный срок лишения свободы и после освобождения оказавшиеся под административным надзором расценивают такие меры как дополнительное наказание. Но Конституционный суд России отклонил все такие претензии, признав ограничение прав формально свободных граждан «соразмерным конституционно защищаемым целям»: «Установление судом административных ограничений не может рассматриваться как возложение ответственности за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением, или ее отягчение», – отмечается в определении высшей инстанции.

Ты туда не ходи

В качестве административных ограничений суд может запретить поднадзорному посещать массовые мероприятия и иные определенные места. В такой «черный список» нередко входят ночные клубы и другие увеселительные учреждения, продающие алкогольные напитки кафе, бары, рестораны и пабы. Почти всем запрещается покидать жилье в ночное время, а зачастую – выезд за пределы определенной территории (района или субъекта Федерации). Также на поднадзорных возлагается обязанность до четырех раз в месяц отмечаться в полиции. Без согласия уполномоченных должностных лиц гражданин не вправе менять место жительства.

Основные споры разгораются из-за неопределенности запрета «посещения мест проведения массовых и иных мероприятий и участия в них». В ряде случаев суды уточняют, что речь идет только о митингах, шествиях, демонстрациях, пикетах и прочих акциях. Тогда как иные служители Фемиды признают «массовыми» кинотеатры и концертные залы, театры, музеи, стадионы и спортивные клубы, железнодорожные и автовокзалы, аэропорты, рестораны и бары, торговые центры и торгово-развлекательные комплексы. Такие санкции, в частности, были применены к отбывшему всего год в колонии-поселении Роману Сеину.

Многие освободившиеся считают установленные ограничения несоразмерными. Например, Роману Перелыгину суд запретил посещать мероприятия развлекательного характера. Оспаривая эти меры, гражданин утверждал, что они нарушают его родительские права на воспитание ребенка – возможность посещения с ним кинотеатра, парка или цирка. «Административное ограничение в виде запрета посещения мест проведения массовых и иных мероприятий развлекательного характера и участие в них установлено с учетом всех имеющих значение по делу обстоятельств и не является несоразмерным ограничением его прав», – констатировал Липецкий областной суд, отклоняя апелляционную жалобу.

Тосненцу Дмитрию Леонтьеву запретили посещать ночные клубы, бары, кафе и рестораны, театры, концертные залы, развлекательные комплексы и центры, стадионы, парки культуры и отдыха, музеи и выставочные залы, любые массовые спортивные, развлекательные, выставочные и даже обрядовые мероприятия, заходить, не имея билета, на железнодорожные станции, вокзалы и в аэропорт, а также покидать жилье ночью и выезжать за пределы Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Тогда как, по словам осужденного, он был принят на работу водителем-экспедитором со сменным графиком, предполагающим выезды в том числе в ночное время и за пределы региона. Но учтя тяжесть совершенного Дмитрием Леонтьевым преступления и отрицательную характеристику из исправительного учреждения, Ленинградский областной суд подтвердил введенные ограничения: «Довод подателя жалобы о нарушении постановленным решением его конституционных прав на труд и свободу передвижения не может быть положен в основу отмены судебного решения», – заключила апелляционная коллегия.

По мнению Артема Тарасова, запрет на выход из дома в ночное время (с 22 часов вечера до 6 утра) лишает его права на вероисповедание – возможности посещения ночных богослужений и паломничества. Но служители Фемиды опять же не усмотрели ухудшения положения: «В целях охраны общественных интересов государство вправе устанавливать такой контроль за лицами определенных категорий», – отмечается в решении Вологодского областного суда. Не разрешили участвовать на всенощных бдениях и Дмитрию Сычеву.

А вот Кинешемский городской суд Ивановской области разрешил многократно судимому Андрею Сорокину посещать театры, ярмарки, рестораны и другие места проведения массовых мероприятий. Заявляя такие ограничения, администрация исправительной колонии, в которой много лет провел осужденный, указывала на совершение им преступлений в состоянии алкогольного опьянения. Однако суд не усмотрел причинно-следственной связи между этими обстоятельствами и предлагаемым ограничением.

Пятнадцать лет без права выезда

По общему правилу надзор устанавливается на срок до трех лет. В особую категорию входят осужденные за преступления экстремистского или террористического характера, а также против половой неприкосновенности несовершеннолетних. Они подлежат контролю вне зависимости от поведения в исправительной колонии и после освобождения, причем до дня снятия или погашения судимости. По особо тяжким преступлениям этот срок составляет 15 лет.

