Рейтинг@Mail.ru
home

15.02.2017

Гарантированная правовая помощь

Участвующих в уголовных делах адвокатов и их клиентов защитят от злоупотреблений со стороны полиции, следственных органов и прокуратуры. С инициативой принять такие меры выступил Президент России Владимир Путин. Существующее законодательство и разъяснения высших судебных инстанций нередко игнорируются как правоохранительными органами, так и служителями Фемиды.

15.02.17. АПИ — Предложенные поправки гарантируют право адвоката защищать клиента без согласия на то следователя, публично заявлять о нарушениях, свободно привлекать экспертов и иных участников, получать доступ к материалам уголовного дела и другие возможности. Самих юристов защитят от неправомерного давления со стороны силовиков, а их клиентов – от засланных следствием «казачков».

Всесильный ордер

Конституция России гарантирует каждому право на получение квалифицированной правовой помощи с момента задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения. Хотя в течение многих лет ведомственные акты (в том числе утвержденные Минюстом РФ Правила внутреннего распорядка следственных изоляторов) предусматривали необходимость получения адвокатом специального «допуска» у следователя. Еще в январе 2001 года Конституционный суд России признал такие требования нелегитимными: «Выполнение адвокатом, имеющим ордер юридической консультации на ведение уголовного дела, процессуальных обязанностей защитника не может быть поставлено в зависимость от усмотрения должностного лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело», – заключила высшая инстанция. Схожие выводы Конституционный суд России неоднократно повторял.

Согласно действующему Уголовно-процессуальному кодексу РФ (УПК), «адвокат допускается к участию в уголовном деле в качестве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера». Однако на практике само слово «допуск» представители отдельных ведомств толкуют как право не пускать защитника без оформления некой санкции.

Причем судебная практика по этому вопросу также остается противоречивой. Например, в июле 2015 года адвоката Адриана Пеньковского не пустили к содержащемуся под стражей в столичном СИЗО № 2 (знаменитых «Бутырках») клиенту без «визы» следователя. Руководство Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) и Московский городской суд не усмотрели в действиях «вертухаев» нарушений: «Само по себе предъявление адвокатом ордера и удостоверения адвоката не является подтверждением обстоятельств его участия в уголовном процессе в качестве защитника. Именно следователь решает вопрос о допуске адвоката в качестве защитника», – констатируется в принятом в ноябре минувшего года решении.

Хотя на два месяца ранее тот же Московский городской суд пришел к прямо противоположному выводу по более спорной ситуации: следователь отказался предоставить адвокату Юрию Сбитневу доступ к уголовному делу, возбужденному по факту мошенничества против гражданина Германии Бебера Рейнхарда. Сам обвиняемый находился в международном розыске, и следователь усомнился, что адвокат имеет от него полномочия. «Адвокат допускается к участию в уголовном деле в качестве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера. Никаких иных документов, необходимых для допуска защитника, законодателем не установлено», – констатировала судья Галина Тюркина, признавая действия следователя незаконными.

Внесенный Президентом России законопроект исключает само понятие «допуск». В администрации главы государства подтверждают, что ордера и удостоверения «безусловно достаточно для реализации полномочий защитника». «Иное противоречило бы принципу состязательности и равноправия сторон обвинения и защиты. Выполнение адвокатом процессуальных обязанностей защитника не может быть поставлено в зависимость от усмотрения должностного лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело», – отмечается в пояснительной записке.

Кроме того, для получения согласия находящегося под стражей потенциального клиента адвокату делегируют право встретиться с ним, предъявив опять же только ордер и удостоверение. Еще одна поправка гарантирует выбор участвующего по назначению (за государственный счет) защитника исключительно адвокатским палатам: «Это позволит избежать ситуаций, когда органами предварительного расследования игнорируются решения органов адвокатского самоуправления и назначаются адвокаты для участия в уголовных делах вопреки интересам подозреваемых и обвиняемых», – поясняют в Администрации Президента России.

Напомним, что это уже не первая попытка урегулировать спорный вопрос допуска защитников – схожий законопроект был внесен в Госдуму еще в ноябре 2015 года (АПИ писало о нем – Адвокатов пропустят к клиентам). Но он до сих пор не рассмотрен даже в первом чтении.

Полицейская гласность

Другая предложенная главой государства поправка разрешает адвокатам в ряде случаев публиковать материалы следствия, а также гласно сообщать о нарушениях со стороны правоохранительных или иных органов и их должностных лиц. Действующий УПК признает всю такую информацию тайной, за раскрытие которой сам защитник может привлекаться даже к уголовной ответственности. Тогда как следователь вправе свободно распоряжаться сведениями, в том числе предоставлять их в средства массовой информации.

Такие нормы нередко приводят к явным злоупотреблениям со стороны органов и ограничивают возможности адвокатов. В частности, без санкции они даже не могут обсудить детали дела с коллегами, экспертами, получить консультацию специалиста и так далее. В результате в деле нередко остаются только экспертизы и другие материалы, выгодные стороне обвинения. Конституционный суд России принял по этому вопросу противоречивое решение: подтвердив право следователя не разрешать адвокатам раскрывать информацию привлекаемым экспертам или специалистам, служители Фемиды указали, что в таких случаях дознаватель или следователь должен только уведомить таких лиц о недопустимости дальнейшего разглашения известных им сведений.

