Рейтинг@Mail.ru
home

24.04.2017

Бесплатный адвокат – хороший адвокат

Даже бесплатный для обвиняемого в преступлении защитник должен качественно выполнять свою работу. Всероссийский съезд адвокатов определил обязательные для своих членов стандарты работы в интересах клиентов. Также адвокатам по существу запретили критиковать свое сообщество.

24.04.17. АПИ — Формально деятельность адвокатов не является предпринимательской, а оказываемая правовая помощь – услугой. Даже когда клиент оплачивает работу юриста, он не является потребителем, а обязанности исполнителя в лучшем случае сформулированы крайне обтекаемо.

Опасная «халява»

По закону любой подозреваемый или обвиняемый по уголовным делам, а в ряде случаев также участники гражданских споров и подозреваемые в административных проступках, вправе получить квалифицированную юридическую помощь бесплатно. По требованию гражданина дознаватель, следователь или суд запрашивает адвоката (так называемого защитника «по назначению»). В таких случаях чаще всего находящийся под стражей гражданин не может выбирать конкретного юриста, но вправе отказаться от его помощи. Более того, назначенный адвокат не должен конкурировать с коллегой, с которым клиент заключил соответствующее соглашение.

Работа «бесплатного» адвоката оплачивается из федерального бюджета. Правда, установленные Правительством России расценки оставляют желать лучшего – в зависимости от сложности дела от 550 до 1200 рублей в день, что при полной занятости позволяет квалифицированному юристу заработать до 40 тысяч рублей в месяц. Труд в ночное время или в нерабочие дни оплачивается в двойном размере. Ставки не повышались с 2008 года и в связи с дефицитом федеральной казны их индексация заморожена. Тогда как работа, например, переводчика в судебном процессе оплачивается по ставке 700 рублей в час (в пять раз больше, чем работа юриста). А первый вице-президент Федеральной адвокатской палаты (ФПА) Евгений Семеняко приводит в пример Финляндию, в которой так называемый государственный защитник получает 110 евро в час (в 40 раз больше российского коллеги). Более того, даже этот низкий гонорар не всегда выплачивается: задолженность федерального бюджета перед защитниками на конец 2016 года превышала миллиард рублей.

Попытки юридического сообщества добиться повышения ставок пока не увенчались успехом. Рассматривая одну из жалоб, Конституционный суд России указал на особую роль адвокатов, на которых «возложена публичная обязанность обеспечивать защиту прав и свобод человека и гражданина»: «Они осуществляют деятельность, имеющую публично-правовой характер, реализуя тем самым гарантии права каждого на получение квалифицированной юридической помощи... Исходя из характера деятельности, к адвокатам не применяются гарантии, предусмотренные трудовым законодательством, в том числе гарантии по оплате труда», – заключил Конституционный суд России.

Тогда как адвокаты вынуждены тратить порой десятки часов на простаивание очередей в СИЗО для встречи с подзащитными (АПИ писало о такой проблеме – Долгожданная защита). В ФПА не отрицают, что далеко не всегда их члены добросовестно выполняют свой долг. Хотя нередко в нарушениях «обвиняются» добросовестно работающие адвокаты. Например, осужденный за многочисленные преступления (в том числе убийство) Дмитрий Шолохов в суде отказался от услуг адвоката К. из-за якобы несогласия с его позицией, но служители Фемиды отклонили его ходатайство. Поскольку сам гражданин не стал участвовать в прениях и не высказал защитнику свое мнение, адвокат вынужден был также отказаться от выступления. Такое поведение Верховный суд России расценил как нарушение юристом своих обязанностей и вынес в адрес Адвокатской палаты Москвы частное определение. «Отказ адвокатов от защиты осужденного послужил основанием для отложения судебного заседания, что привело к необоснованной по делу волоките. Суд надзорной инстанции дважды вынужден был принимать меры по обеспечению осужденного другим защитником в целях реализации его конституционного права на защиту», – заключил суд, требуя от сообщества принять меры против своих членов.

Минимальная защита

Стандарт, одобренный на Всероссийском съезде адвокатов 20 апреля, определяет минимальные требования к работе защитника по уголовному делу. Так, уже на первом свидании назначенный адвокат обязан разъяснить подследственному право на выбор другого представителя (правда, уже платного), выяснить обстоятельства задержания, проведения допросов или применение незаконных следственных действий или оперативно-розыскных мероприятий. Также необходимо оценить отношение клиента к обвинению и предостеречь от скоропалительного решения признать свою вину (убедиться в его добровольности, исключив самооговор и разъяснив правовые последствия такого заявления). В любой ситуации адвокат должен согласовать с подзащитным позицию по делу, исходя из презумпции его невиновности.