Практика свидетельствует, что зачастую длительность надзора значительно превышает само наказание. Например, ставрополец Дмитрий Соколов за грабеж был приговорен всего к двум с половиной годам лишения свободы, но после освобождения суд назначил ему административный надзор на восемь лет. Отклоняя доводы освобожденного о фактически повторном наказании за уже отбытое, апелляционная коллегия сочла эти меры «отвечающими обстоятельствам и степени опасности совершенного преступления».

Такое же решение было принято в отношении жителя Омской области Николая Чернова, отсидевшего за кражу два года и четыре месяца. Назначая восьмилетний надзор, служители Фемиды учли опасный рецидив (четыре судимости), злоупотребление спиртными напитками, а также склонность к совершению преступлений и правонарушений. До 2027 года под контролем полиции должен будет оставаться тагильчанин Алексей Агафонцев, осужденный за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью. «При одновременном наличии нескольких оснований для установления административного надзора он устанавливается, исходя из основания, по которому законом предусмотрен более длительный срок», – отмечается в решении Свердловского областного суда.

Ночной дозор

Закон предоставляет правоохранительным органам право беспрепятственно проникать в жилье находящегося под административным надзором в ночное или иное время, когда подопечный обязан оставаться дома. Конституционная гарантия неприкосновенности жилья на освобожденных не распространяется. Сам факт недопуска полиции, как и любое другое несоблюдение назначенных мер и ограничений, квалифицируется как административное правонарушение, который карается штрафом, арестом или обязательными работами.

Такие санкции, в частности, применили к Александру Лаптеву: согласно протоколу, в 22:45 он не отрыл дверь проверяющим. Сам поднадзорный утверждал, что был дома, но крепко спал. Отклоняя эти доводы, служители Фемиды указали на отсутствие соответствующих доказательств: «Объективная сторона вмененного правонарушения выражена в невыполнении обязанности в допуске сотрудников органов внутренних дел в жилое помещение», – заключил кассационный суд. Аналогичное решение было вынесено в отношении Романа Павленко, который также не услышал стука полицейских в дверь.

Эти или другие нарушения режима также могут обернуться продлением срока надзора или ужесточением установленных мер. Например, неоднократно судимому за совершенные в нетрезвом состоянии преступления москвичу Захарченко после освобождения из мест лишения свободы суд запретил употребление спиртных напитков в учреждениях общественного питания и посещение места их разлива. Но в течение года он был трижды уличен в несоблюдении установленных ограничений. По заявлению полиции в профилактических целях суд возложил на осужденного обязанность пройти курс лечения от алкогольной зависимости в наркологическом диспансере. «Дополнение административных ограничений может выражаться как в установлении новых, так и в конкретизации ранее назначенных административных ограничений, с учетом сведений об образе жизни поднадзорного лица и его поведения», – отмечается в решении Московского городского суда.

Игнорируя предупреждение правоохранителей, установленный режим административного надзора неоднократно нарушал Евгений Кузнецов. Районный суд признал это основанием для продления срока контроля на полгода. Однако прокуратура усмотрела в таком решении нарушение прав освобожденного – увеличенный срок завершался бы уже после снятия судимости. По требованию надзорного органа апелляционная инстанция отменила ошибочное решение.

Повторное нарушение поднадзорным лицом установленных ограничений в течение года после привлечения к административной ответственности квалифицируется уже как новое преступление.

Справка

По данным портала «Судебная статистика РФ», за первую половину 2020 года суды рассмотрели 24,6 тысячи заявлений об установлении административного надзора, 23,8 тысячи (96,6 процента) из них признали обоснованными, в том числе 18,3 тысячи в полном объеме. В 97 процентах случаев удовлетворялись иски о продлении или дополнении введенных ограничений. Обращения поднадзорных о частичной отмене установленных мер или досрочном прекращении режима удовлетворялись в 67 процентах случаев.

За тот же период за несоблюдение установленных ограничений 86,8 тысячи поднадзорных лиц были привлечены к административной ответственности, в том числе 53,7 тысячи подвергнуты аресту и 23,4 тысячи – приговорены к обязательным работам. За неоднократные нарушения осуждены 3,5 тысячи человек: 2,2 тысячи к реальному и 1,1 тысячи к условному лишению свободы.

По данным Федеральной службы исполнения наказаний, за первую половину 2020 года из исправительных учреждений было освобождено 115,8 тысячи человек, в отношении 19,1 тысячи мог вводиться административный надзор.

