Рейтинг@Mail.ru
home

24.05.2017

«Невостребованные» мигранты

Иностранцы и лица без гражданства (апатриды) вправе обжаловать бессрочное содержание в специальных учреждениях для выдворяемых. К такому выводу пришел Конституционный суд России. Принятое решение должно предупредить злоупотребления со стороны как мигрантов, так и надзорных органов.

24.05.17. АПИ — Действующее законодательство допускает принятие уполномоченным органом решения о нежелательности пребывания в России иностранного гражданина или лица без гражданства. Кроме того, за нарушение миграционных правил или незаконную трудовую деятельность такие мигранты могут в административном порядке выдворяться из страны. В ряде случаев чиновники и судьи разрешают самостоятельный выезд нарушителя, в иных – до фактически принудительной высылки их помещают в специальное учреждение МВД России (по существу тюремного типа).

Гражданин мира

Жалобу в Конституционный суд России подал уроженец Грузии Ноэ Мсхиладзе, шесть раз судимый за совершение в России преступлений, в том числе связанных с незаконным оборотом наркотиков. В 2014 году Министерство юстиции России, считая осужденного гражданином Грузии, приняло решение о нежелательности его пребывания. Однако депортация оказалась невозможной – консульство Грузии сообщило об отсутствии у Ноэ Мсхиладзе гражданства. После очередного правонарушения апатрид был вновь помещен в специальное учреждение. Несмотря на бесперспективность исполнения решения о выдворении такого лица, служители Фемиды отказались выпускать Ноэ Мсхиладзе из-под стражи, так как законодательство не предусматривает прекращение административного дела по таким причинам. Сейчас апатрид уже два с половиной года находится в центре содержания иностранных граждан и выйдет оттуда не раньше 2018 года.

Адвокаты Ноэ Мсхиладзе заявили о нарушении конституционных прав мигрантов, так как действующее законодательство допускает фактически бесконечное содержание лиц без гражданства и иностранцев под стражей. По мнению заявителя, вынося решение о принудительном выдворении и помещении мигранта в специальное учреждение, суды должны указывать и мотивировать максимальные сроки такого «заключения». Ситуация усугубляется отсутствием в центрах временного содержания условий для длительного пребывания выдворяемых. В частности, Ноэ Мсхиладзе проживает в закрытой камере, без стола и с прогулками три раза в неделю. Кроме того, сразу после освобождения не имеющий права находиться в России апатрид снова может быть задержан и еще на два года помещен под стражу. Конца этому циклическому процессу действующее законодательство не предусматривает.

Государственные органы неоднозначно оценили ситуацию. Так, представитель Госдумы Татьяна Косаева напомнила об обязанностях правонарушителя покинуть страну, а освобождение его из специального учреждения, по ее мнению, приведет к неисполняемости судебных решений и позволит нелегальному мигранту остаться в России. А вот глава Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству Андрей Клишас поддержал доводы заявителя и признал нарушение его прав. По мнению сенатора, если ни одна страна не готова принять иностранца, он будет бесконечно содержаться в специальном учреждении, то есть такое заключение превратится в не предусмотренную законом меру наказания. Полномочный представитель Президента России Михаил Кротов заявил, что исполнительное производство в отношении Ноэ Мсхиладзе после выяснения факта отсутствия у него грузинского гражданства должно быть прекращено, а потому законность содержания заявителя в спецучреждении «вызывает серьезное сомнение». Вместе с тем он указал на нежелание самого апатрида решить свою проблему: «Что должно делать государство? Признать его своим гражданином? Выдавать паспорт и вид на жительство? Не надо его принудительно держать, но невозможность выдворения не должна приводить к легализации такого лица в России», – заявил Михаил Кротов, подтверждая необходимость законодательного урегулирования проблемы. 

По словам заместителя начальника Управления организации исполнительного производства Федеральной службы судебных приставов Дмитрия Желудкова, сами иностранцы часто намеренно препятствуют выдворению, в том числе представляют заведомо ложные персональные данные и уничтожают собственные документы даже на борту самолета. «Нет такого человека – нет выдворения. Единственный случай, когда невозможно выдворение, – нахождение лица под судом. Любой иностранный гражданин или апатрид вправе выбрать страну и выехать в нее», – пояснил Дмитрий Желудков. А советник Министерства юстиции России Мария Мельникова напомнила, что наличие судимости исключает получение разрешения на временное проживание и, соответственно, легализацию Ноэ Мсхиладзе в нашей стране. 