Новые требования профессионального сообщества запрещают адвокату уклоняться от принятой защиты – он должен участвовать в уголовном деле до полного исполнения своих обязательств. В том числе во всех следственных и иных процессуальных действиях, судебных заседаниях и так далее, не вправе отказываться от участия в судебных прениях, а при наличии оснований – обязан обжаловать обвинительный приговор в апелляционном порядке. Отказ от защиты допускается только в предусмотренных законодательством или самой ФПА случаях. Решение спорных вопросов делегируется Комиссии по этике и стандартам, разъяснения которой утверждаются Советом ФПА и являются обязательными для всех ее членов.

Честь мундира

Одновременно адвокатам запретили критиковать свое сообщество. Внесенные в Кодекс профессиональной этики поправки обязывают защитников избегать «всего, что могло бы нанести ущерб авторитету адвокатуры или подорвать доверие к ней». Причем такие ограничения касаются в том числе поведения юристов вне профессиональной деятельности, если принадлежность к адвокатуре «очевидна или это следует из его поведения».

В действующей редакции главный «нравственный» документ требовал от членов сообщества не допускать опорочения «чести и достоинства адвоката или нанесения ущерба авторитету адвокатуры» при осуществлении иной деятельности, а также запрещал «употреблять выражения, умаляющие честь, достоинство или деловую репутацию другого адвоката». 

По мнению большинства экспертов, решение об ужесточении связано с конфликтом вокруг адвоката Игоря Трунова. Больше года назад он публично заявил о коррупции в адвокатуре, незаконном, по его мнению, продлении полномочий руководителей региональных палат и многих иных негативных явлениях. Сообщество не стало подавать иск о защите деловой репутации, а просто исключило «клеветника» из своих рядов. Игорь Трунов оспорил такое решение и добился восстановления в адвокатуре. Служители Фемиды напомнили адвокатуре о верховенстве свободы слова: «Высказывания и публикации истца, являвшиеся предметом оценки в ходе дисциплинарного производства, полностью соответствуют выработанным Европейским судом по правам человека широким стандартам для обсуждения в публичной обстановке общественно значимых вопросов, которые предусматривают возможность ведения дебатов в эпатажном стиле с использованием преувеличений, не выходящих за рамки публичной дозволенности в демократическом обществе», – заключил Московский городской суд, подтверждая незаконность решения о прекращении статуса адвоката Игоря Трунова. 

Внесенные в Кодекс профессиональной этики поправки в перспективе упростят применение санкций против «инакомыслящих». Отрицая намерение «контролировать убеждения и взгляды адвокатов», руководство ФПА утверждает, что «такое право не предполагает вынесения этих вопросов на публичное обсуждение путем скандала, путем распространения вымышленных или предосудительных фактов, роняющих достоинство звания адвоката в глазах общества... Посягательство на честь и доброе имя членов адвокатского сословия, как и самой адвокатуры в целом, представляется неуместным и недопустимым. Возможность оценки подобной деятельности со стороны дисциплинарных органов сообщества не стесняет свободу слова, которая сама по себе не является безграничной», – отмечается в специальном заявлении совета ФПА.

Справка

В 2016 году квалификационные комиссии рассмотрели 5,2 тысячи «обвинений» (дисциплинарных производств) в отношении адвокатов, в 3,2 тысячах случаях были подтверждены нарушения норм законодательства или Кодекса профессиональной этики. За неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей перед доверителем 74 адвоката были лишены статуса. Еще 72 адвоката потеряли его из-за нарушения норм этики, 276 – за неисполнение решений органов сообщества.

Мнения

 

Александр Орлов, ответственный секретарь Комиссии по этике и стандартам Федеральной палаты адвокатов

Стандарт является первым утвержденным и обязательным для исполнения всеми членами адвокатского сообщества. Он призван сформировать единые требования к осуществлению защиты по уголовным делам. И адвокат, и его доверитель должны максимально четко представлять, какая именно юридическая помощь должна быть оказана и в каком объеме. 

Основная проблема, на решение которой направлен стандарт, – это повышение качества защиты по назначению органов дознания, следствия или суда. К сожалению, в дисциплинарной практике адвокатских палат встречается множество случаев некачественной защиты, когда адвокаты не выполняют всех возложенных на них уголовно-процессуальным законодательством обязанностей. Но для правильной и своевременной оценки действий адвокатов дисциплинарным органам также необходим шаблон, по которому можно было бы судить о проведенной их коллегой защите.

Стандарт содержит лишь минимальный объем такой помощи, каждый адвокат самостоятельно определяет достаточность совершения им тех или иных действий. Условно его можно представить в виде шпаргалки для адвоката – что и в каком порядке ему необходимо предпринимать для работы по уголовному делу.