Рейтинг@Mail.ru
home

30.03.2017

Кто отвечает за безалаберного работника?

Из-за ошибок собственных сотрудников компании вынуждены уплачивать штрафы порой в сотни тысяч рублей. Но взыскать с виновных причиненный ущерб работодателям чаще всего не удается – законодательство стоит на страже прав трудящихся.

30.03.17. АПИ — В менее благоприятном положении оказываются руководители и иные топ-менеджеры организаций. Они обязаны компенсировать все убытки возглавляемой компании и нередко виновны до тех пор, пока не докажут свою осмотрительность.

Связанные одной цепью

Юридическое лицо само по себе не может совершать каких-либо действий, а потому практически любые нарушения с его стороны являются следствием ошибок, намеренных или иных решений, которые принимают должностные лица или другие сотрудники. Хотя административное законодательство предусматривает возможность привлечения к ответственности как организаций, так и конкретных виновных работников. Например, за задержку в сдаче отчетности штраф может быть наложен как на компанию, так и на ее главного бухгалтера или руководителя. Выбор ответственного зависит от конкретных обстоятельств и, чаще всего, усмотрения уполномоченных надзорных органов. Причем санкции для конкретных работников примерно в десять раз ниже налагаемых на юридические лица.

Должностные лица или наделенные иными полномочиями сотрудники (бухгалтера, кассиры и прочие), как правило, несут полную материальную ответственность, а потому уплатив административный штраф, компании справедливо хотят возместить его с провинившегося подчиненного. Трудовой кодекс РФ прямо предусматривает, что «материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба может быть возложена на работника в случае причинения им ущерба в результате административного проступка, если таковой установлен соответствующим государственным органом». 

Однако судебная практика свидетельствует, что взыскать компенсацию с нерадивых работников удается крайне редко. Например, агент системы федерального транспортного обслуживания ОАО «Российские железные дороги» Головачева выдала полученный из-за рубежа груз, не прошедший таможенное оформление. За такое нарушение железнодорожная компания была оштрафована на 150 тысяч рублей. Не отрицая вину работницы, служители Фемиды отклонили иск «РЖД»: «Сумма уплаченного штрафа не может быть признана ущербом, подлежащим возмещению в порядке привлечения работника к материальной ответственности. Требования истца фактически направлены на освобождение от обязанности по уплате административного штрафа, наложенного на него в качестве наказания», – констатировал Липецкий областной суд.

Схожее решение было принято и по иску ФГУП «Почта России», оштрафованного на 315 тысяч рублей. Это произошло из-за ошибки оператора отделения связи в Комсомольске-на-Амуре Игнатюка, который, не удостоверившись в наличии разрешения таможенного поста, выдал адресату поступившую из США посылку. Хабаровский краевой суд не признал штраф причиненным работодателю прямым ущербом.

Кто победил, тот прав

Опрошенные эксперты убеждены, что компании вправе требовать возмещения наложенных на них административных санкций с провинившихся подчиненных. Но суды чаще всего исходят из логики, что платить штраф должен тот, кто признан виновным. А имена конкретных «нашкодивших» работников в протоколах и постановлениях надзорных органов чаще всего даже не упоминаются.

Например, ООО «Очар» не удалось взыскать уплаченный за нарушение порядка использования контрольно-кассовой техники штраф с продавца Измайловой, которая не пробила чек. Служители Фемиды констатировали, что налоговая служба установила состав правонарушения именно в действиях компании, а не сотрудницы. «В связи с тем, что сам работник не был привлечен к административной ответственности, на него не может быть возложена материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба – суммы административного штрафа», – заключил Воронежский областной суд 

Отклонили суды и требования о возмещении с бухгалтера Шишкиной полумиллионного штрафа, уплаченного ОАО «144 бронетанковый ремонтный завод». По версии истца, она не исполнила предписание регулятора рынка ценных бумаг в части публикации обязательной корпоративной информации. Однако суд установил, что раскрытие информации не входило в должностные обязанности ответчицы, а согласно уставу, ответственность за своевременное представление финансовой отчетности и материалов в соответствующие органы возлагалась непосредственно на генерального директора. «Работодатель не имеет права привлекать к какой-либо ответственности работника за неисполнение им не закрепленной за ним трудовой функции», – констатировал суд.

Иск против отвечающего за охрану труда сотрудника подал Военный комиссариат Новосибирской области, оштрафованный на 100 тысяч рублей за непроведение вводного инструктажа с одним из работников. Отклоняя такие требования, служители Фемиды отметили, что на самом деле инструктаж был проведен, но «виновница» не внесла запись о нем в специальный журнал.

Игры разума

В отличие от рядовых сотрудников, на руководителей возлагается повышенная ответственность. Причем принятые в 2014 году поправки в Гражданский кодекс РФ предусматривают по существу презумпцию вины директоров и членов коллегиальных органов управления (советов директоров, правления и иных) – они обязаны возместить все убытки, если принятые решения были «неразумны», в том числе «не соответствовали обычным условиям гражданского оборота или обычному предпринимательскому риску». Более того, такие споры не регулируются защищающим права работников Трудовым кодексом РФ, рассматриваются арбитражным судом, а расчет убытков осуществляется в соответствии с нормами гражданского законодательства.

