Рейтинг@Mail.ru
home

10.04.2017

Юридическая демонополизация

Правительство России как минимум на два года отказалось от планов введения «адвокатской монополии». Таким образом, юристы, правозащитники и даже не имеющие специального статуса специалисты смогут свободно работать в российских судах, в том числе представлять интересы граждан и бизнеса.

10.04.17. АПИ — Реформа рынка оказания юридических услуг предусмотрена принятой еще три года назад государственной программой «Юстиция» стоимостью почти в 2,4 трлн рублей. Предполагалось, что уже к концу 2014 года будет одобрена Концепция регулирования рынка профессиональной юридической помощи, а в 2015 – принят соответствующий федеральный закон.

Рынок – только для хороших юристов

Одна из целей ожидаемой реформы – введение так называемой «адвокатской монополии» на участие не имеющих специального статуса представителей в судебных делах. То есть защищать права граждан и организаций во всех процессах смогут только адвокаты, являющиеся членами профессионального объединения (адвокатской палаты), отвечающие установленным требованиям и уплачивающие членские взносы. 

По мнению сторонников «монополии», такие ограничения направлены на защиту интересов самих потребителей правовых услуг. Ведь сейчас представлять участников гражданских и арбитражных дел вправе все желающие, в том числе частные лица, не имеющие даже юридического образования. Представители адвокатуры убеждены, что такая ситуация нарушает гарантированное Конституцией России право граждан на получение квалифицированной юридической помощи. 

Членство в адвокатской палате предполагает сдачу строгого экзамена, соблюдение жестких стандартов, а также возможность клиента пожаловаться на недобросовестного юриста в дисциплинарную комиссию. По статистике, статус адвоката получают 68 процентов претендентов, каждый из которых имеет высшее юридическое образование, опыт работы и прошел специальную стажировку. В минувшем году адвокатские палаты рассмотрели 5,2 тысячи жалоб, подтвердив нарушения в деятельности 3,2 тысячи своих членов. Большинство из них было подвергнуто дисциплинарным взысканиям, 422 адвоката лишились статуса.

Предварительный проект Концепции, подготовленный Министерством юстиции России почти полтора года назад (АПИ писало о нем – В суд – только с адвокатом), лишь частично оправдал надежды юридического сообщества. С одной стороны, Концепция делегирует адвокатуре функции «единой профессиональной корпорации», по существу – контроль за всеми оказывающими правовые услуги лицами (включая консалтинговые компании). Вместе с тем чиновники разрешили гражданам самим отстаивать свои интересы в суде, а права компаний и государственных органов смогут представлять их юрисконсульты и иные сотрудники (выполнение работы в рамках трудовых отношений услугами и не признается).

Мечты из будущего

Но поправки в государственную программу «Юстиция», подписанные премьер-министром России Дмитрием Медведевым 31 марта, фактически приостанавливают реформу. Основной причиной принятия изменений чиновники называют сокращение бюджетного финансирования в связи с дефицитом федеральной казны.

Согласно новой редакции государственной программы, работа над проектом федерального закона должна завершиться до конца только 2018 года. Не определены и сроки утверждения Концепции. Хотя, по словам вице-президента Федеральной палаты адвокатов Андрея Сучкова, она находится уже в стадии итоговой доработки: «Данное утверждение развенчивает периодически появляющиеся слухи о том, что реформа отложена надолго, если не навсегда», – убежден Андрей Сучков.

Тогда как, по данным самого Минюста, Концепция содержит только «общие положения, определяющие направления развития рынка юридических услуг в России», предусматривает «упорядочение системы оказания квалифицированной юридической помощи и реформирование института адвокатуры, создание механизма регулярного профессионального совершенствования и подтверждения квалификации адвокатов, а также введения в действие эффективного механизма исключения из профессии, развитие механизмов оказания адвокатами бесплатной юридической помощи», «постепенное сближение и объединение различных групп субъектов, оказывающих юридические услуги, в единую профессиональную корпорацию». 

