Рейтинг@Mail.ru
home

19.04.2017

Всемирный Интернет-стандарт

Российские чиновники предложили принять Конвенцию ООН о безопасности функционирования и развития сети Интернет. Провозглашая право на свободу слова и анонимность в сети, Минкомсвязи настаивает на «национальном суверенитете» – неограниченной возможности на своей территории блокировать любые сайты, в том числе зарубежные.

19.04.17. АПИ — Основная декларируемая цель подготовленной связным ведомством концепции – установление режима равноправного международного сотрудничества в управлении сетью Интернет. Но не исключено, что такая политика приведет к выделению национальных сетей, каждая из которых будет работать по своим правилам.

Анархия – мать порядка?

Исторически Интернет развивался на основе саморегулирования. Например, управлением корневой зоной доменных имен и распределением IP-адресов занимается американская частная некоммерческая корпорация ICANN (Internet Corporation for Assigned Names and Numbers). 

Поэтому в настоящее время управление сетью не определено практически ни одним обязательным международным документом. Хотя еще в 2005 году участники Всемирной встречи на высшем уровне по вопросам информационного общества подписали так называемую Тунисскую программу, которая впервые делегировала властям право вмешиваться в функционирование «Всемирной паутины»: «Политические полномочия по решению вопросов государственной политики, связанных с Интернетом, являются суверенным правом государств. Они обладают правами и обязанностями в отношении международных вопросов государственной политики, связанных с Интернетом».

Но ООН в 2011 году исключила неограниченные полномочия национальных властей, приравняв доступ к Интернету к базовым правам человека. В специальной резолюции кому бы то ни было (в том числе и государствам) запрещалось ограничивать такой доступ. Кроме того, в 2015 году по инициативе международных правозащитных организаций ряд участников рынка одобрил «Манильские принципы» – основные условия вмешательства государства в «виртуальный мир». В частности, предлагалось исключить внесудебное удаление или блокировку материалов, любые ограничения должны были строиться на принципах необходимости, соразмерности, прозрачности и подотчетности, а правовые процедуры – быть ясными и однозначными. Также указывалось на необходимость защиты «информационных посредников (владельцев социальных сетей, форумов и тому подобного) от ответственности за контент от третьих лиц.

Феодальное раздробление

Предложенная российскими чиновниками концепция единого документа ООН содержит ряд достаточно либеральных деклараций. В частности, подтверждается свобода слова, мнения и информации – возможность «искать, получать и распространять всякого рода информацию и идеи независимо от государственных границ». Также подтверждается право на анонимность в Интернете. «Доступ к сети Интернет не может использоваться государствами в качестве инструмента влияния на другие государства. Государства воздерживаются от действий, направленных на ограничение функционирования и (или) доступа к сети Интернет на территории других государств», – отмечается в документе.

Вместе с тем в Министерстве связи и массовых коммуникаций РФ не намерены отказываться от контроля «Всемирной паутины». Предполагается, что Конвенция ООН подтвердит «национальный суверенитет» – право каждой страны самостоятельно обеспечивать «управление, стратегическую устойчивость и защиту национального сегмента сети». Более того, Россия намерена лишить американские организации особых прав на управление сетью через управление DNS и распределение IP-адресов, равноправно распределив эти функции между всеми государствами и иными субъектами международного права.

Янки, go home?

Отчасти попытка российских чиновников «узаконить» управление Интернетом на международном уровне имеет политическую подоплеку. Ряд деятелей не исключают, что власти США через находящуюся в их юрисдикции ICANN «отключат» нашу страну от Интернета. Именно такой опасностью депутат Госдумы Вадим Деньгин еще в 2014 году объяснил необходимость скорейшей локализации персональных данных россиян – переноса соответствующих баз данных на отечественные сервера.

С другой стороны, именно чиновники Минкомсвязи, надзорных органов и депутаты Госдумы уже неоднократно и самым грубым образом ограничивали работу «Всемирной паутины». Так, на основании того же закона о локализации Роскомнадзор заблокировал доступ к находящейся за границей социальной сети LinkedIn. Подчинить российскому праву уполномоченные органы пытаются и иностранных блогеров.

В нарушение «Манильских принципов» отечественное законодательство допускает внесудебную блокировку сайтов. Более того, в «черный список» иногда включаются IP-адреса серверов, на которых находятся несколько не связанных между собой и принадлежащих разным владельцам сайтов, в том числе не содержащих никакой противоправной информации. Специальные меры предпринимаются надзорными органами и по контролю за доступом в Интернет: владельцев точек Wi-Fi обязывают идентифицировать (собирать паспортные данные) всех пользователей, штрафы налагаются за анонимную продажу SIM-карт и так далее.

Хотя еще более жесткие ограничения установлены в Китае, который является политическим партнером нашей страны и одним из постоянных членов Совета безопасности ООН. Проект «Золотой щит» (именуемый часто «великий китайский файрвол») предусматривает блокировку «нежелательных» иностранных сайтов, фильтрацию контента по ключевым словам, а также цензуру заимствуемых из зарубежных источников новостей.

Мнения

 

Саркис Дарбинян, ведущий юрист проекта «РосКомСвобода», руководитель Центра защиты цифровых прав

Сама по себе конвенция ООН очень прогрессивная. В ней несколько раз подчеркивается значимость прав человека, в том числе права на анонимность в цифровую эпоху. И в 2016 году ООН фактически признала право на анонимность и шифрование как фундаментальные права человека в онлайне. 

Однако, к сожалению, в России очевиден совершенно другой тренд. Принятый «пакет Яровой», уголовное преследование пользователей за выходные узлы TOR, блокировка VPN-сервисов и анонимайзеров, многочисленные запрещающие поправки к закону об информации и недавно предлагаемый «пакет Милонова» явно свидетельствуют о желании покончить с анонимным Интернетом в России и намерении жестко регулировать деятельность глобальных IT-компаний. 

Очевидный раскол мирового сообщества произошел еще в 2012 году на Международном союзе электросвязи в Дубаи. Россия, Китай и ряд арабских стран объявили о курсе на цифровую суверенизацию. И за пять лет мы видим, как Россия перешла от слов к делу, навязывая не только отечественной отрасли, но и мировым игрокам новые и не всегда прозрачные и поддающиеся объяснению правила взаимодействия субъектов в сети. 

Предложенная концепция допускает надзор за социальными сетями, причем он может осуществляться не только на национальном уровне. Кроме того, мы можем сколько угодно говорить о приоритете международных норм над национальными, но в правоприменении все происходит иначе – подзаконные акты становятся руководством к действию. 

Андрей Рябых, руководитель компании WebMaster SPb

В целом проект интересный. Но сомневаюсь, что его примут. Например, Минкомсвязи предлагает «равное распределение полномочий» по контролю над системами управления сетью. С трудом представляю, чтобы власти США допустили Россию или иную страну к контролю на зоной DNS. Также практика свидетельствует, что нередко власти разных государств в политических целях сами допускают противоправное вмешательство в работу сети (в том числе используют хакеров и кибервойска).