Новый законопроект кардинально меняет ситуацию в пользу стороны защиты. Адвокат вправе предоставлять материалы тем же специалистам, самостоятельно уведомив их о соблюдении принципа конфиденциальности. Не запрещается придавать гласности сведения о нарушениях прав, свобод и законных интересов участников уголовного дела и иных лиц, а также о нарушении закона со стороны органов власти и чиновников. Не признаются тайной и данные предварительного расследования, оглашенные в открытом судебном заседании (в том числе при избрании меры пресечения и в иных случаях).

Кроме того, адвокату не может быть отказано в удовлетворении ходатайства о привлечении к участию в уголовном деле специалиста «для разъяснения вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию». Также гарантируется право участия защитника в следственных действиях, производимых по его ходатайству или по требованию самого клиента.

Защита для защиты

Специальные меры направлены на предупреждение проведения обысков у адвокатов, в ходе которых правоохранительные органы нередко пытаются изъять конфиденциальные материалы.

Любое вторжение – как в кабинеты, так и в жилые или иные используемые адвокатами помещения – допускается только после возбуждения уголовного дела и на основании судебного ордера, касающегося конкретных отыскиваемых объектов. При проведении таких действий должен присутствовать член совета или специально уполномоченный представитель адвокатской палаты. Его задача – обеспечить неприкосновенность предметов и материалов, содержащих конфиденциальную информацию (адвокатскую тайну). «В ходе обыска, осмотра и (или) выемки запрещается изъятие всего производства адвоката по делам его доверителей, а также фотографирование, киносъемка, видеозапись и иная фиксация материалов указанного производства».

Отметим, что 31 января Европейский суд по правам человека принял решение о незаконности проведения обыска у юриста, не являющегося адвокатом (АПИ писало об этом – Засекреченный обыск). Расширять установленные для членов профессионального сообщества гарантии на всех юристов в Администрации Президента России пока не пожелали.

Мнения

 

Юрий Костанов, советник Федеральной палаты адвокатов

В первую очередь законопроект касается давней проблемы определения порядка получения адвокатами свиданий в следственных изоляторах со своими подзащитными. Проблема эта порождена еще формулировками предыдущего УПК РФ. 

Еще важный аспект – защита адвокатов от обыска. Нередко фирма, которая начинала проигрывать в арбитражном суде, обращалась в правоохранительные органы и добивалась возбуждения уголовного дела в отношении оппонента. Это приводило к обыску, при котором изымались практически все документы, в том числе и те, которые нужно было представлять в арбитраже. Как итог – дело в арбитражном суде «глохло», так как доказательства были изъяты. Бизнесмены стали хранить свои документы, касающиеся арбитражных споров, у своих адвокатов, которые являлись их представителями в судах. Но это привело лишь к тому, что обыски стали проводить и у адвокатов. Причем изымалось все без исключения, даже не учитывая, относятся документы к конкретному делу или нет. 

К сожалению, не все наши предложения вошли в данный законопроект, но мы будем добиваться их рассмотрения. В частности – об обязательном аудиопротоколировании судебных заседаний, которое позволит избежать случаев фальсификации этих протоколов. Обжаловать незаконный приговор очень трудно: идешь в апелляционную инстанцию, рассказываешь о ходе дела и о том, что говорил судья, но доказать не можешь, так как в протоколе ничего этого нет. А протокол подписывают два человека – судья и секретарь. 

Также не нашли отражения в президентских поправках нормы, регулирующие порядок ознакомления защиты с материалами дела. Сейчас они предъявляются нам в подшитом и пронумерованном виде. Но как правило, простым карандашом, и нет никакой описи дела и его томов. Очень часто подменяются документы в томах уголовного дела или добавляются выгодные стороне обвинения материалы, а выгодные стороне защиты – убираются. Например, это могут быть ответы на запросы, которые на момент окончания уголовного дела еще не поступили. Поэтому мы предложили, чтобы нумерация была нанесена прочным красителем и была опись, которая или выдается в виде копии, или же дается на ознакомление и подпись. 

Григорий Афицкий, адвокат

Законопроект может называться «О борьбе с пещерным правоприменением». Он развивает уже закрепленные в УПК РФ принципы с целью сократить риски воспрепятствования допуску защитника, исключить немотивированные отказы в рассмотрении ходатайств, неправомерные ограничения реализации функции адвоката. То есть он направлен на борьбу с умышленным нигилизмом либо неадекватностью следователя, выраженных в грубейших нарушениях права на защиту.

Принятие такого закона является положительным знаком, говорящим о понимании Президентом России наличия проблемы. При этом я считаю, что гораздо важнее развивать механизм фактической судебной защиты от следственных злоупотреблений.

Нужной новеллой является регламентация обыска у адвоката, особенно введение обязательного присутствия представителя адвокатской палаты субъекта Федерации. К сожалению, слабо раскрываются процессуальные возможности такого представителя. Крайне плохо то, что отдельно не предусмотрен прямой запрет неотложного обыска у адвоката.