Практика последних лет свидетельствует, что служители экономической Фемиды чаще всего удовлетворяют такие иски. Например, ЗАО «Экстра» взыскало с бывшего руководителя Натальи Тяло уплаченный за нарушение правил охраны труда административный штраф: «В период нахождения в должности директора ответчик ненадлежащим образом исполняла свои обязанности по обеспечению соблюдения требований законодательства при осуществлении деятельности работодателя, что повлекло привлечение его к ответственности за совершение административного правонарушения в виде наложения штрафа», – отмечается в решении Арбитражного суда Волго-Вятского округа. 

С бывшего генерального директора ЗАО «Управление механизации № 65» Игоря Ерасова взыскали 700 тысяч рублей, уплаченные компанией в качестве штрафа за нарушение законодательства о рынке ценных бумаг и промышленной безопасности. Удовлетворяя такой иск, служители Фемиды констатировали, что ответчиком «не представлены доказательства, подтверждающие добросовестность и разумность своих действий при осуществлении полномочий генерального директора». Подтверждением вины руководителя суд счел в том числе его пассивность при обжаловании требований надзорного органа.

Прямо противоположное решение было принято по иску ООО «Управляющая компания "Жилищно-коммунальное хозяйство Дальнее» к Николаю Сиркину. В течение трех лет, которые он возглавлял компанию, Региональная энергетическая комиссия Сахалинской области неоднократно налагала штрафы за несвоевременное предоставление документов для установления тарифов на услуги ЖКХ, отсутствие утвержденной программы в области энергосбережения и повышения энергетической эффективности, нераскрытие информации. Общая сумма штрафов составила 300 тысяч рублей. Отклоняя требования о взыскании ее с экс-руководителя, арбитражный суд указал, что возникновение нарушений и санкций «сопутствует рисковому характеру предпринимательской деятельности». «Противоправных действий ответчика, выразившихся в отсутствии должной заботливости и осмотрительности в отношении интересов представляемого им юридического лица, судом не установлено. Административные штрафы возлагались на компанию без установления вины генерального директора», – заключил арбитраж.

Справка

Ежемесячно работодатели предъявляют в суды около 700 исков о возмещении причиненного сотрудниками при исполнении трудовых обязанностей ущерба. 89 процентов из них удовлетворяется, средний размер взыскания составляет почти 150 тысяч рублей.

Мнения

 

Юлия Упкунова, адвокатское бюро «НБ»

По невнимательности или небрежности сотрудники порой допускают ошибки – кассир не пробил или не выдал покупателю чек, бухгалтер передал неверные сведения в налоговую службу и так далее. Из-за таких оплошностей организацию могут привлечь к административной ответственности. Закономерно, что работодатель хочет потребовать с рассеянного работника возмещения прямого действительного ущерба. 

Однако такое понятие в трудовом законодательстве не идентично понятию убытка, закрепленного в Гражданском кодексе РФ. На практике существуют неоднозначные подходы к отнесению тех или иных расходов к ущербу, который должен быть возмещен работником. Так, например, в одних случаях административный штраф рассматривают как уменьшение движимого имущества (денежных средств) работодателя, то есть причиненный ему прямой действительный ущерб. В иных – штраф квалифицируют как меру материальной ответственности за совершенные правонарушения, которая не может быть переложена полностью или частично на другое лицо. 

Но даже если работодатель не имеет возможности или не хочет взыскивать ущерб с невнимательного работника, то это не лишает его права привлечь такого работника к дисциплинарной ответственности и, в конечном итоге, расторгнуть с ним трудовой договор.

Взыскание ущерба с работника представляется также крайне сложным в силу объема доказательственной базы, которую должен представить работодатель. Более того, в коммерческой сфере существует понятие обоснованного и разумного предпринимательского риска, за принятие которого руководитель не подлежит привлечению к ответственности.

Алина Кашникова, ассистент юрисконсульта по частному и публичному праву Объединенной Консалтинговой Группы

Административные штрафы за, например, невыдачу кассового чека при оплате товаров или за нарушение водителем организации ПДД, как правило, накладываются не на конкретного сотрудника (кассира или шофера), а на его работодателя. Трудовой кодекс РФ обязывает такого работника возместить организации причиненный прямой действительный ущерб. Поэтому работодатель вправе взыскать с подчиненного штраф, который организация оплатила из-за его ошибки. 

Олег Лодянов, старший юрист корпоративной практики Rightmark Group

В рамках гражданско-правового спора организация вправе взыскать со своего руководителя любые убытки, причиненные его недобросовестными или неразумными действиями. К числу таких убытков могут относиться административные штрафы, уплаченные работодателем из-за ненадлежащих действий директора. 

Однако для привлечения к ответственности недостаточно простой ошибочности принятого руководителем решения – должна быть доказана его виновность. Например, заключая сделку, директор не проверил, что контрагент не зарегистрирован в установленном законом порядке (не «заглянул» в ЕГРЮЛ), в результате чего налоговый орган отказал в праве на зачет НДС и обязал уплатить штраф за его неуплату.

Евгений Гурченко, старший юрист судебно-арбитражной практики адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры»

Действующее законодательство предоставляет возможность компании взыскать с руководителя, а также членов совета директоров или правления, полную сумму убытков, вызванных их недобросовестным или неразумным поведением. В том числе убытки по заключенным сделкам, любые санкции, возложенные на компанию.

В последнее время компании все чаще прибегают к подобному инструменту, и зачастую суды встают на сторону компаний. Вместе с тем основной проблемой в таких делах является необходимость представить доказательства, подтверждающие неразумность или недобросовестность действий топ-менеджера. Во многих случаях доказать это бывает достаточно сложно. При этом суды крайне неохотно исследуют вопросы экономической целесообразности тех или иных действий.