Рейтинг@Mail.ru
home

05.06.2017

Размножение бизнеса

Участие малых компаний в деятельности корпораций, работа в рамках групп и даже торговля в крупных центрах могут обернуться санкциями со стороны налоговых органов. Практически в любом таком сотрудничестве «мытари» нередко видят попытку уклониться от уплаты налогов. Суды далеко не всегда защищают предпринимателей от подобных претензий.

05.06.17. АПИ — Законодательство предоставляет малому бизнесу различные льготы и преференции по налогам, участию в государственных закупках, защиту от плановых проверок и многие другие. Это стимулирует владельцев крупных организаций «дробить бизнес» – передавать деятельность нескольким юридическим лицам или индивидуальным предпринимателям либо использовать их как посредников для «отмывания» прибыли.

Фиктивное уменьшение

Разделение позволяет применять ориентированные на «малышей» специальные налоговые режимы, в том числе упрощенный, уплачивать единый налог на вмененный доход (ЕНВД) или приобретать патент. Два последних предусматривают фиксированные отчисления в бюджет независимо от фактического дохода.

Так, сахалинский индивидуальный предприниматель Тян Ки Чель сдал в аренду собственный магазин «Фортуна» учрежденному им же самим ООО «Стимул» и своему сыну – предпринимателю Тян Андрею Кичельевичу. В результате площадь каждой доли торгового зала не превышала необходимого для применения ЕНВД лимита. Причем арендованные площади конструктивно не были обособлены друг от друга, действовали как единый объект торговли с общей организационной структурой (единые трудовые ресурсы, единый товарооборот и общие денежные расчеты). В фискальном ведомстве расценили такие действия как злоупотребление правом и доначислили владельцу магазина налоги по общей системе (в том числе НДС, НДФЛ, а также штрафы и пени – в сумме более 68 млн рублей). Арбитражный суд признал доводы налоговиков обоснованными, так как деятельность предпринимателя, осуществляемая с использованием объекта стационарной торговой сети, с учетом его реальной общей площади не подпадала под систему налогообложения в виде ЕНВД.

Такое же решение было принято в отношении архангельского ООО «Оптторг» – собственника многофункционального торгового комплекса «Плаза». Почти всю его площадь компания передала в аренду предпринимателю Оксане Балакиной, которая, применяя упрощенную систему налогообложения, сдавала отдельные помещения в субаренду самим торговым организациям. По мнению налоговиков, она «была формальным звеном в так называемой «схеме дробления бизнеса», с помощью которого компания выводила доходы от налогообложения налогом на прибыль и НДС». Подтверждением взаимосвязей компании и предпринимателя стало использование ими одного номера контактного телефона и единого IP-адреса для работы в системе интернет-банкинга. Более того, управляющая торговым центром компания была формально переведена в подчинение предпринимателя, а субарендаторы вели все переговоры исключительно с компанией.

Для снижения налогов ООО «Марьяж и К» перечисляло 99 процентов дохода его совладельцу – зарегистрированному как индивидуальному предпринимателю Николаю Аринохину, который якобы выполнял ремонт и техобслуживание принадлежащих организации грузовых машин и спецтехники. В дальнейшем эти средства по чекам снимались наличными сотрудниками компании. Подтверждая правомерность выводов налоговиков, суд указал, что предприниматель не имел ни штата, ни иных ресурсов для выполнения спорных работ, тогда как предприятие обладало ремонтной базой, в штате трудился механик, заключились договора и с подрядчиками.

Цель оправдывает средства

В то же время в большинстве случаев даже явное раздробление бизнеса признается судами законным и имеющим добросовестные деловые цели. Например, владельцы ООО «Торговый Дом «Арома» – оператора петербургской сети винных супермаркетов «Ароматный мир», выделили, а потом создали несколько компаний – ООО «АМ-1 СПб», ООО «АМ-2 СПб» и так далее. Эти организации имели счета в одних банках, общих учредителей и единые органы управления. «Мытари» утверждали, что разделение на отдельные юридические лица носило формальный характер, не имело реальной деловой цели и проводилось исключительно с целью применения специальных налоговых режимов. Но служители Фемиды «критически оценили выводы налогового органа об отношении рассматриваемых организаций к «схеме дробления бизнеса». Ведь учредители вправе самостоятельно выбирать форму ведения предпринимательской деятельности (одним или несколькими субъектами), а также определять особенности управления организацией. «Закон также не ограничивает количество создаваемых юридических лиц с одинаковым составом учредителей и распределением долей между ними, а также количество юридических лиц, в которых одно и то же физическое лицо может быть трудоустроено, в том числе на должности единоличного исполнительного органа», – заключил арбитраж.