В то же время вопрос «адвокатской монополии» остается нерешенным. С одной стороны, Концепция включает «развитие и поддержание конкуренции на рынке профессиональных юридических услуг путем ограничения доступа на рынок для недобросовестных участников». С другой – чиновники предупреждают, что вопрос об установлении исключительного права адвокатуры на судебное представительство пока даже не рассматривается. Его обсуждение предлагается начать только при подготовке изменений и дополнений в процессуальное законодательство, но завершить также до конца 2018 года. Обязательным условием введения лоббируемых адвокатурой изменений будет проведение общественного обсуждения и независимой антикоррупционной экспертизы.

Единый стандарт

Вместе с тем сама по себе государственная программа де-факто исключает объединение всех юристов «под крылом» адвокатуры. Согласно документу, к 2020 году в «единую корпорацию» должна входить 71 тысяча юристов, тогда как уже сейчас в реестре Минюста числится 72,7 тысячи действующих адвокатов. Таким образом, либо отбор в сообщество будет существенно ужесточен, либо большинство тех же корпоративных юристов и многих иных участников рынка останется «за бортом» 

В самой профессиональной среде также продолжаются горячие споры о включении в «единую корпорацию» всех практикующих на рынке юристов. В качестве примера участники дискуссий приводят врачей – оказывать медицинскую помощь, наверное, во всех странах мира вправе только дипломированные врачи с лицензией. Вместе с тем каждый из них имеет специализацию: офтальмолог или стоматолог не вправе делать операции на сердце, а кардиолог – оценивать зрение или лечить зубы. Тогда как для приема в адвокатуру нужно сдать достаточно сложный экзамен по всем отраслям права, что вызывает недовольство многих частнопрактикующих и корпоративных юристов – квалифицированные специалисты с опытом разрешения налоговых, корпоративных, финансовых и иных споров считают излишним сдавать «зачет», например, по уголовному процессу и так далее. 

По данным АПИ, руководство Минюста не исключает введение таких ограниченных «лицензий», по примеру медицинских или категорий водительских удостоверений. Но против подобной дифференциации выступает сама адвокатура. Ее представители убеждены, что все члены «единой корпорации» должны иметь также единый статус и квалификацию, а обращающийся к адвокату клиент не обязан разбираться в специализациях. Хотя западный опыт свидетельствует об обратном. Даже в Нидерландах, население которых в восемь раз меньше, чем в нашей стране, существуют работающие в отдельных отраслях союзы юристов, а в ряде случаев суд назначает имеющего соответствующую специализацию адвоката.

Свобода выбора

На самом деле в России уже существует «адвокатская монополия» в сфере уголовного судопроизводства. Не имеющий удостоверения адвоката юрист не вправе защищать подсудимых, не может встречаться с задержанными в следственном изоляторе, вести переговоры со стороной обвинения, знакомиться с делом, направлять запросы, ему не гарантируется конфиденциальность и так далее.

Кроме того, с сентября 2015 года исполнять функции представителей в административных спорах (делах с участием государственных органов) вправе исключительно дипломированные юристы. Хотя за гражданами сохранена возможность защищать себя самостоятельно, а не имеющие высшего юридического образования руководители могут отстаивать интересы возглавляемых организаций. Более того, в делах об оспаривании нормативных актов участие профессионального юриста в качестве представителя является обязательным.

Конституционный суд России неоднозначно оценивает попытки «монополизации». Так, введенные в 2002 году ограничения на допуск в арбитражный процесс только адвокатов и штатных сотрудников компаний были признаны нелегитимными. Равно как служители Фемиды указали на право участников уголовных дел (гражданских истцов и потерпевших) воспользоваться услугами любого оказывающего «квалифицированную юридическую помощь» лица, в том числе не имеющего статуса адвоката.

Тогда как запрет на участие в административных спорах только дипломированных юристов Конституционный суд России признал обоснованным: «Право вести свои дела в суде через самостоятельно выбранного представителя не означает безусловное право выбирать в качестве такового любое лицо и не предполагает возможность участия в судопроизводстве любого лица в качестве представителя», – отмечается в определении суда. 