Мнения

 

Евгений Тонков, руководитель Коллегии адвокатов «Адвокатская фирма «ТонковЪ и Партнеры»

Административный надзор – стандартная общемировая практика постпенитенциарного контроля за осужденными по определенным категориям преступлений. Общество платит налоги, в том числе, для того, чтобы за потенциальными нарушителями уголовных запретов присматривали специально обученные люди. Очевидно, что многих лиц, склонных к нарушению правовых норм, полицейские супервайзеры удерживают от новых преступлений. Это значит, что в обществе будет меньше общеуголовного насилия и жертв. Ограничения могут носить достаточно разумный характер – вполне справедливо, например, не разрешать совершившему умышленное преступление в отношении несовершеннолетнего посещать дискотеки. С другой стороны, инструменты административного надзора, вероятно, будут избыточно применяться к лицам, критикующим субъекты публичной власти. 

Закон буквально предусматривает «запрещение пребывания в определенных местах» и «выезда за установленные судом пределы территории». Пределы территории могут быть ограничены весьма узко. Следует обратить внимание на индивидуальную «воспитательную» работу с поднадзорным лицом, в ходе которой уточняются масштабы свободы перемещений во времени и в пространстве и по кругу лиц. 

Предусмотренная действующим до 2010 года Указом Президиума Верховного Совета СССР «социалистическая обязанность вести честный трудовой образ жизни» очевидно неприменима к сегодняшним реалиям государственно-монополистического капитализма. Тогда как степень «карательности» российского законодательства год от года становится выше. Поэтому нормативно-правовой акт периода государственного капитализма сформулирован «карательнее» советских правил. С другой стороны, хорошо известно, что жесткость закона компенсируется его коррупционной емкостью и необязательностью исполнения.

Нелля Шишова, адвокат благотворительного фонда помощи осужденным и их семьям «Русь Сидящая»

Фактически административный надзор представляет собой новое дополнительное наказание, назначаемое гражданину после приговора и отбытия основного. По закону за одно и то же деяние дважды наказывать нельзя, но получается, что иногда – можно. 

Главное обоснование таких действий государства – защита граждан от преступной деятельности злоумышленников. Действительно, существует группа лиц, которую необходимо контролировать после отбытия ими наказания. Например – совершивших половые преступления.

Но в действительности этот инструмент становится веским аргументом в руках властей в отношении лиц, осужденных по «политическим» мотивам. Не секрет, что к таким людям в местах лишения свободы сотрудники колоний относятся негативно – за малейшие нарушения, а иногда и без них, следует наказание. Такие заключенные часто сидят «до звонка», имеют много взысканий и ограничений. В результате они признаются «злостными» нарушителями и попадают под административный надзор, который включает ограничения в том числе и на политическую деятельность. А срок действия надзора позволяет довольно длительное время контролировать поднадзорное лицо.

Ирина Бирюкова, адвокат фонда «Общественный вердикт» (включен в реестр «иностранных агентов»)

Такое явление, как административный надзор, должно быть полностью искоренено. По существу, это наказание в квадрате за преступление, за которое осужденный уже отбыл срок в колонии. При том, что на практике ни один заключенный не миновал водворения в штрафной изолятор и иных санкций.

Административный надзор – это наказание за жизнь на воле. Например, обычный гражданин вправе вернуться из кино, со свидания или посетив родственника в больнице, в 22 часа 10 минут, а освобожденного из колонии за такое 10-минутное опоздание могут отправить под административный арест. Хотя это никак не касается его уже отбытого наказания. 

Эти меры – дамоклов меч: бывшего заключенного всегда заставляют помнить, что в любой момент надзор могут заменить на лишение свободы. Такая ситуация может сильно сказаться на психологическом состоянии здоровья не только осужденного, но и всей его семьи. Они не могут отметить семейный праздник в ресторане, не вправе пройти крестным ходом на Пасху и вынуждены терпеть многочисленные другие, порой бессмысленные и унизительные ограничения. 

Практика свидетельствует, что по абсолютно равнозначным делам и заявителям нередко назначаются разные сроки административного надзора. И только спустя время или при изменении условий жизни можно как-то в судебном порядке эти ограничения или снимать, или менять.

Под запретом посещения массовых мероприятий понимаются все, никакой конкретики нет. Попытки получить объяснения оказываются бесполезными. При принятии решения суд ограничивается стандартными фразами, и фактически всё остается на усмотрение инспектора по административному надзору. Гражданина можно наказать за присутствие на свадьбе, народных гуляньях, спортивном соревновании, участие в богослужении, в шествии «Бессмертного полка» и так далее. Некоторые инспекторы закрывают на это глаза, но если человека очень надо на чем-то поймать, то эти нарушения обязательно используют.