Судитесь и отпустят

Конституционный суд России пришел к выводу, что ограничение права на свободу и личную неприкосновенность на неопределенный срок не согласуется с конституционными гарантиями. Тогда как действующее отечественное законодательство не предписывает судье по делам о выдворении устанавливать конкретный срок содержания лиц без гражданства в специальных учреждениях. Более того, законом не предусмотрен судебный контроль за законностью и обоснованностью такого содержания, даже «если выдворение сталкивается со значительными трудностями».

Однако суд признал право находящихся в специальных учреждениях лиц обращаться с жалобами в суды, тогда как само де-факто бесконечное содержание не признано неконституционным. Законодателю лишь рекомендовано установить специальный статус для апатридов, которых не готовы принять другие страны. В частности, в случае освобождения таких лиц из-под стражи необходимо продумать меры надзора за ними и так далее.

Хотя вопрос бессрочного содержания «граждан мира» рассматривался Конституционным судом России еще девятнадцать лет назад по жалобе Яхья Дашти Гафура. В 1998 году процедура выдворения регулировалась советским законодательством. Тогда служители Фемиды указали на недопустимость задержания апатрида на неопределенный срок, даже если «решение вопроса о выдворении лица без гражданства может затянуться в силу того, что ни одно государство не соглашается принять выдворяемое лицо. В противном случае задержание как необходимая мера по обеспечению выполнения решения о выдворении превращалось бы в самостоятельный вид наказания, не предусмотренный законодательством и противоречащий указанным нормам Конституции России», – отмечается в постановлении суда.

Более того, судебная практика подтверждает, что со ссылкой на это постановление и международные соглашения нашей страны «невостребованные» иностранцы отпускаются из центров временного содержания. Например, 28 марта председатель Липецкого областного суда Иван Марков освободил пробывшее в «заключении» более года лицо, именующее себя гражданином Киргизии Биримкуловым. Хотя власти этой страны отрицали наличие такого гражданина и отказали в оформлении свидетельства на возвращение. Рассмотрев жалобу казахстанца Зоммерфельда, заместитель председателя Тамбовского областного суда Любовь Коропенко ограничила срок его содержания в специальном учреждении четырьмя месяцами, а Забайкальский краевой суд обязал выдворить или выпустить уроженца Таджикистана Тагоймуродова в течение двух месяцев. 

Эксперты не исключают, что сокращение срока содержания «граждан мира» может привести к злоупотреблениям. Нередко так называемые гастарбайтеры намеренно теряют или скрывают паспорта и называют вымышленные имена. В итоге полиция не в силах их идентифицировать, вынуждена содержать в специальных учреждениях, а потом отпускать на территорию России.

Справка

В минувшем году суды вынесли решения об административном выдворении 142,5 тысячи иностранцев за совершенные правонарушения. По данным Федеральной службы судебных приставов, в специальные учреждения поступило 33,7 тысячи мигрантов, расходы бюджета на приобретение им проездных документов оцениваются в 337 млн рублей.

За 2014-2017 годы Минюст принял почти 30 тысяч решений о нежелательности пребывания иностранцев и апатридов в России, около ста из них суды признали недействительными.

Мнения

 

Ольга Цейтлина, адвокат

Нарушения прав выдворяемых носят системный характер. Те, кого невозможно выдворить, остаются в заключении годами. При этом не принимаются во внимание ни получение статуса беженца или временного убежища, ни связи со странами, ни опасности в стране исхода, ни исключающие содержание под стражей болезни, ни иные гуманные причины.

Постановление Конституционного суда России затронет не только апатридов, но и многих иностранцев. Многие из них не могут вернуться на родину. Например, консульские учреждения Украины отказываются оформить временные разрешения на возвращение своим гражданам, проживающим на территории Донецкой и Луганской областей. В итоге они два года содержатся в центре для выдворения. В таком же положении находятся беженцы из Сирии. Это дело не про Мсхиладзе, а про свободу иностранцев и лиц без гражданства.

Поэтому нужен строгий судебный контроль – право на обращение в суд, в том числе с целью отмены меры обеспечения и замены ее на более мягкую.

Более того, еще до внесения изменений в законодательство Конституционный суд России обязал предоставить всем помещенным в центрах временного содержания право максимум по истечении трех месяцев на обращение в суд с заявлением о проверке законности их заточения в случае отсутствии реальной возможности их выдворения. Это постановление касается нескольких десятков, а то и сотен тысяч людей, томящихся в ожидании выдворения.