Справка

В 2016 году российские суды всех инстанций рассмотрели 17,9 млн гражданских, 1,3 млн уголовных, почти 2 млн арбитражных и 6,9 млн дел об административных правонарушениях.

По данным Федеральной службы государственной статистики, доходы оказывающих правовые услуги организаций достигают 225 млрд рублей в год, средняя рентабельность – 18 процентов.

Мнения

 

Аралтан Манджиев, юрист компании Juralink LLC

Самое ближайшее изменение, которое ожидает юридическую профессию, – это введение «адвокатской монополии». В нашей фирме мы планируем решить этот вопрос получением соответствующего статуса, никакой проблемы в этом я не вижу. Если мы хотим цивилизованный рынок, гарантирующий качество услуг для потребителей, та или иная форма регулирования оказания юридических услуг должна быть введена. Хотя вариантов много – помимо адвокатуры возможно лицензирование или иная разрешительная система, участие в саморегулируемых организациях (в такой форме сейчас работают оценщики и аудиторы). Ибо сейчас на рынке наблюдается хаос, а население и бизнес не защищены от недобросовестных провайдеров правовых услуг.

В случае введения «монополии» в самом жестком варианте – допуск к практике только адвокатов в ограниченный срок, нельзя исключать возникновения на первом этапе дефицита лицензированных юристов. Вместе с тем возможны вариативные способы допуска в адвокатуру – например, скажем так, автоматического предоставления статуса для всех юристов, имеющих стаж свыше пяти лет. В этом случае численность адвокатов увеличится, наверное, тысячекратно, и негативные последствия не возникнут.

Кроме того, «адвокатская монополия», на мой взгляд, не ограничивает самопредставительство граждан в судебных делах.

Максим Семеняко, партнер адвокатского бюро «Юсланд»

«Адвокатская монополия» предполагает ограничение на допуск только в судебное представительство. Адвокатура не претендует на работу юрисконсультов, которые продолжат заниматься своей деятельностью.

Сейчас представлять участников в суде вправе не только не имеющие статуса адвоката юристы, но и не имеющие соответствующего диплома. На мой взгляд, это неправильно, и Россия в этом плане является уникальной страной.

Обсуждаемая реформа вряд ли приведет к повышению стоимости правовых услуг. Уже сегодня конкуренция в адвокатском сообществе крайне высока, а потому клиент может легко найти представителя по своим средствам. Полагаю, что в этом вопросе страхи сильно преувеличены.

Не думаю, что стоит освобождать желающих получить статус адвоката даже опытных юристов от экзаменов. Хотя по этому вопросу есть дискуссии. Ведь чаще всего тот или иной адвокат выбирает ту или иную специализацию – ведет только уголовные дела или занимается разрешением корпоративных споров, и так далее. Должен ли юрист, который, может быть, десять лет участвует в арбитражных процессах или занимается земельным правом, отвечать на вопросы по уголовному праву, конституционному законодательству? Многие из таких кандидатов в адвокаты готовы на условно «ограниченную лицензию» – примерно как категории A, B, C и так далее. Профессиональное сообщество относится к этой идее скептически.

Сергей Малюкин, адвокатское бюро «Забейда, Касаткин, Саушкин и партнеры»

Споры о необходимости введения адвокатской монополии не утихают уже длительное время. Федеральный закон «О профессиональной юридической помощи в РФ», призванный оптимизировать процедуры допуска к профессии адвоката и стандартизировать рынок профессиональной юридической помощи, должен был поставить если не точку в этом споре, то хотя бы перенести дискуссию в область обсуждения конкретных норм права, регулирующих этот вопрос. 

Изменение сроков внесения в Правительство России данного закона позволит доработать его проект с учетом мнений как самого адвокатского сообщества, так и остальных представителей юридической профессии. Так, основной задачей разрабатываемой в настоящее время Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи является объединение всех участников в одно сообщество, подчиненное общим правовым и этическим правилам. Оно должно объединить лучшие стандарты как современной адвокатуры, так и юридического консалтинга. Это приведет к созданию адвокатской монополии с определенными исключениями, которые позволят максимально эффективно внедрить новые правила юридической деятельности, целью которых будет повышение качества услуг.