Не обнаружил суд нарушений и в деятельности пяти костромских предпринимателей, которые, будучи одновременно сотрудниками ООО «Аквамарин», формально перепродавали выпущенные ими ювелирные изделия. Налоговики утверждали, что на самом деле такие посредники не участвовали в поисках покупателей и заключении договоров с ними, а отправка производилась самой компанией. Все предприниматели одновременно открыли счета в одном и том же банке, операции от их имени проводил один бухгалтер, для связи указывались телефон и адрес компании. Арбитражный суд Костромской области внимательно исследовал все эти обстоятельства (решение заняло 54 страницы) и пришел к выводу, что каждый налогоплательщик, осуществляя предпринимательскую деятельность самостоятельно, на свой риск, вправе, исходя из поставленных целей, единолично оценивать ее эффективность и целесообразность. «Право выбора контрагента является исключительной компетенцией самого хозяйствующего субъекта. Отсутствие наемных работников у предпринимателей, а также осуществление предпринимательской деятельности одновременно с трудовой на предприятии либо в свободное время, также правового значения не имеет, поскольку законодательных запретов либо ограничений для этого не существует», – констатировал судья Денис Мосунов.

Опасные друзья

По мнению экспертов, в том числе участвующих в дискуссии по этой теме в рамках Петербургского международного юридического форума, легитимное разделение бизнеса должно иметь четкие, обоснованные и добросовестные экономические цели. Причем для предупреждения споров желательно отразить их в концептуальных документах, а также сделать систему взаимоотношений максимально прозрачной. «Дробление не хорошо и не плохо. Если цель не содержит состава административного правонарушения или преступления – ничего дурного нет. Но часто ради желания немного сэкономить за счет применения специальных налоговых режимов дробление делается очень топорно, в результате и наступает ответственность», – убежден директор по правовым вопросам компании РТИТС Михаил Попов.

Против дробления выступают как надзорные органы, так и представители ряда крупных компаний. Они указывают на риски работы с такими «осколками». Например, большинство малых компаний и индивидуальных предпринимателей защищены от плановых контрольных мероприятий (в том числе вправе воспользоваться так называемыми «проверочными каникулами»), что может привести к рискам для потребителей. Часто принудительное переоформление сотрудников в формально новые организации также оборачивается нарушением их прав. «Раздробление» используется и для получения преференций малого бизнеса в сфере закупок для государственных и муниципальных нужд. Кроме того, Банк России опасается, что крупные предприятия могут распределить накопленные на счетах в оказавшихся в тяжелом положении кредитных организациях между, возможно, десятками де-факто подставных фирм – по этой причине регулятор пока пытается приостановить введение механизма страхования счетов малых компаний (АПИ писало об этом – Расчетные счета малого бизнеса застрахуют).

Мнения

 

Антон Иванов, экс-председатель Высшего арбитражного суда России

Раньше дробление было искусственным и использовалось исключительно для снижения налогов за счет использования специальных режимов. Сейчас оно остановилось, так как потеряло смысл – зачем «разбрасываться» между аутсорсингом, если все равно доначислят налоги основной компании?

Но наработанные правовые позиции стали использоваться и в других случаях. В том числе когда «дробление» проводилось с целью решения специфических бизнес-задач. Ведь чаще всего несколько хозяев имеет несколько бизнесов. Например, с одним партнером предприниматель занимается деятельностью в сфере IT, с другим – торгует резиновыми изделиями. Такое «дробление» имеет экономические цели, и применять к ним доктрины против искусственного дробления, на мой взгляд, неправильно. 

Такое отношение привело к ущемлению интересов предпринимателей и стало мешать развитию. В результате они находятся перед дилеммой: либо удовлетворяют стратегические бизнес-потребности и получают дополнительные налоговые риски, либо устраняют такие риски и оказываются не в состоянии правильно структурировать отношения. Это снижает стимул заниматься бизнесом. А ведь в нашей стране люди не стоят в очереди для регистрации в качестве предпринимателя.

Андрей Павлов, президент Zenden Group

В России увеличивается количество компаний малого бизнеса, тогда как экономика стоит на месте. Но ведь такого не бывает. Это и есть дробление. Например, в Москве индивидуальным предпринимателям разрешили применять патенты. В итоге началось дробление торговых центров – выделяются магазины площадью в несколько кв. метров, а сотрудникам предлагается зарегистрироваться как индивидуальным предпринимателям. Поэтому я выступаю за отмену специальных режимов во многих секторах, в том числе ЕНВД и патентов.

Кроме того, десятки тысяч магазинов продают контрафактные товары, но статус малого бизнеса позволяет им избегать проверок. Хотя на самом деле это раздробленные торговые сети. Поэтому мы ждем, когда же примут запрещающий дробление закон. Дробить надо камни в почках, а не бизнес.